Ссылки для упрощенного доступа

Пристальный интерес "неопределенного круга"


Антидискриминационный центр "Мемориал" отсудил право не назваться "иностранным агентом"

Антидискриминационный центр "Мемориал" отсудил право не назваться "иностранным агентом"

Прокуратура Петербурга подала иск против "Мемориала" в интересах "неопределенного круга" пострадавших

Антидискриминационный центр “Мемориал” был в числе некоммерческих организаций, к которым в марте нагрянули прокурорские проверки. О том, как они проходили, написано достаточно: и как незваные гости не представлялись, проверяли каждую лампочку и каждый винтик, и какой длины был список документов, которые надо было предоставить в кратчайшие сроки. Все это АДЦ “Мемориал” прошел, сдав в прокуратуру, в числе прочих бумажек, и свой отчет 2012 года, предназначенный для ООН: “Цыгане, мигранты, активисты – жертвы полицейского произвола”. Возможно, именно он кому-то не понравился больше всего.

Во всяком случае, история с “Мемориалом” получилась не такая, как с другими НКО. Прежде всего, суд их “иностранным агентом” не признал. Более того, мировая судья указала на нарушения в действиях прокуратуры, но даже после того как прокуратура это постановление обжаловала, в районном суде его подтвердили. И только городской суд частично удовлетворил протест прокуратуры, вернув дело на ступень ниже, в районный суд.

Вот и получилось, что все остальные НКО, кандидаты в “иностранные агенты”, уже как бы отстрелялись, пусть даже кому-то и вкатили огромный штраф, но все-таки наступило некоторое затишье. А вот преследование Антидискриминационного центра “Мемориал”, похоже, наращивает обороты: прокуратура не только не оставляет попыток наказать Центр за нарушение закона об НКО, но еще и подала иск “в интересах неопределенного круга лиц”, опять же имея в виду принудить его назваться “иностранным агентом”. Директор АДЦ “Мемориал” Ольга Абраменко удивляется:

– Мы единственная НКО в стране, которую прокуратура преследует сразу двумя способами. С одной стороны, против нас возбуждено административное дело о том, что мы не записались в реестр “иностранных агентов”, с другой стороны, прокуратура подошла к нам чрезвычайно креативно и в дополнение подала против нас еще и гражданский иск в пользу неопределенного круга лиц, которые якобы страдают, оттого что мы опять же не записались в “иностранные агенты”. Не представляю, какие неизвестные лица страдают, не находя АДЦ “Мемориал” в списке “иностранных агентов”!

Теперь об отчете для ООН – в нем-то, видимо, и зарыта собака. В тексте, озаглавленном “Цыгане, мигранты, активисты – жертвы полицейского произвола”, говорится о разных нарушениях со стороны полиции в отношении перечисленных групп: это и жестокое обращение, и неправомерная проверка документов, и операции “Табор”, когда цыганский поселок оцепляется людьми с собаками, и всех фотографируют и дактилоскопируют. Ольга Абраменко считает, что такие сведения не могут удивить обычного телезрителя или радиослушателя, уже привыкшего к информации о пытках и избиениях в отделах полиции, тем не менее в отчете нет обобщений – говорится только об отдельных действиях отдельных полицейских. Но прокуратура сочла, что правозащитники порочат российскую полицию в целом.

23 сентября ходатайство АДЦ “Мемориал” о прекращении дела в связи с отсутствием круга заинтересованных лиц было отклонено судом, а судья, по словам Ольги Абраменко, уличала правозащитников в том, что в их отчете “вся деятельность полиции признается незаконной”, а полицейские обвиняются в совершении уголовных преступлений и нарушении закона. Ходатайство о направлении запроса в Конституционный суд, в котором говорилось конституционном праве свободно выражать свое мнение и критиковать власть и о ратифицированной Россией Конвенции ООН против пыток, предусматривающей процедуру именно таких альтернативных отчетов, тоже было отклонено. Следующие заседания судов по делу АДЦ “Мемориал” пройдут 7 и 14 октября.

Адвокат Дмитрий Бартенев, имеющий опыт защиты других НКО, привлекавшихся к суду за то, что они не внесли себя в списки “иностранных агентов”, тоже считает иск прокуратуры в пользу неопределенного круга лиц необоснованным, но в то же время надеется, что этот иск не будет удовлетворен:

– Все это свидетельствует о том, что у прокуратуры есть четкая установка: если проверка выявила у организации признаки хоть какой-то политической деятельности в самом широком толковании, то необходимо принимать меры прокурорского реагирования. На мой взгляд, это значит, что прокуратура намеренно ищет, кого бы ей записать в “иностранные агенты”.

Скрытой формой репрессий по отношению к независимым от власти общественным организациям считает закон об иностранных агентах член Правозащитного совета Петербурга Юрий Вдовин:

– Эти организации очень раздражают власть, которая хочет вернуться к положению советского образца, чтобы все были под контролем. Ну, и людей нужно запугать, чтобы они не критиковали власть, не разоблачали ее перед международным сообществом, не вскрывали тот произвол, который творит и ФСБ, и прокуратура, и полиция, все наши доблестные правоохранительные органы. То есть страна пытается быть репрессивной – не наладить диалог с обществом, а запугать его, чтобы оно не дергалось, было послушным и ласковым, как в Советском Союзе, как в фашистской Германии.

На вопрос, удастся ли повернуть время вспять, правозащитник отвечает отрицательно: “Это не пройдет, поезд ушел. XXI век на дворе”.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG