Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ушедший год оказался для Европейского союза в общем и целом удачным. Все кризисы, чреватые грандиозными потрясениями, хотя и не разрешились окончательно, постепенно вошли в вялотекущую фазу. Остроту долгового кризиса удалось притупить новыми займами – в результате общая задолженность ЕС лишь самую малость не дотягивает до 100 процентов уровня ВВП. Социальные конфликты, связанные с режимом жесткой экономии, потеряли первоначальный драматизм, и сегодня уже никто, кроме безнадежных романтиков, всерьез не рассчитывает на грядущий взрыв народного негодования.

Очаги международного противостояния, никак не задев Европы, закончились окопной тягомотиной. Напряженка вокруг киевского Майдана тоже вроде бы далека от кровавого катарсиса. Москва поставила Украину на довольствие и мнит себя победителем. Трудно понять, откуда проистекает эта эйфория – от тугодумия Януковича Евросоюз явно не понес хозяйственных потерь, бессмысленные суммы, запрошенные Киевом, ему и дома пригодятся. Если нет проигравшего, то над кем же победил победитель?

Сдается, что в отношениях Брюсселя с миром имидж оказывается важнее грубой действительности. В реальности ЕС потерял полпункта в рейтинге инвестиционной привлекательности, но никто в Брюсселе не считает это событие знаковым. Важнее казаться, чем быть. Важнее по-прежнему производить впечатление динамично развивающегося сообщества, привлекательного для посторонних государств. Что выгадал для себя Евросоюз, предоставив Молдавии и Грузии статус ассоциированных членов? Чуть больше конфликтного и чуть меньше экономического потенциала.

Латвия с 1 января перешла на евро, хотя экономисты этой страны прекрасно
Еврозона не украшает ЕС, как не является украшением ядро на ноге каторжника
понимают, что именно национальная валюта остается чуть ли не единственным экономическим рычагом, позволяющим в кризисные времена поддерживать внешнеторговый баланс государства. Правительство Латвии не может не знать, что по всем хозяйственным показателям, включая уровень безработицы, еврозона отстает от Евросоюза в целом – иными словами, еврозона не украшает ЕС, как не является украшением ядро на ноге каторжника. Отчего же не выждать первых результатов исторического эксперимента, как это делают другие восточноевропейцы – поляки, чехи, венгры? Видать, гордыня пуще неволи.

Введение центрального банковского надзора – первой фазы банковского союза – отнюдь не единственное достижение Европейской комиссии в 2013 году. Были и другие, менее яркие, но не менее характерные проявления административного творчества, приступы острого канцелярита. Органы Евросоюза убеждены, что практически все стороны жизни несознательного населения нуждаются в строгом регулировании, в особенности те, что касаются охраны здоровья и окружающей среды.

Нью-йоркский мозговой трест "Гейтстоун Институт" подсчитал, что Еврокомиссия уже запретила производство или ограничила потребление нескольких сот изделий. Запреты коснулись самых разных товаров, от косметики до холодильников или ноутбуков определенных типов. К примеру, инструкция от октября этого года запрещает производство шоколадных изделий, напоминающих сигареты или сигары, на том основании, что они "вырабатывают у детей курительные навыки". А незадолго до того был введен запрет на пылесосы повышенной мощности. Для сбережения энергии мощность пылесосов будет снижена до 900 ватт, все, что потребляет больше, будет запрещено к продаже. Особая бляха на корпусе будет гарантировать слабосильность. Критики этой запретительной меры утверждают, что в результате хозяйкам придется тратить на уборку квартиры вдвое больше времени, а следовательно, и электроэнергии. Слабые пылесосы не поглотят мелкую пыль, а только превратят ее во взвесь, чем осложнят жизнь миллионам европейских аллергиков и астматиков.

Несчастные пылесосы стали очередной жертвой маниакального стремления снизить потребление энергии, чего бы это ни стоило. Миллионы европейцев вынуждены менять старые электрические лампочки на так называемые "энергосберегательные", содержащие, впрочем, такой ядовитый материал, как ртуть. А так как магазины не обязаны принимать разбитые или неисправные лампочки, 80 процентов этой новой продукции оказывается в конечном счете на общей свалке, загрязняя ртутью почву и подземные воды. Авторы австрийского документального фильма, посвященного этой проблеме, считают, что выгоду от массовой замены лампочек получают исключительно такие массовые производители, как "Филипс" или "Осрам", которые ее и пролоббировали в Брюсселе.

В ноябре минувшего года Европейская комиссия приняла предложение, обязывающее страны – члены ЕС радикально ограничить использование пластиковых кульков. Другое предписание регулирует объем воды, сливаемой в туалетах и писсуарах. Инструкция на 60 страницах стала результатом двухгодичных исследовательских трудов большой группы высокооплачиваемых специалистов. Сливать теперь можно только такой объем воды, который "представляет среднее между полным содержимым туалетного бачка и тремя неполными сливами". Орвеллом попахивает и брюссельский декрет, запрещающий "выращивать, разводить и продавать семена растений, не зарегистрированных Европейским союзом". Мичурин отдыхает: садовники больше не имеют права разводить и скрещивать культуры по собственному усмотрению. За гибриды, столетиями выращиваемые в цветочных горшках на подоконниках, но не зарегистрированные в Брюсселе, теперь будут взиматься ощутимые штрафы. Джемом, согласно последним предписаниям, отныне может называться только такой продукт, который содержит не менее 60 процентов сахара. Если сахара всего лишь 50 процентов, то это уже ни в коем случае не джем, а всего лишь мармелад, если сахара и того меньше, то на этикетке должно быть ясно указано, что перед вами фруктовое варенье.

Европейская комиссия уже было порешила, что с 1 января со столов ресторанов исчезнут лафитнички с оливковым маслом, на том основании, что бессовестные трактирщики могут подсунуть посетителям черт знает что вместо масла. Правда, под давлением общественного мнения, разъяренного тем, что в трудные времена чиновники еще более затрудняют ведение дел своим головотяпством, в последний момент Брюссель отступил и предписание отменил. Официально – "пошел навстречу пожеланиям трудящихся". Такое в последнее время случается все чаще. Подобная судьба постигла, пожалуй, самое курьезное предписание ЕС, регулировавшее внешний вид фруктов и овощей и запрещавшее продавать в Европе плоды "извращенной или противоестественной формы". Толстенная инструкция подразделяла бананы на категории в зависимости от миллиметровой разницы в их "кривизне". Подобный отбор торговая инспекция производила и у огурцов. Первосортные огурцы не должны были иметь искривление более 10 миллиметров на 10 сантиметров длины. Огурцы низших сортов могли иметь двукратное искривление, но не более того. Все, что выросло вкривь и вкось, с прилавков изгонялось. В конечном счете несуразность была отменена, и не только по отношению к бананам и огурцам, но и по отношению к фасоли, моркови, черешне или чесноку. Комиссарша ЕС по сельскому хозяйству Марианн Фишер-Бёль согласилась с тем, что "нелогично выбрасывать на помойку свежие и здоровые продукты только потому, что нам не нравится их форма". С другой стороны, ей не показалось нелогичным заявление Еврокомиссии о том, что отмена дикой инструкции – отнюдь не шаг назад и не уступка общественности, а, напротив, новое и еще более блестящее достижение на более высоком витке интеграционной спирали.

Не приходится удивляться тому, что популярность Европейского союза у населения находится на историческом минимуме. Майский опрос "Пью Центра" – одного из самых авторитетных агентств в этой области – показал, что среднеевропейская удовлетворенность членством в ЕС за последний год упала с 60 до 45 процентов. Статья на интернет-странице уже упомянутого "Гейтстоун Института" завершается выводом о том, что "хозяйственная система Евросоюза уже сейчас несовместима с демократией". Такой вывод может представляться бесспорным только тем, кто смотрит на Брюссель с Запада. Если смотреть с Востока – будем говорить, с киевского Майдана – то о качествах европейской демократии язвить не хочется. Как говорится, в доме висельника о веревке не говорят.

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG