Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мимолетная фраза


Обложка книги Виктории Федоровой "Дочь адмирала"

Обложка книги Виктории Федоровой "Дочь адмирала"

Дочки-матери и тайная полиция: трагедия Зои и Виктории Федоровых

Трагическая семейная история актрисы Зои Федоровой и ее дочери Виктории может быть неожиданным образом связана с Олимпиадой 1980 года.

Готовил очередную радиопрограмму "Вокруг былых Игр: Олимпиада и журналистика", прослушивал архивные пленки. Искал не столько примеры спортивных достижений (о них все написано в интернете), сколько размышления давних лет о социальной, общественной стороне спортивных состязаний, об использовании всемирных Игр в политических целях. И в репортаже Радио Свобода 24 января 1978 года поймал мимолетную фразу нашего нью-йоркского диктора Вадима Рожкова, фразу, не имевшую ни толкования, ни продолжения: "Любопытным для американцев кажется и появившееся сообщение о том, что NBC ведет переговоры с бывшей советской киноактрисой, приехавшей два года назад в Соединенные Штаты, Викторией Федоровой относительно ее участия в качестве комментатора в передачах XXII Олимпийских игр из Москвы". Одна фраза, одно имя в конце репортажа, но какая драма вдруг встала за журналистским словом! Мне даже показалось, что я моментально подошел к разгадке одного убийства.

Кто же такая Виктория Федорова? Это та самая девочка, которая имела несчастье родиться в Москве в январе 1946 года. Ее мать, Федорова-старшая, прославленная Зоя Алексеевна, лауреат двух Сталинских премий, героиня популярных фильмов "Музыкальная история", "Подруги", "Свадьба", познакомилась в 1945 году с американским дипломатом, заместителем морского атташе Соединенных Штатов Джексоном Роджерсом Тейтом. Знакомство вовсе не было тайным, наоборот: и Зоя Федорова, и капитан Тейт были приглашены на прием к Молотову по случаю Дня Красной армии. Общение с иностранцами было, как известно, под жесточайшим контролем и регламентировалось, но Федорова и Тейт не на шутку влюбились друг в друга. 9 мая, после парада на Красной площади, на котором они оба присутствовали, Федорова зачала. Любовники пообещали друг другу, что победного ребенка они назовут Виктором или Викторией.

Через две недели капитана Тейта объявили персоной нон грата и в 48 часов выставили из страны. Зое Федоровой, как ни странно, дали родить. В январе 46-го на свет появилась Виктория Джексоновна. На русский манер – Яковлевна. О рождении дочки выдворенный Тейт тогда не узнал.

Не лишним будет напомнить тут одну макабрную легенду. Незадолго до этих событий на Зою Федорову положил глаз известный ловелас Лаврентий Павлович Берия. И пригласил ее в свой особняк на Садовом кольце. Федорова пришла, но начала сопротивляться и выскочила из бериевского кабинета. А в приемной уже ждал ее адъютант с букетом цветов. И, как было приказано, вручил его беглянке. Идя через двор особняка, Зоя Алексеевна увидала самого Лаврентия Павловича, вышедшего на балкон. И игриво бросила: "А за букет – спасибо". На что Берия, по легенде, произнес: "Это не букет, это венок". Анекдоты с подобной концовкой есть и другие, так что за достоверность эпизода поручиться никак нельзя.

Как бы то ни было, после рождения дочери Виктории Зоя Федорова была арестована и получила 25 лет лагерей усиленного режима. Лагерь был вскоре заменен Владимирской тюрьмой, что было гораздо тяжелее лагеря. Зато в тюрьме словоохотливая Зоя Алексеевна мало кому могла рассказать о своих злоключениях, о Сталине, Берии и других недоступных народу персонажах. А чтобы не было сомнений, как относится власть к бесконтрольным связям с иностранцами, были наказаны и родственники актрисы: сестра Александра с детьми получила пожизненную ссылку, другая сестра, Мария, была приговорена к 10 годам Воркуты. Девочка Виктория росла с тетей Александрой в ссылке и считала ее своей родной матерью. Настоящую мать она увидела только в 1955-м, когда ей было уже девять.

Отсидев, Зоя Федорова вернулась в кино, много снималась и не переставала мечтать о встрече с Джексоном Тейтом. Он тоже искал ее. Но советская агентура не зря получала хорошее жалование. Между ищущими друг друга душами был профессионально пущен раздор: американскому капитану, делавшему успешную карьеру, сообщили о якобы счастливом браке Зои, а ей – о том, что бывший возлюбленный и видеть ее не желает.

Тем временем молодая красотка Виктория стремительно входила в киномоду: она снялась у Михаила Калика в фильме "До свидания, мальчики!", в "Уроке литературы" Алексея Коренева, в "Преступлении и наказании" Льва Кулиджанова и других картинах. И все было бы хорошо, но в 1975 году Виктория с огромным трудом добилась поездки в Штаты на встречу с найденным отцом, к тому времени уже контр-адмиралом Военно-морских сил США. Во Флориде они устроили совместную пресс-конференцию. Не удивительно, что на Западе вокруг судьбы актрисы было много шума, неприятного для Москвы и невыгодного для советской пропаганды. Я помню какие-то журналы 70-х годов (французские и почему-то шведские), с огромными заголовками и семейными фотографиями дочери и отца.

Обложка книги «Дочь адмирала»

Обложка книги «Дочь адмирала»

Виктория в Советский Союз не вернулась, вышла замуж, написала книгу воспоминаний, которую в русском переводе 90-х годов назвали "Дочь адмирала", хотя явно просится другое: "Адмиральская дочка". У книги хэппи-энд, как у Золушки. Планировался даже голливудский фильм.

И вот на старой пленке из архива Радио Свобода я слышу, что Виктория Федорова сможет комментировать московскую Олимпиаду. Честно говоря, я понятия не имею, вышло из этого хоть что-нибудь. А почему бы и нет? Что мы знаем об американских информационных телепрограммах 1980-го года? Я, например, ничего не знаю. Но уже сама возможность вовлечения недавней советской очень популярной киноактрисы в антисоветскую шумиху (а бойкот Олимпиады расценивался именно так) делала семью Федоровых раздражителем для Кремля.

Но вот Олимпиада в Москве закончилась, а с нею закончилась и эмиграция из Советского Союза. Не стопроцентно, разумеется, но очень резко. Уехать за границу стало практически невозможно. И каналы связи стали перекрываться, и гонения на самиздат и тамиздат усилились, и аресты правозащитников вернулись с новой силой. К тому же, не забудем, началась – исподволь – советская кампания за бойкот приближавшейся Олимпиады-84 в Лос-Анджелесе. И не надо, не надо было в этих обстоятельствах пускать Зою Алексеевну Федорову к дочери Виктории за океан. Тем более, что негласная слежка показывала, что Зоя Федорова распродает все свое имущество и явно собирается переселиться в Америку навсегда. И тогда от голливудского сценария уберечься будет невозможно.

Для того, чтобы делать какие-то определенные выводы, надо обладать доказательствами. Их у меня нет, но 10 декабря 1981 года в Москве, в своей квартире на Кутузовском проспекте Зоя Федорова была убита выстрелом из пистолета в затылок. В руке она держала телефонную трубку. Викторию на похороны матери в страну не впустили.

Повторяю, доказательств причастности КГБ к этому убийству нет, но мимолетная журналистская фраза из околоспортивного репортажа 1978 года дает субъективное ощущение разгадки случившейся трагедии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG