Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сирия: беженцы бегут от беженцев


Сирийские беженцы в лагере Каркамис 16 января 2014 года

Сирийские беженцы в лагере Каркамис 16 января 2014 года

Продажа девушек, насилие и распри в лагерях вынуждают беженцев жить в Турции на нелегальном положении

По данным ООН, сирийский конфликт уже унес жизни 130 тысяч человек, около трети из 22-миллионного населения страны стали внутренними мигрантами или беженцами в соседних странах. Но и их жизнь в лагерях становится все более тяжелой.

Несмотря на промозглый стамбульский зимний ветер, двадцатилетняя Кифа ежедневно исполняет грустную протяжную сирийскую песню в одном из портовых районов Стамбула. Послушать девушку собираются довольно много людей – пассажиры морских трамваев, прохожие, которые кидают мелочь и спрашивают, нужна ли помощь. Кифа приехала в Турцию около года назад вместе с группой сирийских беженцев из города Хомс после того, как во время бомбежки погибли ее родители. Несколько месяцев жила в одном из лагерей на юго-востоке Турции, потом сбежала в Стамбул, чтобы начать новую жизнь. Подрабатывала в швейных цехах, на рыбной ферме, пока ее не задержала полиция.

Кифу вновь отправили в один из лагерей в провинции Хатай у сирийской границы. В этом районе их более двадцати. В основном в них проживают сирийские арабы сунниты, но есть также курды и алавиты, для которых отдельного лагеря нет. Между беженцами то и дело возникают этнические и межконфессиональные споры, которые заканчиваются массовыми драками и поножовщиной. Чтобы утихомирить толпу, приезжает полиция. Власти просят соблюдать спокойствие. Однако женщины напуганы, боятся выходить из дома даже до туалета.

В лагерях процветает криминальный бизнес, так называемая торговля невестами. Девушек из бедных семей порой насильно отправляют в богатые арабские страны. Недавно один из турецких телевизионных каналов показал репортаж об этом. В интервью житель одной из стран Персидского залива признается, что это весьма выгодно – иметь молодую покорную жену, которую родители продали почти за бесценок. Цены колеблются Сирийка Кифа поет с друзьями-студентами в портовом районе Стамбула

Сирийка Кифа поет с друзьями-студентами в портовом районе Стамбула

от пятисот до тысячи долларов. Cирийка Кифа, которая сейчас вновь находится на нелегальном положении в Стамбуле, рассказывает, что отправилась в Стамбул с группой таких же молодых сирийцев, чтобы поступить на учебу в стамбульский университет. "Турецкие власти объявили о том, что сирийские и египетские студенты смогут учиться бесплатно в учебных заведениях Стамбула, – рассказывает девушка. – Если повезет, я буду учиться на инженера или строителя. В школе у меня была хорошая математика". Сейчас ей приходится жить у друзей-студентов, которые выделили ей угол в своей комнате. Только вот полицейских она очень боится, потому что они могут задержать и отправить обратно в лагерь.

"Весь мир занят проблемой уничтожения химического оружия в Сирии и, кажется, забыл о страданиях обычных сирийцев, которые продолжают гибнуть на этой войне", – говорит пожилой сириец Ахмет, который весь день сидит на углу старинной армянской церкви в азиатской части Стамбула. Ахмет живет неподалеку, в приюте при церкви, где нашли убежище еще около пятидесяти сирийских христиан. Беженцам помогают волонтеры из Европы, которые готовят еду и ухаживают за стариками. Один из волонтеров, Ганс, рассказывает, что Ахмед проводит дни у стамбульской церкви

Ахмед проводит дни у стамбульской церкви

старик Ахмет потерял во время войны всю семью. Жену застрелил снайпер, когда она вышла в соседний магазин, чтобы купить лаваш. Сыновья ушли на войну, чтобы сражаться с Башаром Асадом более года назад, и теперь об их судьбе ничего не известно.

Практически в каждой сирийской семье беженцев есть погибшие или пропавшие без вести. Убежавшие из Сирии рассказывают, что в стране уже никто не верит в завтрашний день. Города превратились в руины. Не хватает воды, еды и питья. На улицах царит анархия. Люди бегут из центральных районов. Жизнь переместилась на окраины, ближе к турецкой границе, где образовались большие скопления людей, желающих выбраться из страны. У границы уже выросли временные поселения. Палатки из кусков пластика, бумаги и картона, закрепленные на палках. Люди промышляют, чем могут. Организуют торговлю оружием, продают поддельные паспорта, переправляют нелегалов через границу. Двадцатилетний волонтер Роберт рассказывает, что существует нелегальный бизнес по переправке целых семей из Сирии в страны, где им положены пособия и социальная помощь. В прессе называют суммы от двадцати тысяч евро за помощь в получении убежища в странах Западной Европы. "Используют все возможные пути, чтобы пробраться в Европу, – говорит он. – Едут на грузовиках, которые перевозят в Грецию и Болгарию баранью шерсть. В складчину нанимают в Стамбуле старые суда. В минувшем году морем из Турции в Италию отправились около пяти тысяч сирийцев. Несколько десятков погибли во время шторма – старое судно было переполнено и не выдержало ударов стихии".

Граница между Сирией и Турцией протяженностью около 900 километров. Камни, полупустыня, труднодоступная горная местность. В ряде районов до сих пор нет пограничной разметки из-за военных действий между армией и курдскими боевиками. Вдоль границы тянутся километры минных полей. В целях безопасности лет двадцать назад границу заминировали, однако старые карты утеряны. Теперь то и дело подрываются люди, пытающиеся пробраться нелегально, минуя блок-посты.

Борьба за свободу и независимость превратилась в междоусобный конфликт, который ведут между собой различные религиозные исламские группировки. Сегодня мало кто верит в светлое демократическое будущее, за которое сражается Свободная сирийская армия, состоящая из бывших офицеров и солдат, дезертиров армии Асада. Оппозиционеров обвиняют в провале военных операций, а Коалиционный совет, выполняющий функции временного правительства, который базируется в Стамбуле, не способен руководить. Сирийские оппозиционные политики далеки от реальности, не могут договориться и устраивают пустые дебаты.

Резкую критику со стороны международного сообщества вызывают связи военных с исламистскими группировками, которых, как заявляет политическая оппозиция, якобы используют в качестве временных союзников для скорейшего свержения режима. Солдаты утверждают, что делают это исключительно потому, что не хватает людей и военной техники. Сирийский офицер Айдын, который воюет с режимом Асада, заявил турецким журналистам, что, по его ощущениям, Европа покинула сирийскую оппозицию. Европейские страны предпочитают не вмешиваться в военный конфликт. "Зато российские власти снабжают регулярную армию новейшим оружием, – говорит он. – Россия сохранила этот режим. Российские власти устроили это шоу с химическим оружием, чтобы Асад успел отдохнуть и набраться сил".

Сирийцев в Турции уклончиво называют "гостями республики". Такого понятия в международном праве нет. Так что это фактически снимает с властей все обязательства и не дает сирийцам никаких прав. Для многих дорога в Европу – единственная надежда на светлое будущее, возможность получить убежище и международный статус беженца, который открывает доступ к медицинскому обслуживанию, образованию и рынку туда. Европейские страны обещают не отправлять сирийцев обратно на родину, независимо от того, на каких основаниях они находятся на территории ЕС. Однако турецкие газеты сообщают, что в минувшем году из Европы были выдворены тысячи сирийцев. В прошлом месяце власти Болгарии не пустили большую группу беженцев, которые попытались пробраться из Турции. Греция выдворила около трехсот сирийцев и запретила беженцам доступ в Республику Кипр.

Проживающие в Стамбуле сирийцы месяцами ожидают разрешения на въезд в европейские страны, боятся выходить из дома, опасаясь полиции. Сириец Башар, например, уверен, что европейские консульства имеют тайное поручение отказывать во въезде всем сирийцам. "Европа не может справиться с собственными мигрантами и не хочет видеть миллионы новых людей", – говорит он. Великобритания заявила, что не планирует принимать у себя сирийских граждан. Швеция приняла лишь пятнадцать тысяч сирийцев, но опасается проникновения на свою территорию исламистских террористов и фанатиков. Власти заявляют, что будут тщательно проверять каждого из кандидатов. Исключение составляет Германия.

Турция потратила на содержание беженцев около двух миллиардов долларов. Лагеря переполнены, социальную и медицинскую помощь оказывать все труднее, школы не могут принять всех детей-иностранцев, население все больше раздражается наплывом приезжих. Сейчас в лагерях прекратили раздавать горячую пищу, беженцы готовят самостоятельно из продуктов, которые покупают на рынках в лагерях через карточную систему. Сирийцы получают около 80 лир, которых им не хватает. Тем временем Анкара решила перекрыть людской поток. Около приграничного города Нусайбин начали возводить каменную стену с колючей проволокой и камерами слежения. Политика открытых дверей, которую с начала военных действий проводила Турция, похоже, подходит к концу.
XS
SM
MD
LG