Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии 22 сентября выборы в бундестаг, по итогам которых будет сформировано новое правительство страны. Главное, в чем соглашаются практически все эксперты: новое правительство вновь возглавит канцлер Ангела Меркель.

Канцлер Ангела Меркель и возглавляемый ее блок партий ХДС\ХСС лидируют во всех опросах, набирая 40 процентов голосов избирателей, а сама Меркель считается, с большим отрывом, популярнейшим политиком страны. Другие партии набирают, соответственно: "Свободные демократы" – 5 процентов, Левая партия – 8 процентов, зеленые – 10 процентов (и это худший их результат за многие годы, лучшим был 24 процента), и, наконец, социал-демократы – 28 процентов.

Дальше начинаются спекуляции, так как даже если "Свободные демократы", нынешний партнер по коалиции правящего блока ХДС\ХСС, и "вползут" в бундестаг, удержавшись на отметке проходного балла в 5 процентов, то вместе обе правительственные партии наберут 45 процентов, в то время как три партии оппозиции набирают, по этим же прогнозам, 46 процентов. И хотя как социал-демократы, так и зеленые пока категорически отвергают возможность сотрудничества с Левой партией, да и сама Левая партия заявляет, что даже не будет держать нейтралитет для поддержки возможного правительства меньшинства социал-демократов и зеленых, в правительственном лагере на финише используют гипотетический тройственный альянс оппозиции как пугало.

Говорит лидер свободных демократов, вице-канцлер Филипп Рёслер:

"Если у нашей коалиции не хватит голосов для формирования правительства, то тогда первой опцией будет не большая коалиция, а "красные-красные-зеленые". Это знает каждый, и решать это будет не нынешний кандидат в канцлеры от социал-демократов господин Штайнбрюк, а руководитель партии Зигмар Габриэль. И он будет иметь возможность найти приемлемое для себя решение. Или он предложит Меркель большую коалицию на своих условиях, что означало бы повышение налогов, рост государственных расходов, усиление государственного регулирования, или же он сможет (особенно про несговорчивости Меркель) сказать: "Я иду тогда на тройственную коалицию с левыми!" И это как раз то, чего мы более всего опасаемся. Ибо такой вариант был бы вреден для страны, и его следует предотвратить".

Большинство же экспертов вопреки мнению Рёслера уверено, что в случае непопадания в парламент свободных демократов, которых народная молва называет партией адвокатов и врачей, наиболее вероятна как раз так называемая большая коалиция из блока ХДС\ХСС, возглавляемого Меркель и социал-демократами. Канцлером в этом раскладе, несомненно, будет Меркель, и это будет третий срок ее правления. Такая же большая коалиция вполне успешно работала во время первого срока правления Меркель.
Тогда, кстати, нынешний кандидат социал-демократов на пост канцлера Пеер Штайнбрюк был в первом правительстве Меркель министром финансов и успешно с ней сотрудничал. Ныне же (или можно сказать пока) и Меркель делает все, чтобы показать, что она большой коалиции не хочет (хотя и не исключает). Характерный эпизод произошел во время единственной предвыборной дуэли Меркель и Штайнбрюка. Последний обвинил канцлера в оскорблении его партии, сославшись, что интересно, на высказывание Меркель из еще не вышедшего документального фильма:

"Имея дело с кризисом единой европейской валюты, социал-демократы были тотально ненадежны, все время предлагая еврооблигации, фонды по выплате долгов и общеевропейскую ответственность по этим вопросам. Ими были высказаны все возможные аргументы против нашей линии, а для меня важно, чтобы правительство дальше справлялось с этим кризисом, сохраняя единство мнений. Да, социал-демократы всегда голосовали в бундестаге за мои предложения, и именно поэтому они считали себя вправе искать уязвимые точки, и я считаю их по этой причине нестабильными партнерами в этом вопросе".

За фразу о тотальной ненадежности социал-демократов как Пеер Штайнбрюк, так и его партия потребовали от Меркель извинений. Но их не последовало. Все это было похоже на проявление того, что Меркель окончательно, так сказать, разлюбила социал-демократов, хотя она у них многому научилась и даже переняла (у зеленых, кстати, тоже) несколько программных пунктов.

Мнение о предстоящих выборах известного политолога Михаэля Шпренга:
"Когда нет крупных тем для политических споров и конфронтаций, когда канцлер вообще уходит от споров, отказывается от них, когда в предвыборной борьбе не возникает никаких искр, чреватых пожаром, то тогда специальные предвыборные телепередачи становятся только отражением уже прошедшей борьбы".

Михаэль Шпренг сказал еще об одной особенности Ангелы Меркель в предвыборной борьбе, о стиле ее публичных выступлений, как о сеансах гипноза с целью усыпить избирателей и отбить у них желание прийти к урнам, так и о возможной, связанной с этой особенностью Меркель опасности:
"Как избиратель, я нахожу эту тактику, конечно же, ужасной, но если бы я был советником Меркель, то отнесся бы с пониманием к тому, что она, работая на так называемую асимметричную демотивацию избирателей из лагеря политических противников (с целью вообще отвратить их от голосования, как от бессмысленного дела), добилась успеха в 2009 году, и использует тот же рецепт сейчас. Ахиллесова пята такой тактики в том, что в итоге собственные избиратели могут оказаться недостаточно мобилизованными. Именно поэтому правительственный лагерь и выдумал опасность тройственного союза оппозиции, чтобы на финише все же как-то еще дополнительно отмобилизовать своих сторонников".

Пока немцам неплохо живется при материнской опеке со стороны Ангелы Меркель, у большинства избирателей действительно мало мотивации что-нибудь менять. Это ярко проявляется и в том, что шансов попасть в бундестаг, кроме уже названных партий, не просматривается ни у новой партии "Альтернатива для Германии", выступающей за отказ от евро и возвращение немецкой марки, ни у партии пиратов, добивавшейся в последнее время успехов на земельном уровне и имеющей депутатов в нескольких земельных парламентах, ни уж тем более у неонацистов. На данный момент обе партии – "Пираты" и "Альтернатива для Германии" – согласно опросам набирают по 3,5 процента, и в бундестаг с его пятипроцентной нормой не попадают.

И тем не менее активность маленьких партий также налицо. Именно в такие предвыборные дни раз в четыре года на улицах германских городов можно увидеть плакаты с дедушкой Лениным рядом с Марксом, но почему-то без Энгельса. На этом плакате марксистско-ленинской партии Германии написано: "Критика капитализма в оригинале".

Критикой капитализма, однако, более успешно занимаются левая партия и социал-демократы, лидер которых Пеер Штайнбрюк заявил во время предвыборной дуэли с Меркель о своем видении будущего Германии:
"Я представляю себе страну, в которой каждый своими руками может заработать себе на жизнь, в которой нормальные отношения между работодателем и наемным работником оформлены бессрочным контрактом, со всеми социальными отчислениями. Это должно быть нормой, и при таких условиях человеку будет обеспечена достойная старость".

Пеер Штайнбрюк, по мнению большинства, победил в словесной дуэли с Меркель: его рейтинг, как и рейтинг его партии, после дуэли вырос. И слова он нашел красивые и точные, и они отвечают чаяниям нескольких миллионов немцев, пострадавших от реформ как раз социал-демократа Герхарда Шредера. Их, работающих по временным контрактам, примерно 2 процента, и их еще называют в Германии "рабами экономики". Но даже если бы они все проголосовали бы за социал-демократов, это не изменило бы расклад в целом, расклад, при котором наиболее вероятен третий срок канцлерства Ангелы Меркель.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG