Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год после Сердюкова


Анатолий Сердюков и Владимир Путин. Фото 2012 года

Анатолий Сердюков и Владимир Путин. Фото 2012 года

Что изменилось в Вооруженных силах России за год после отставки Анатолия Сердюкова с поста министра обороны?

Ровно год назад – 6 ноября 2012 года – Владимир Путин отправил в отставку тогдашнего министра обороны Анатолия Сердюкова. Это произошло на фоне расследования так называемого дела "Оборонсервиса" – о коррупции и махинациях при реализации непрофильных военных активов.

Сердюков был привлечен к расследованию в качестве свидетеля. Подозреваемыми же стали многие чиновники, близко знакомые с министром. Официально отставка Сердюкова объяснялась его неспособностью справиться с управлением собственностью Министерства обороны и необходимостью обеспечить чистоту расследования. Новым министром был назначен бывший глава МЧС, впоследствии – недолгое время губернатор Московской области Сергей Шойгу. О том, что изменилось в военном ведомстве за год без Сердюкова, и о его политическом будущем в интервью РС рассказал эксперт по проблемам вооруженных сил, обозреватель "Ежедневного журнала" Александр Гольц.

Александр Гольц

Александр Гольц

– В последнее время ходят слухи о том, что Сердюков якобы помирился с Путиным и может в ближайшее время вернуться в большую политику – и даже в Министерство обороны. Насколько они обоснованны, на ваш взгляд?

– Я сомневаюсь в этом. Во-первых, Сердюков не ссорился с Путиным. Он стал жертвой интриги, затеянной приближенными Путина. Сердюков противопоставил себя нескольким влиятельным бюрократическим кланам. При этом Сердюков выполнил задачу, необходимость выполнения которой Путин понимал как минимум с 2006 года, когда он совершенно беспощадно охарактеризовал ситуацию в вооруженных силах. Для того чтобы провести чрезвычайно болезненную реформу, нужен был человек, который не боится заниматься грязным делом. Сердюков эту задачу выполнил. Поэтому я не думаю, что есть какой-то конфликт, и в то же время не считаю, что Сердюков может вновь претендовать на место в Министерстве обороны. Уж слишком много нелестных слов в его адрес было сказано, практически все руководители военного ведомства отметились в критике сердюковских реформ. С бюрократической точки зрения немыслимо представить себе, что он снова будет там работать.

– Насколько я понимаю, Сергей Шойгу был поставлен в Минобороны не с целью свернуть реформу или пустить ее в иное русло, а для того, чтобы успокоить офицерский корпус, не меняя самого курса реформирования. Так ли это и удалось ли Шойгу завоевать доверие в Министерстве обороны?

– Отставка Сердюкова произошла неожиданно, а Шойгу как раз является на этом уровне единственным надежным кадровым резервом, которым располагает российская власть. Поэтому с самого начала он оказался в сложном положении. С одной стороны, все ждали от него контрреформ и надо было как-то соответствовать этому ожиданию. С другой стороны, никто не ставил ему задачу свернуть все, что сделал Сердюков.

– Сердюков воспринимался в вооруженных силах как чужой человек, недаром критики припоминают все время его карьерное прошлое в мебельной сфере. Шойгу в некотором роде тоже "варяг" в Министерстве обороны. Его приняли как своего?

– Шойгу в первый же день надел погоны и сделал вид, что он военный человек. А военным чрезвычайно это нравится, они любят тех, кому нравится носить форму и делать вид, что они военные. И это очень неприятная вещь, потому что рано или поздно происходит метаморфоза: из представителя президента в вооруженных силах человек становится представителем генеральского лобби перед президентом. И начинает повторять все, что ему наговорили генералы.

– Шойгу также один из немногих чиновников в высших эшелонах власти с положительным рейтингом. Можно ли считать его назначение в том числе имиджевым, и улучшился ли образ вооруженных сил за последний год?

– Похоже, что да. Опросы общественного мнения показывают, что Шойгу по-прежнему остается самым популярным российским министром. На это также направлено продолжение им линии Сердюкова на гуманизацию службы в армии. Отказ от портянок, стиральные машины и душевые в казармах – все это работает на образ Шойгу как человека, который хочет добра подчиненным ему людям.

Сергей Шойгу (слева) и Анатолий Сердюков

Сергей Шойгу (слева) и Анатолий Сердюков

– В реальности в деятельности вооруженных сил произошли какие-то кардинальные изменения?

– Те "красные линии", переход через которые означал бы контрреформу, перейдены не были. Неудачными можно назвать две вещи. Во-первых, снова назначение "военного" министра – человека, который является частью генеральского лобби и демонстрирует это. Во-вторых, решение о наборе 15 тысяч курсантов в военные академии и военные училища. Понятно, что Шойгу сделал это под давлением генеральского лобби. Но это неудачный шаг. В ходе реформы пришлось очень тяжело избавляться от 150 тысяч офицеров, которые были избыточны для армии. И даже теперь около 40 тысяч офицеров служат вне штата, а еще 10 тысяч лейтенантов занимают сержантские должности. В таких условиях объявлять столь массовый набор было странно. Непонятно, кем будут командовать эти офицеры, когда закончат свои учебные заведения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG