Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игры как запретная тема


Большой ледовый дворец в Сочи – один из олимпийских объектов

Большой ледовый дворец в Сочи – один из олимпийских объектов

Российские власти препятствуют работе зарубежных журналистов на юге страны, готовящемся к Олимпиаде

Репортер норвежского канала TV2 Ойстен Боген и оператор Оге Аун, аккредитованные для освещения подготовки к зимней Олимпиаде, пожаловались на чрезмерно жесткие действия российской полиции по отношению к ним во время рабочей поездки в Сочи.

Норвежцы прибыли в Майкоп, откуда выехали на машине в Сочи и Туапсе. Во всех трех городах журналистов задерживали и допрашивали, выясняя детали их командировки. Вопросы полицейских, в числе прочего, касались личной жизни сотрудников телекомпании, их образования и религиозных убеждений. Как утверждают журналисты, допросы велись в достаточно агрессивной форме.

При задержании в Майкопе полицейские предложили Богену пройти тест на наркотики, а когда норвежец отказался, ему заявили, что отказ означает признание вины. Через некоторое время журналистов отпустили – некий человек в гражданской одежде сообщил им, что произошло недоразумение и он приносит им извинения. Однако когда Боген и Аун продолжили путь, их вновь остановили на посту ДПС.

Автомобиль норвежцев подвергли досмотру, а их самих привезли в полицейский участок. Заснять действия полиции журналистам не дали, мотивируя тем, что на режимном объекте видеосъемка запрещена. Всего таким образом в течение трех дней норвежцы шесть раз задерживались сотрудниками МВД РФ и трижды были доставлены в полицию.

Ойстен Боген, работающий в России уже почти двадцать лет, известен как автор нашумевшего документального фильма "Курск", рассказывающего о гибели экипажа российской атомной подводной лодки в 2000 году.

Международные правозащитные организации выступили с осуждением действий российских властей. Интервью РС с Ойстеном Богеном сегодня также пришлось откладывать – его машину в Москве в очередной раз остановила полиция.

Ойстен Боген, корреспондент норвежского телеканала TV2 в России. Фото TV2

Ойстен Боген, корреспондент норвежского телеканала TV2 в России. Фото TV2

– Мы ехали по маршруту из Краснодара через Майкоп в Сочи с 31 октября по 2 ноября. В течение чуть более чем двух суток полиция и другие службы нас останавливали шесть раз. Три из этих случаев, на наш взгляд, являлись арестом, нас задерживали на несколько часов. Нас очень тщательно допрашивали об источниках нашей информации, о том, что мы будем снимать и что уже снимали. Задавали даже вопрос о том, какая моя религия.

– Отснятые материалы у вас не конфисковали?

– Да, у нас был с собой уже отснятый материал, но в этом плане все в порядке, его они не трогали. Однако в целом это было, на мой взгляд, целенаправленное препятствование нашему движению и работе, потому что нас останавливала полиция, и в одном очень серьезном случае нас фактически обвинили в употреблении наркотиков. Это, конечно, выдуманное обвинение, потому что у них других поводов не было. Ситуация разрешилась только с помощью норвежского посольства.

– Вы постоянно работаете в России?

– Я приехал из Норвегии, но постоянно путешествую по России. Я работаю в России в качестве корреспондента норвежского телевидения с 1995 года, но такого я никогда прежде не испытывал.

– Вы обычно ставите в известность о своих перемещениях по стране Министерство иностранных дел России, Управление печати МИД?

– Мы аккредитованы при Министерстве иностранных дел Российской Федерации, так что им должно быть известно, что мы находимся в стране, что мы здесь работаем. Конкретно мы никого не информировали на этот раз, куда поедем и у кого будет брать интервью. Это наше личное дело, и многое определялось, как всегда у журналистов, прямо в дороге.

– С чем вы связываете преследования со стороны российских властей?

– Я стопроцентно уверен, что это связано с нашими сюжетами. Во-первых, на
Те, кто говорят о том, что темы, связанные с Олимпиадой, стали запретными в России, правы
одном из полицейских блок-постов полицейский нам сказал: дескать, наша машина и наши имена находятся в каком-то списке, и они по этой причине нас останавливали. На каждом "контрольном участке" нам задавали очень подробные вопросы о том, с кем мы разговаривали, с кем собираемся разговаривать, на какие темы. Даже был такой вопрос: "Будете ли вы что-то отрицательное писать об Олимпиаде?"

– Ну так вас же, наверное, интересовали "помойки" российской Олимпиады! Вы наверняка не встречались с людьми, которые устанавливают красочные плакаты на улицах Сочи, а говорили с гражданскими активистами, с людьми, которых, может быть, выселили из своих домов под строительство олимпийских объектов. Вы наверняка интересовались проблемами, а не достижениями. Может быть, с этим связан интерес со стороны полиции?

– До того, как наши сюжеты выйдут в эфир, я не хочу давать подробности – с кем мы встречались и какие сюжеты снимали. Но я хочу сказать, что мы встретились с очень многими людьми и хотели осветить ситуацию в целом в этом регионе, как смотрят люди на Олимпиаду.

– И как они в целом смотрят на Олимпиаду, какое у вас создалось впечатление?

– Там есть очень разные точки зрения. Не все нам давали интервью. Не все были готовы говорить о своих отрицательных чувствах к Олимпиаде в камеру. Другие открыто сказали, что они против этого мероприятия. Есть разные мнения, как и в любой стране. Но я вот что подозреваю: те, кто говорят о том, что темы, связанные с Олимпиадой, стали запретными в России, правы. Правда, я никогда не думал, что российские власти будут так поступать в отношении иностранных корреспондентов, причем тех, кто официально аккредитован на Олимпийских играх.

– Вы упомянули, что норвежское посольство вмешалось в ситуацию. Вам пришлось все шесть раз обращаться за помощью к представителям норвежских властей в России или это было разовое вмешательство?

– Мы два раза были на связи в норвежским посольством. Дважды нам запретили звонить в наше посольство, в частности в городе Туапсе, где нас держали в полицейском участке без всякой информации о том, почему мы там находимся, в течение нескольких часов.

– Каких-то объяснений от вышестоящих российских властей, от Министерства иностранных дел вы намереваетесь потребовать?

– Я пока не обращался за такой информацией. Но, если честно, я не ожидаю ни извинений, ни объяснений со стороны российских властей, – сказал корреспондент норвежской телекомпании TV-2 Ойстен Боген.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG