Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЕС – Турция: тяжелый сон об интеграции


Флаги Турции и ЕС на площади Таксим в Стамбуле

Флаги Турции и ЕС на площади Таксим в Стамбуле

Турция и ЕС возобновили переговоры об интеграции. Есть основания считать их практически безнадежными

После трехлетнего перерыва Европейский союз возобновил переговоры с Турцией, конечной стратегической целью которых является вступление этой страны в ЕС. До этой цели, однако, еще очень далеко: между сторонами остается слишком много нерешенных проблем.


«Престарелой европейской невестой» называют Турцию, которая около тридцати лет стучится в двери Евросоюза. Тех, кто верит в то, что присоединение к ЕС когда-нибудь произойдет, в шутку называют «турецкими Вертерами». Возможно, эти слова отражают реальное отношение общества к слишком длительному процессу переговоров с ЕС, который занимает все меньше и меньше места на страницах турецких газет.

Переговоры шли по 14 позициям, полностью договориться смогли пока только по двум. Нынешний раунд посвящен региональной политике - речь пойдет о создании новых рабочих мест и повышения уровния и качества жизни. Эгемен Багыш, министр по делам ЕС, возглавляющий турецкую делегацию на переговорах, даже пошутил, что его страна все еще «готова выйти замуж за ЕС». Тем более что с экономической точки зрения это было бы очень логично: ЕС – крупнейший торговый партнер Турции, а более 70% прямых иностранных инвестиций в турецкую экономику – европейские. Объем двусторонней торговли – более 120 миллиардов евро в год. Если Турция станет членом Евросоюза, этот показатель, и без того немаленький, по всем прогнозам, заметно возрастет.

Переговорный процесс замедлился с 2007 года и окончательно пришел в тупик в 2010-м. Главными камнями преткновения стали отказ властей Турции признать геноцидом массовые убийства армян в Османской империи около ста лет назад и вопрос о Кипре. Южная часть этого островного государства, населенная греками, как известно, является с 2004 года полноправным членом Евросоюза, а северная, где проживает турецкое меньшинство, была оккупирована войсками Турции в 1974 году. Там была создана Турецкая республика Северного Кипра, которую до сих пор не признало международное сообщество. В ответ Турция отказывалась открывать свои порты и аэропорты для морских и воздушных судов с южного, греческого Кипра.

Акция протеста госслужащих против экономической политики правительства Турции. Анкара, февраль 2013 года

Акция протеста госслужащих против экономической политики правительства Турции. Анкара, февраль 2013 года

Многим туркам поведение Евросоюза по отношению к их стране кажется нелогичным и даже оскорбительным. Говорит житель стамбула, тридцатилетний Айдын:

- Экономика Турции на подъеме. Европа, напротив, находится в затяжном кризисе. Греция, Португалия, Кипр на грани банкротства. Однако нас не берут в союз, хотя туда принимают ряд менее экономически развитых стран. Это вызывает у нас разочарование и непонимание. Например, Хорватия, которая начала переговоры о вступлении вместе с Турцией в 2005 году, стала 28-м членом ЕС с 1 июля нынешнего года.

В ходе переговоров ряд европейских политиков, в частности , бывший президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель, выступили против полноправного членства Турции в ЕС, предложив вариант «привилегированного партнерства», который не устроил амбициозное руководство Турции, к тому времени уже посматривавшее на Восток. Разочаровавшись в Евросоюзе, Анкара стала искать альтернативные варианты и выстраивать планы по созданию чего-то подобного ЕС на Ближнем Востоке. Развернулось активное сотрудничество с арабскими странами. Турция, одна из немногих исламских стран, которые могут похвастаться развитой демократией, стремилась выступать в роли «старшего брата». В Стамбул потянулись богатые арабы, которые скупали дорогие особняки. Пищевой гигант «Улькер» стал лидером на рынке исламских продуктов питания, появились даже «исламская кола» и печенье для мусульман.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Турция также готова присоединиться к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана, и обратился к Владимиру Путину с просьбой принять его страну в Шанхайскую организацию сотрудничества – ведь, по его словам, переговоры с ЕС потеряли всякий смысл. Оценку этим планам дает независимый журналист Айдын Арман:

- После провала идеи сближения с ЕС появилась новая политическая доктрина неоосманизма, которая предполагала возвращение к историческим корням – исламу и сближению с бывшими колониями Османской империи. Такая политика должна объединять тюркоязычные и арабские страны. Изменение приоритетов внешней политики Турции, несомненно, повлияло на ход переговорного процесса с Европой.

Турецкие газеты утверждали, что европейцы просто боятся страны с населением более семидесяти миллионов человек, исповедующих исламскую религию. Эти факторы могли бы изменить демографическую ситуацию в стареющей Европе. После того, как Реджеп Эрдоган назвал Евросоюз «закрытым христианским клубом», явно при поддержке правящей исламистской партии в Турции развернулась кампания противников сближения с Европой. В ней приняли участие как религиозно настроенные деятели, так и представители светской турецкой интеллигенции. Многие политики, например, утверждали, что у турок особый исторический путь, не связанный со странами Запада. Раздавались призывы пересмотреть заветы Кемаля Ататюрка, основателя светской Турецкой республики, который якобы провел насильственную вестернизацию Турции, прервав тем самым исторический путь разития страны.

При правительстве Реджепа Эрдогана отношения между Турцией и ЕС складываются непросто

При правительстве Реджепа Эрдогана отношения между Турцией и ЕС складываются непросто

Профессор Хайдар Баас на протяжении многих лет доказывает неосуществимость идеи сближения с Европой, которая, по его словам, угрожает национальной самобытности страны:

- Сама идея близости с Европой лежала у истоков современного турецкого государства. Страна скопировала европейскую манеру жизни, вплоть до одежды и европейских туалетов. Ататюрк заставлял нас жить как европейцы, называя это цивилизацией. Он забыл нашу историю. А ведь Османская империя объединяла огромные территории и была примером дипломатии для многих стран. Наша культура сильно отличалась от европейской, именно поэтому они не хотят принимать нас в свою семью. У них другие обычаи, образ жизни, история. Они требуют убрать из паспорта запись о принадлежности к исламской вере, хотят закрыть религиозные школы, открыть сорок тысяч церквей – якобы для представителей религиозных меньшинств Турции. Нужны ли нам такие изменения? Нет, – утверждает порфессор Баас.

Минувшим летом Турция и Евросоюз и вовсе стояли на грани полного разрыва. Отход от принципов демократии, изменение политического курса страны, усиление авторитарных тенденций и исламского фактора – всё это сказалось на настроениях светской части общества. Турцию захлестнули антиправительственные акции протеста. Власти применили против демонстрантов дубинки , слезоточивый газ, более семи тысяч человек были ранены, несколько тысяч арестованы за сопротивление властям. Действия турецкого правительства вызвали резкую критику со стороны Европейского союза. Говорит учатсник акций протеста, активист созданной ими «Платформы Гези», тридцатилетний Айлын:

- Представителям бизнеса, оппозиционных партий и гражданских организаций удалось предотвратить полный разрыв с Европой. Новый пакет демократических реформ, который в октябре приняло турецкое правительство, расширяет права курдов и других национальных меньшинств. ЕС отметил прогресс в области демократии и свободы слова. Европа все еще надеется, что принципы демократии остаются ориентиром при проведении реформ в Турции.
Несмотря на возобновление переговоров, все больше турок считают несбыточной идею европейской интеграции своей страны. По мнению представителей светской части общества, правительство Эрдогана проводит авторитарную политику и использует переговоры с ЕС только для того, чтобы обеспечить себе дополнительный электорат на всеобщих выборах в 2014 году.

Кроме того, хотя переговоры с Евросоюзом уже принесли большие изменения в жизни турецкого общества, поскольку сопровождались рядом реформ, в целом власть остается далека от понимания принципов западной демократии. «Пора проснуться и взглянуть правде в глаза, – пишет газета «Хюрриет». – Слишком долгий и медленный путь в Европу воспринимается и его сторонниками, и скептиками как затяжной, похожий на кому сон, который не дает стране трезво оценить реальность».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG