Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Театр Александра Каргальцева

В квартире у Александра Каргальцева, модном просторном лофте в не менее модном хипстерском районе Бруклина, постоянно что-то происходит и вечно кто-то живет. Здесь празднуют дни рожденья, читают пьесы, мимоходом проводят фотосессии и записывают интервью. Этакий светский салон двадцать первого века.

За время нашей беседы сюда приходят и уходят молодые люди, здесь либо живущие, либо работающие, либо что-то забывшие на вчерашней вечеринке.

Я живу три года, мне комфортно, я освоился. Я скучаю по некоторым своим друзьям, но большинство из них тоже уехало. Путин должен сам меня попросить. Он должен извиниться, неплохо бы встать на колени и очень хорошо попросить. Я рассмотрю
Посреди этого круговорота людей и идей мы успеваем выпить в турке сваренный кофе, травяной чай и шампанское – скоро Новый год.

Последний раз я видела Каргальцева на репетиции спектакля The Net. Сейчас он работает над "Крематорием", спектаклем-антиутопией, в котором Путин строит в Мурманске крематорий для геев. По словам Саши, это скорее не метафора, а зловещее предостережение о том, что вполне может произойти, если общество продолжит смотреть сквозь пальцы на катастрофическую ситуацию с правами человека в России.

В 2010 году выпускник ВГИКа Александр Каргальцев приехал в Нью-Йорк, став лауреатом онлайн-кинофестиваля PutItOn и получив стипендию на обучение в Нью-Йоркской киноакадемии. После окончания академии он получил статус политического беженца.

За три года жизни в Нью-Йорке Каргальцев, кажется, полностью освоился. Он ставит спектакли, снимает фотопроекты, пишет для "Сноба", работает консультантом в аукционном доме Sotheby's.

Между делом, как и многие эмигранты, он ведет свой внутренний, довольно эпатажный монолог, обращенный к президенту России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG