Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Восемнадцать лет назад правительство Соединенных Штатов приостановило на несколько дней значительную часть своей деятельности. Этот shutdown, то есть "закрытие" или "выключение", продолжался всего несколько дней, но не привел к договоренности между партиями, поэтому выключение пришлось повторить примерно месяц спустя. Результатом стало резкое падение популярности Республиканской партии, в которой большинство избирателей усмотрело виновника постигшей страну неприятности, и победа не слишком в ту пору популярного Билла Клинтона на президентских выборах 1996 года.

Казалось бы, из таких печальных прецедентов следует извлекать уроки. Тем не менее, история повторилась: республиканцы прибегли к тому же методу в нынешнем году, и вновь, судя по всему, главными виновниками сбоя государственного механизма избиратели полагают именно их. При всем пренебрежительном отношении к политикам не может не поражать способность некоторых из них многократно натыкаться на один и тот же сельскохозяйственный инвентарь.

Прежде всего – два слова о механизме власти в США, приводящем к подобным сбоям. Обычно проект федерального бюджета составляется в канцелярии президента и поступает в Конгресс на одобрение. Там он подвергается рассмотрению, снабжается сотнями поправок и в таком, порой совершенно отличном от первоначального, виде принимается, чтобы обрести силу закона. Но это лишь в идеальной ситуации. Как правило, межпартийные споры затягиваются, а финансовый год не медлит, и тогда, во избежание остановки государственной машины, приходится принимать так называемые "продолжающие резолюции", санкционирующие федеральные ассигнования на уровне прошлогоднего бюджета. Чтобы понять масштабы проблемы, достаточно упомянуть, что в 2011 году, например, было принято семь таких резолюций.

В какой-то момент законодатели осознали, что эти резолюции можно использовать в качестве способа выкручивания рук оппонентам: дескать, не одобрите наших поправок – оставим страну без денег. В принципе подобная торговля – вполне легитимный способ парламентской работы во всем мире: "ты – мне, я – тебе". Но в данной модификации она все больше начинает походить на уговоры с приставленным к виску револьвером.

Вполне очевидно, что где-нибудь в России "эффект выключения" поначалу оказывается в поле зрения людей, имеющих дело с фондовыми и валютными биржами – но не только. Например, те, кто попытался в эти дни явиться в американские консульства по визовым делам, наверняка увидели запертые двери. Потери США из-за прекращения визового обслуживания исчисляются в сотнях тысяч долларов, но это лишь малая часть общего убытка; потери от перебоев с туризмом и закрытия национальных парков – сотни миллионов. Восемьсот с лишним тысяч федеральных служащих получили распоряжение не являться на работу и не получают заработной платы, но им по-прежнему надо платить за ипотеки, коммунальные услуги и обучение детей. Не говоря уже о том, что сокращение денежных потоков, поступающих в экономику от этой категории населения, приводит к кризису обслуживающих ее частных предприятий.

А на горизонте маячит куда более серьезная угроза: возможность федерального банкротства, если законодатели не договорятся в ближайшие
Цейтнот в Конгрессе нельзя рассматривать как дефект государственного устройства, он был встроен в Конституцию отцами-основателями специально для того, чтобы законодательная власть не принимала скороспелых и импульсивных решений
дни увеличить размеры государственного долга. Это по сути чистая формальность, но она тоже приобрела в последние годы функции политического рычага. На первый план выступают не столько внутренние проблемы для страны, сколько внешние, для всего мира. Хотя нынешний политический кризис многим кажется наиболее серьезным в истории США, достаточно вспомнить Гражданскую войну, чтобы понять, что это не так. Но тогда, в середине XIX века, Соединенные Штаты были второстепенной страной с ограниченной сферой влияния. Сегодня это – ведущая экономическая держава мира, с самой сильной армией и валютой, которая по общему выбору (а не по чьему-либо постановлению) является главным инструментом международных выплат и инвестиций. Частичное и совершенно искусственное банкротство США (которое, по оценке министерства финансов, может случиться уже после 17 октября) и прекращение выплат по государственным займам вызовет кризисную цепную реакцию во всем мире, в стороне от которой не останется ни одна промышленно развитая страна. Такая ситуация наверняка положит конец неуверенному выходу Европы из экономического тупика, отразится на Китае, торговый оборот которого с США составляет свыше полутриллиона долларов, и сильно ударит по России в связи с резким падением спроса на энергоресурсы. Экономисты полагают, что кризис будет по масштабам сравним с тем, который разразился в конце 2008 годов в связи с банкротством компании Lehman Brothers.

Самое парадоксальное в этой ситуации – то обстоятельство, что цейтнот в Конгрессе нельзя рассматривать как дефект государственного устройства, он был встроен в Конституцию отцами-основателями специально для того, чтобы законодательная власть не принимала скороспелых и импульсивных решений. До недавних пор, несмотря на все дежурные жалобы, Конституция, принятая почти четверть тысячелетия назад, служила стране верой и правдой. Но мы можем стать свидетелями момента, когда она окажется слишком хороша для слишком несовершенного мира.

Алексей Цветков – нью-йоркский политический комментатор, поэт и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG