Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Солдаты Ататюрка и воины Аллаха


Мавзолей Мустафы Кемаля Ататюрка в Анкаре

Мавзолей Мустафы Кемаля Ататюрка в Анкаре

Отмечая два юбилея, связанных с именем Кемаля Ататюрка, Турция размышляет над неоднозначным наследием своего первого президента

Турция этой осенью отмечает сразу два исторических юбилея – 90 лет со дня провозглашения республики (29 октября) и 75 лет со дня смерти ее основателя и первого президента Мустафы Кемаля Ататюрка (10 ноября). Намечены официальные торжества (по случаю прежде всего первой из этих дат). Однако оба события для сегодняшних турок – еще и повод для размышлений. Что стало за прошедшие десятилетия с наследием Ататюрка? Почему нынешнее турецкое общество все чаще чувствует себя разделенным, разбитым на враждующие лагеря? И что значит Ататюрк и его историческая роль для жителей современной Турции?

…Любимая песня Кемаля Ататюрка, которую нередко исполняют и сегодня, называется "Варда овасы ракы парасы" ("Проще говоря, деньги для раке"). Раке – это турецкий крепкий спиртной напиток. Говорят, что основатель Турецкой республики был любителем шумных посиделок и застолий, что и стало главной причиной его смерти. По официальной версии врачей, он скончался 10 ноября 1938 года в возрасте пятидесяти семи лет от цирроза печени.


Дискуссии о причинах смерти первого президента Турции продолжаются до сих пор, существует версия о насильственной смерти, основанная на некоторых показаниях патологоанатомов. Однако выяснить, что произошло на самом деле, довольно трудно. Документы, касающиеся личной жизни бывшего вождя, засекречены до сих пор. Несколько лет назад были опубликованы письма его жены Латифе, с которой Кемаль Ататюрк прожил несколько лет, но вскоре развелся. Историки утверждали, что якобы окружение Ататюрка невзлюбило эту свободолюбивую, уверенную в себе женщину, которая позволяла себе вмешиваться в политику.

Латифе, жена Кемаля Ататюрка

Латифе, жена Кемаля Ататюрка

После смерти первого президента охрана его памяти была закреплена в Конституции Турецкой Республики. Оскорбления в адрес Ататюрка, критика, очернение его биографии стали наказуемы, что привело к созданию всеобщего культа. Авторитет Ататюрка до сих пор очень велик, его примеры можно встретить на каждом шагу – помимо мавзолея, памятников, портретов, бюстов, книг, существует, например, традиция делать татуировки с изображением его имени. Вот что говорит молодой стамбулец Хасан, который в знак уважения к основателю современной Турции носит на лацкане значок с его изображением: "Ататюрк – отец всех турок. Главной и единственной женщиной его жизни оставалась Турция, страна, которую он создал и очень любил. Он построил новое современное государство на обломках Османской империи, которая в то время трещала по швам. Он фактически спас страну от полного уничтожения. Турция должна была быть стерта с лица земли в ходе Первой мировой войны".

"Какое счастье быть турком", – цитирует вождя тридцатилетний Осман, продавец книжного магазина в азиатской части Стамбула. "Нутук", довольно увесистый сборник речей, Ататюрк оставил в качестве наследства. Книга продается почти в каждом турецком магазине, а кроме того, не один десяток произведений об истории создания Турецкой Республики, и каждое начинается со слов благодарности Ататюрку, который "создал государство турок и поднял национальное достоинство отсталого народа, который к тому времени жил в одряхлевшей империи, доживавшей последние дни". При Ататюрке и его наследниках все проживающие на территории Турции рассматривались в качестве турок, что, конечно же, сказалось на положении национальных меньшинств. Большинство живших в Малой Азии греков-румеев уехали после погромов и мятежей. Значительная часть армян приняли ислам и предпочли "забыть" о своей национальности. Происходила насильственная ассимиляция курдов. Иногда доходило до откровенного расизма, то и дело в прессе возникали дискуссии о "чистоте крови" опальных политиков.

Турецкие войска вступают в город Измир, отбитый у греков (9 сентября 1922 года)

Турецкие войска вступают в город Измир, отбитый у греков (9 сентября 1922 года)

Остатки такого мировоззрения наблюдаются до сих пор. В минувшем году, например, одного из членов парламента обвинили в том, что он армянин и пытается развалить единство нации. В 40-е годы появилась так называемая "солнечная теория языков", согласно которой турецкий язык был предшественником всех современных языков мира. Говорит бывший преподаватель турецкого языка, пенсионер Явуз Кырмаш: "Долгое время в турецких школах на линейках ученики ежедневно повторяли националистическую клятву "Я турок". Многим она не нравилась, потому что они были другой национальности. Однако критиковать правило, введенное во времена Ататюрка, было нельзя. Только сейчас эту клятву убрали из обихода школьников. Многие, однако, считают, что таким образом правящая Партия справедливости и развития расправляется с наследством вождя и тем самым уничтожает республику".

Ататюрк использовал все возможности для того, чтобы цивилизовать отсталую страну. Например, без стеснения полностью скопировал швейцарский гражданский кодекс. Он запретил полигамию, предоставил женщинам право на развод, уничтожил юридическое неравенство между мужчиной и женщиной. Впрочем, иногда представления реформатора о равенстве были своеобразными. "Женщинам даже разрешили разводиться, если муж потерял работу и не мог ее содержать", – говорит жительница Стамбула Айше Фуркан, участница феминистского движения "Дочери Ататюрка", популярного в семидесятых годах. Она сожалеет, что в турецком обществе вплоть до девяностых годов соблюдалась традиция проверки девственности. Процедура была предусмотрена законодательством времен Ататюрка: "Он не имел своих детей, но усыновил нескольких приемных. Его приемная дочь Сабиха Гекчен стала первой в Турции женщиной-летчицей, ее именем назван международный стамбульский аэропорт. Он любил жизнь, носил смокинг и бабочку, устраивал светские вечеринки, балы, у него было много женщин, в том числе русских эмигранток, которые приехали в Стамбул после революции. Он дарил им красивые украшения, ругал исламскую чадру, запретил фески – плюшевый головной убор, который традиционно носили верующие люди", – говорит Айше Фуркан.

​Порой он действовал слишком жестоко, особенно подавляя мятежи. Один турецкий журналист рассказывает на условиях анонимности (уже это многое говорит о том, сколь непросты отношения турок со своей историей): "Ататюрк ненавидел коммунистов не меньше, чем исламских фанатиков. Чтобы уничтожить на корню коммунистические идеи, которые в те годы стали набирать силу в среде анатолийских крестьян, он якобы приказал посадить на корабль все руководство компартии, отправил его в Мраморное море и утопил". Это, кстати, не помешало Ататюрку поддерживать весьма дружественные отношения с СССР. Во время войны за независимость в начале 20-х годов русские большевики, стремясь обзавестись союзником на своих южных рубежах, помогали оружием и деньгами армии Ататюрка, воевавшей с греческими интервентами.

"Впрочем, по-другому тогда было нельзя, – говорит о методах борьбы первого президента с политическими противниками преподаватель истории Мехмед Картай. – В случае распространения иллюзорных идей коммунизма Турция, как и Россия, могла бы просто захлебнуться в крови. За какие-то несколько лет он провел грандиозные даже с точки зрения современного человека реформы, которые полностью изменили жизнь миллионов людей. Он не уничтожил, но выслал из страны потомков султанов, вывел из употребления арабский язык, которым изъяснялись в основном во дворце или пользовались исламские богословы, ввел латинский алфавит и фамилии, которых у турок раньше не было". Кстати, не было ее и у самого Ататюрка: при рождении его назвали Мустафой, а прозвище Кемаль – "совершенный" или "зрелый" – ему дал за успехи его любимый учитель. Позднее, когда уже во времена республики всем туркам присваивали фамилии, Мустафе Кемалю специальным постановлением парламента была дана фамилия Ататюрк – "отец турок", которую не имел права носить никто, кроме самого президента.

Кемаль Ататюрк с приемной дочерью Сабихой Гекчен

Кемаль Ататюрк с приемной дочерью Сабихой Гекчен

Не все реформы основателя республики, впрочем, были приняты населением с радостью. Среди турецких мусульман до сих пор неоднозначную оценку встречают религиозные преобразования времен Ататюрка. При нем религия была отделена от государства, имамы получили статус государственных служащих, а Коран перевели с арабского на турецкий, чтобы верующие "могли понимать, о чем молиться" (так говорил сам Ататюрк). Радикальные мусульмане нередко ругают Ататюрка, называя его "военным безбожником", "атеистом", который, по их мнению, предал ислам и прервал естественное многовековое развитие Турции, прививая народу чуждые европейские традиции.
На политическом уровне Ататюрка по-прежнему почитают, но не так давно правящая умеренно исламистская Партия справедливости и развития отменила семидесятилетний запрет на ношение женщинами-мусульманками платков в госучреждениях и учебных заведениях. Это вызвало протесты оппозиции. Впрочем, споры о ношении исламского платка продолжаются на протяжении многих лет и возникают каждый раз с приходом к власти новой правящей партии.

​Говорит бывший военный, пенсионер Мехмет Каан – его мнение типично для армейских кругов, критически относящихся к политике нынешних властей: "Партия справедливости утверждает, что ведет борьбу за построение гражданского общества и делает все, чтобы всем гражданам Турции, вне зависимости от их веры, жилось комфортно. Но многие считают, что под маской демократических реформ эта партия укрепляет свою власть. Исламисты решили ограничить роль военных, ранее колоссальную в жизни страны. Их недаром называли "цепными псами республики". Во главе с Ататюрком армия принесла нам свободу от ненавистных султанов, военные защищали страну от религиозных политиков-исламистов, которые хотели преобразовать Турцию в халифат. Теперь многих военных обвиняют в заговоре против правительства. Сотни офицеров получили немыслимые сроки и находятся в тюрьме. Армией некому управлять, среди военных царит атмосфера недоверия и боязни".

Противники Ататюрка высказываются на условиях анонимности, но говорят не менее резко. Вот, к примеру, мнение 70-летнего бывшего судьи из Стамбула: "Еще в начале девятисотых годов в Салониках Ататюрк вступил в масонскую ложу, которая впоследствии опутала практически весь государственный аппарат и большинство общественных организаций. При Ататюрке масонами были все члены правительства. Они выступали за единое национальное государство, в котором религии отводилась едва ли не последняя роль. Он открыл двери для иностранного капитала и превратил в музей святая святых – символ победы турецкого народа, мечеть Айя-София. Верующие долгое время считались людьми второго сорта, многие уезжали из страны. Мечети действовали повсеместно, но выполняли роль клубов. В стране процветал атеизм, становилось все больше безбожников, которые поворачивали Турцию к западному миру, далекому по менталитету от нас".

Ататюрк единолично управлял страной до конца жизни. После этого Турция стала парламентской республикой, главным лицом страны был премьер-министр, как правило, лидер ведущей политической партии. Созданная Ататюрком Народно-республиканская партия (НРП) пропагандирует единство турецкой нации и светский характер государства. Сейчас она в оппозиции и вот уже десять лет противостоит находящейся у власти Партии справедливости. Сторонники НРП – в основном представители светских слоев турецкого общества, жители крупных городов, военные, интеллигенция. В последние годы рейтинг партии заметно упал. Ее предыдущий лидер Дениз Байкал ушел со своего поста в преклонном возрасте из-за скандала – после того, как стало достоянием гласности порочащее его видео интимного характера. Оппозиция тогда заявила, что это дело рук правящей партии.

Турецкие солдаты несут портрет Кемаля Ататюрка на военном параде

Турецкие солдаты несут портрет Кемаля Ататюрка на военном параде

Многие турки считают, что наследие основателя республики в опасности и должно быть защищено. Например, 20-летний Орхан даже называет себя "солдатом Ататюрка": "Авторитарная политика Партии справедливости стала причиной массовых выступлений минувшим летом. Люди вышли на улицы с национальными флагами и скандировали: "Мы – солдаты Ататюрка и готовы защищать страну". Однако кемалисты сегодня не могут объединить страну, у них нет сильного харизматичного лидера. Нынешний лидер НРП Кемаль Кылычдароглу долго работал в госструктурах, отличается мягким нравом, поэтому его шутя называют "политическим бухгалтером". Партийные чиновники ведут нескончаемые дискуссии с исламистами, обвиняя их в забвении наследия Ататюрка. В ответ исламисты обзывают создателя Турции атеистом и пьяницей. Этот спектакль малоинтересен обычным гражданам".

Турецкое общество находится на стадии переосмысления наследия Ататюрка. Правящая партия во главе с премьер-министром Реджепом Эрдоганом защищает традиционные исламские ценности, что отражается на внутренней и внешней политике страны. Премьер призывает смотреть не на Запад, а на Восток и тоскует по былому величию Османской империи. Вокруг новой власти уже сформировался так называемый "ближний круг" и новая экономическая и политическая элита. Если ранее экономикой управляли несколько богатых семей, получавших госзаказы и субсидии в обмен на лояльность кемалистам, то теперь стратегические отрасли перешли в руки "анатолийских тигров", выходцев из центральной Анатолии, верующих мусульман, которые разбогатели благодаря своим родственным и религиозным связям. Символично, что в стамбульских школах и военных училищах введены обязательные уроки ислама, а на стенах появились портреты султанов.

Говорит преподаватель истории Мехмед Картай: "До сих пор в религиозных газетах продолжают дискуссию о роли Ататюрка в турецкой истории. Публикуют статьи о его антиисламских реформах, несправедливом упразднении халифата, переписку с лидерами реакционных режимов, утверждают, что он присваивал народные богатства и совершал другие незаконные действия".

В минувшем году был опубликован полный перечень имущества Кемаля Ататюрка. В собственности вождя находились фруктовые сады, виноградники, овощные поля, оливковые рощи, молочные фабрики, винные заводы. Но кемалисты утверждают, что Ататюрк был далеко не так богат, как многие нынешние турецкие политики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG