Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Знаменитый философ, основатель критического рационализма Карл Поппер однажды обескуражил собеседников сентенцией: "Вот вы жалуетесь на нынешних политиков – они и порочны, и бесчестны, и эгоистичны. Если бы я предложил вам выбрать из двух современников того, который больше подходит на роль лидера: один аскет, бессребреник, однолюб, не пьет, не курит, любит животных и природу – другой сибарит, дымит как паровоз, вечно подшофе, бабник – кого бы вы выбрали? Первого? Первого звали Гитлер, второго – Черчилль".

Книг о Гитлере в Германии не счесть. Но в прошлом году до той поры мелкий борзописец Тимур Фермес издал тысяча первый роман о фюрере и надо же – попал в точку! Книга уже год держится первой в списке бестселлеров, переведена на 35 языков, уже ставится фильм. Роман при этом на серьезность не претендует, в подзаголовке назван сатирой, критиками отнесен к разряду ненаучной фантастики. Споры вокруг книги, однако, ведутся нешуточные. Как явствует из названия – "Он опять здесь!" (в оригинале – Er ist wieder da) – речь идет о втором приходе, о новом явлении Гитлера в Германии. Глубоко заблуждается тот, кто сгоряча решит, что автор бичует проявления немецкого неонацизма. Предметом осмеяния оказываются гораздо более сокровенные наклонности немцев – да и не только немцев! – ответственные за то, что поиск сермяжных истин и абсолютизация положительных начал в человеке ведут, как правило, прямиком в пекло тоталитаризма.

Сюжет прост: Адольф Алоизович после долгого безмятежного сна пробуждается в современной Германии. Не обнаружив рядом ни Бормана, ни других соратников, он быстро соображает, что времена, а скорее всего и нравы, радикально изменились. Комические ситуации возникают, когда Гитлер пытается сориентироваться в новых условиях, используя старые навыки. И представьте себе, в этом деле преуспевает! Оказывается, что совсем не все идеалы, посылы и привычки фюрера несовместимы с современностью. Многое, напротив, весьма востребовано.

Гитлер, безусловно, одержим созидательной идеей воспитания нового человека, у которого в здоровом теле здоровый дух. Этот человек не изменяет своим принципам, он прям в речах и поступках. Немецкую общественность XXI века подкупают его старосветские манеры, чистоплотность, бережливость и рачительность, любовь к природе и животным. В духе господствующей сегодня биоидеологии он – некурящий и не мясоед, в рот не берет спиртного. И какой сознательный "зеленый" не подпишется под его мыслью из библии нацизма "Моя борьба": "Люди, восстающие против железной логики природы, неизбежно вступают в конфликт с теми же принципами, которым они обязаны своим человеческим существованием. Их бунт против природы оборачивается в конечном счете деградацией и вымиранием".

А разве фюрер не мечтал об объединенной Европе – под немецким, естественно, началом? Разве успешная европейская интеграция проходит сегодня под каким-то другим, нежели немецким, началом?

Тимур Фермес приходит к совсем не смешному выводу, что вчерашний вождь в качестве, скажем, предводителя "зеленых" мог бы в Европе рулить и сегодня. Ведь закон об охране природы был принят впервые в Германии в 1935 году и уже тогда содержал основополагающую мысль о вреде технического прогресса, о преимуществах фермерского хозяйства и необходимости привязки населения
А разве фюрер не мечтал об объединенной Европе – под немецким, естественно, началом? Разве успешная европейская интеграция проходит сегодня под каким-то другим, нежели немецким, началом?
к земле, о недостатках городского образа жизни. Кстати, ненависть к евреям (и цыганам) научно объяснялась именно тем, что они не привязаны к почве и не занимаются хлебопашеством. Многие, очень многие убеждения и верования современных экологических активистов были досконально разработаны в довоенной Германии и стали частью теории и практики нацизма. Скажем, мистическую гипотезу о Матери-Земле как о живом организме, о легендарной Гайе, соками которой человечество питается, успешно пропагандировал Альвин Сейферт, заместитель рейхсминистра Фрица Тодта, фанатичного садовода и жидобийца. Считается доказанным, что и сам термин "экология" ввел в обиход еще в 1866 году немецкий ученый Эрнст Геккель – замечательный эволюционист, в то же время – тот самый ученый, который проповедовал расовую чистоту, развивал евгенику, науку о выведении нового человека, и ратовал против смешения недочеловеческих рас со сверхчеловеческими германцами. Если приступить к перечислению примеров преданности нацистов здоровому образу жизни – этот перечень не закончить. Однако, если отделить зерно от плевел, отстраниться от некоторых экстремистских и неосуществимых задумок, то нельзя не признать: очнувшийся от беспамятства фюрер вполне мог бы рассчитывать на должность европейского комиссара по охране окружающей среды. В Европарламенте тоже немало убежденных социалистов, хотя и не национальных. Они наверняка приветствовали бы плодотворное сотрудничество с еще не старым, но уже многоопытным энтузиастом, страстно разделяющим их стремление заставить европейцев жить правильно и гигиенично.

Тимур Фермес наивно полагает, что написал сатирическое произведение. Написал он скорее антиутопию – может, не столь яркую, как "Дивный новый мир" Олдоса Хаксли, но достаточно трагическую. Убедительно показывающую, что Европа, обуреваемая коллективными страстями и верой в социальную инженерию, все еще ходит по грани, с которой так легко свалиться в бездну тоталитаризма. Что самые положительные свойства характера и задатки общественного деятеля, понятые вне контекста, лишены всякого смысла. Собственно, это и имел в виду мудрец Карл Поппер, задавая свой каверзный
вопрос.

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG