Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нацизм, его жертвы и палачи


27 января советской армией был освобожден лагерь смерти Освенцим

27 января советской армией был освобожден лагерь смерти Освенцим

27 января – Международный день памяти жертв Холокоста

Международный день памяти жертв Холокоста отмечается по решению Генассамблеи ООН с 2006 года. В Германии существует и своя более ранняя традиция отмечать этот день освобождения советской армией лагеря смерти Аушвиц (Освенцим). С 1996 года 27 января в Германии – это День памяти всех жертв национал-социализма. Отмечается он в стране повсеместно. В нынешнем году дата совпала с 70-й годовщиной снятия блокады Ленинграда, и поэтому на традиционном в этот день специальном заседании бундестага был приглашен выступить переживший блокаду писатель Даниил Гранин.

Историк Павел Полян

Историк Павел Полян

В центре внимания участников главного городского памятного мероприятия 27 января на юге страны, во Фрайбурге, на этот раз живущие в городе еврейские эмигранты из бывшего СССР, пережившие войну, а иногда и оккупацию. Все они потеряли близких. Видеоинтервью с ними будут представлены на вечере памяти жертв национал-социализма. О том, как возникла идея этого проекта, Радио Свобода рассказал побеседовавший с эмигрантами историк Павел Полян:


– К 27-му числу специально ничего не готовилось. Уже когда начал осуществляться проект по записи воспоминаний членов фрайбургской еврейской общины, поддержанный председателем общины Ириной Кац, возникла идея некоторые события из промежуточных результатов проекта сопрячь с этой датой, и эта идея была поддержана руководством города. В принципе, идея-то была достаточно простая и напрашивающаяся. Люди, которые приехали сюда, в Германию, из Советского Союза, евреи, имеют свой, особый военный опыт. И свое представление о войне. Среди еврейских иммигрантов в Германии людей с опытом лагерей смерти почти не осталось, а те, кто непосредственно пережил Холокост, сегодня уже очень пожилые люди. Но их дети, и те немногие остающиеся в живых люди из демографических когорт, которых эта судьба тоже могла коснуться, имели и имеют свою особую палитру для воссоздания картин того времени. И их военный опыт, еврейский военный опыт, собственно говоря, и есть тема нашего мероприятия 27-го числа.

Среди тех, о ком будет идти речь непосредственно в этот вечер, одна юная партизанка времен войны София Пятова. Она была маленькой 8-летней девочкой, которая чудом уцелела после того, как ее родное местечко Пуховичи было айнзац-командой превращено с точки зрения еврейской жизни в ничто: погибли все ее близкие, а она чудом осталась в живых, и ее подхватил ее отец – еврейский партизан из отряда, действовавшего в окрестных лесах. И таким образом, как маленькая партизанка, она в конечном счете выжила.

Очень многие ее сверстники пережили это военное время в эвакуации, и это тоже своеобразный опыт – эвакуация в Советском Союзе, еврейского населения в особенности. И эвакуация, ее трудности, и возвращение на родные пепелища – этот опыт тоже будет представлен в тех видеофрагментах, которые будут показаны и будут обсуждаться в этот вечер. Как и блокадный опыт. У нас есть очень яркий блокадный сюжет с одной бывшей ленинградкой. Есть сюжеты и с людьми, в достаточно взрослом возрасте пережившими нападение на Советский Союз, конкретно на Минск, как это было с Анной Резник, – рассказал Павел Полян.


Анна Резник, родившаяся в феврале 1917 года (нынче ей 96 лет), работавшая до 79 лет адвокатом в Москве, в интервью Павлу Поляну рассказала о начале войны, своей последней встрече с матерью и о том, как она и ее младшие брат и сестра ушли пешком из города.

Книга воспоминаний Анны Резник

Книга воспоминаний Анны Резник

Анне Резник, ее сестре и брату удалось в конечном итоге добраться до Казани, где Анна начала работу в прокуратуре, а ее сестра был призвана в армию как врач и прошла от Прибалтики до Китая. Их мать, как они узнали в конце войны, погибла во время одного из погромов в минском гетто.

День освобождения лагеря смерти в Аушвице-Освенциме важен для культуры памяти в Германии. Сам масштаб этого лагеря, масштаб уничтожения людей, в первую очередь евреев, отозвался в Германии почти повсеместно. Во Фрайбурге, например, по рассказу Павла Поляна, жили до войны не только жертвы, но и их будущие палачи. Большая часть коренных фрайбургских евреев были депортированы в 1940 году в Гурс – лагерь для интернированных лиц во французских Пиренеях. Многие из них потом были отправлены в Аушвиц. Там же, в Аушвице-Биркенау "трудился" родившийся неподалеку от Фрайбурга обершарфюрер СС садист Йозеф Шиллингер.

Интересно, что он был застрелен прямо на территории лагеря из собственного пистолета, который выхватила у него из кобуры одна из узниц, Франциска Манн – юная танцовщица, родом из Польши, вдруг догадавшаяся, зачем им всем было приказано раздеться, и отказавшаяся сделать это. Шиллингер сорвал с нее одежду и получил пулю. Однако только в 2003 году историку Андреасу Мекелю, ведущему нынешнего памятного мероприятия во Фрайбурге, удалось добиться удаления могилы Шиллингера из ряда почетных могил его родного городка Оберримзингена, а его фамилии – с памятника павшим во Второй мировой войне.

Бывает, однако, когда определить человека как жертву или палача не очень просто. Во многом об этом, в частности на примере еще недостаточно известного восстания в Аушвице 7 октября 1944 года, повествует недавно вышедшая книга Павла Поляна "Свитки из пепла", рассказ о которой вскоре появится на сайте Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG