Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политковская – журналист эпохи возрождения


Анна Политковская в студии Радио Свобода 26 июля 2006 года

Анна Политковская в студии Радио Свобода 26 июля 2006 года

30 августа Анне Политковской сегодня исполнилось бы 55 лет. 7 октября 2006 года журналистка была убита в подъезде дома, где жила, на Лесной улице в Москве. Сейчас в Москве идет судебный процесс. Дело об убийстве Анны Политковской рассматривают присяжные.

Появившаяся в "Новой газете" после гибели Анны Политковской редакционная статья заканчивалась словами: "Пока есть "Новая газета", ее убийцы не будут спать спокойно". Коллеги слово свое сдержали и не прекращают собственное расследование гибели Анны Политковской.

Мемориальная доска на доме, где была убита Анна Политковская

Мемориальная доска на доме, где была убита Анна Политковская

За прошедшие четыре с половиной года – уже вторая попытка осудить непосредственных исполнителей убийства, которое считается заказным и связанным с журналистской и правозащитной деятельностью Политковской. В феврале 2009 года присяжные единогласно оправдали двоих обвиняемых – братьев Махмудовых, Ибрагима и Джабраила.

Сейчас на скамье подсудимых пять человек: те же два брата Махмудовы и третий – Рустам, их дядя Лом-Али Гайтукаев, а также бывший оперативник ГУВД Москвы Сергей Хаджикурбанов. Еще один фигурант этого дела – бывший милиционер Дмитрий Павлюченков, который, как полагает следствие, организовал слежку за Политковской, в декабре прошлого года был приговорен к 11 годам колонии. По словам главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, журналисты и следователи сделали все, чтобы найти виновных в преступлении:

– Мы выполнили свое обещание. Мы очень серьезно готовились к первому процессу по делу Политковской, когда присяжные признали обвиняемых невиновными. Перед вторым процессом мы снова очень долго работали вместе со Следственным комитетом, бригадой Петроса Гарибяна. Мне кажется, и следствие, и сотрудники газеты сумели добыть очень трудным путем, сложной работой важные и серьезные факты, которые позволили нам назвать имена организаторов и исполнителей этого убийства.

Дети Политковской снова участвуют в процессе

Вера и Илья Политковские

Вера и Илья Политковские

Дети Анны Политковской Вера и Илья, которые являются потерпевшей стороной, сначала отказались участвовать в нынешнем процессе, поскольку коллегия присяжных была отобрана в их отсутствие. Хотя, по словам Ильи Политковского, он и его сестра внимательно следили за тем, что происходило в Мосгорсуде. 15 августа дети убитой журналистки решили вернуться в процесс и планируют посещать заседания. Как объяснил в интервью Радио Свобода главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов, это непростое решение было принято после обращения правозащитников:

– Многие хорошие влиятельные люди нашей страны, которых очень уважала Аня: представители ПЕН-Центра Людмила Улицкая и Андрей Битов, глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов, Центр "Мемориал" в лице Александра Черкасова, обратились к Вере и Илье Политковским с просьбой вернуться в процесс. Мы не хотим оставлять присяжных наедине с теми, кого мы подозреваем в исполнении чудовищных пяти выстрелов. И Вера и Илья приняли очень тяжелое решение. Мало кто может понять, насколько это тяжело эмоционально. Они согласились вернуться в процесс, потому что их об этом просили адвокаты, их об этом просили моральные авторитеты нашей родины, об этом просила их редакция газеты.

Один из тех, кто обратился к Вере и Илье Политковским, – это президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов:

– Сторона защиты обвиняемых стала пользоваться отсутствием потерпевших, изображая эту историю как неважную для потерпевших, а их самих как не имеющих претензий к их подзащитным. А поскольку речь идет все-таки о присяжных, то это могло убедить присяжных в том, что действительно дело не стоит выеденного яйца, и, как говорится, надо их оправдать, так же как их оправдали первый раз. Этого просто нельзя было допустить, и поэтому мне представлялось важным, чтобы дети Анны Политковской, которые и есть главные потерпевшие, были на процессе представлены, по крайней мере, их адвокатами.

Немного женственности в страшной реальности

Анна Политковская еще при жизни стала символом честной журналистики. Это признавали и в России, и в мире. Ей вручали международные премии, а обездоленные граждане обращались к Политковской в буквальном смысле в последней надежде найти справедливость. В последние годы темы ее статей были жесткими, но Политковская умела и для грубой реальности найти точную интонацию, добавив женский взгляд, именно этим ее журналистика была притягательна, считает Алексей Симонов:

...кроме четкого и жесткого мотива защиты прав людей в Чечне, семей убитых, раненых, похищенных, есть еще и накопленная с опытом и годами нежность, которая тоже работает в журналистике
– Аня – продукт периода, когда в журналистике господствовал принцип непримиримости к недостаткам, непримиримости к нашим ошибкам, непримиримости к прошлому, непримиримости к настоящему. Она выросла в этой странной атмосфере непримиримости. И ее журналистика очень этому соответствовала. Хотя образование и опыт у нее были замечательные, потому что она очень доказательно и убедительно свидетельствовала в пользу своей непримиримости. Ее аргументированность, ее желание добраться до деталей – все это очень сильно подняло авторитет того, что она писала. Сначала она писала о том, о чем писали тогда многие. Первая чеченская война была выиграна средствами массовой информации у власти вчистую. Аня по-настоящему вошла в эту тему позже, когда об этом стали писать уже редко. И даже когда она писала уже не о Чечне, то выяснялось, что мастерства у нее хватает написать об этом и трогательно, и щемяще. Эти немногие материалы – они сегодня просто на вес золота, потому что, кроме этого четкого и жесткого мотива защиты прав людей в Чечне, семей убитых, раненых, похищенных, есть еще и накопленная с опытом и годами нежность, которая тоже работает в журналистике. Благодаря этой объемности своего таланта, она, по-моему, и стала символом целой журналистской эпохи.

"Настоящая интеллигентка и человек эпохи возрождения" – так говорит об Анне Политковской главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов:

Аня смотрела злу прямо в глаза. И, может быть, поэтому выходила победительницей из тяжелейших ситуаций. И, может быть, поэтому оставалась живой там, где опустивший глаза не выжил бы. Для нас она и остается живой. Со смертью нашей Ани мы не смиримся никогда
– Она была потрясающе красивая женщина! Когда она была в плену, ее водили расстреливать. "Убьем тебя, пока стреляет установка "Град", – сказали ей. У нее там забрали все, а когда она сумела выбраться из плена, желанным подарком на Новый год был для нее набор хорошей косметики. Она великолепно выглядела, она была настоящей аристократкой. В 80-90-е годы для страны, у которой никогда не было эпохи возрождения, а все чаще и чаще наступала эпоха средневековья, вдруг в этих университетах, на этих факультетах начали рождаться прекрасные, великолепные, блистательные романы, как роман Ани Политковской и ее мужа, Саши Политковского. Когда вдруг молодые люди почувствовали, что они могут в стране, где не было эпохи возрождения, стать людьми эпохи возрождения. Аня Политковская воспитана на поэзии, на прекрасных языках, на том, что гуманизм – это когда ты защищаешь интересы человека, а не от человека государство. Аня Политковская несла в себе любовь родителей, любовь к детям, которым хотела оставить другую страну, и вот эту огромную ответственность за то, чтобы оказавшимся рядом с ней людям не было плохо, уверенность, что она должна вмешаться, если кому-то плохо. Это и был огромный талант Анны Политковской.

"Аня смотрела злу прямо в глаза. И, может быть, поэтому выходила победительницей из тяжелейших ситуаций. И, может быть, поэтому оставалась живой там, где опустивший глаза не выжил бы. Для нас она и остается живой. Со смертью нашей Ани мы не смиримся никогда" – это все из той же редакционной статьи в "Новой газете", появившейся после гибели Анны Политковской. Сегодня ей исполнилось бы 55.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG