Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В руках Божьих и человеческих


Установка крупнейшей в мире статуи Иоанна Павла II в польском городе Ченстохова, апрель 2013 года

Установка крупнейшей в мире статуи Иоанна Павла II в польском городе Ченстохова, апрель 2013 года

В Польше изданы личные записки Иоанна Павла II, выхода которых в свет сам Папа не хотел

В Польше 5 февраля вышла книга "Я всецело в руках Божьих. Личные записки, 1962–2003" – личные записки Папы Римского Иоанна Павла II, в миру – Кароля Войтылы, уроженца польского городка Вадовице под Краковом. Выходу книги сопутствовал спор о том, имел ли право личный секретарь покойного Папы, кардинал Станислав Дзивиш, издавать ее.

640 страниц личных записок, сделанных в течение почти 40 лет, являются отражением необычного духовного пути, который прошел краковский кардинал Кароль Войтыла, ставший в 1978 году Папой Иоанном Павлом II. В оригинале это тетради, в которых Папа записывал свои молитвы, рассуждения о церкви и вере, борьбе с собственными сомнениями и слабостью, а также вспоминал о своих близких, друзьях, ближайших сотрудниках.

"В этих записках Папа открыл часть своей души, своей встречи с Богом, своих наблюдений. Это непростая книга, но в ней содержится свидетельство веры и полного вручения своей жизни Богу. Это также подготовка к встрече с Господом, к смерти", – сказал Хенрик Возьняковский, директор издательства "Знак", опубликовавшего книгу. По его словам, в дневниках Папы ничего не было изменено, кроме перевода содержащихся в них иностранных слов на польский язык.

Записки никогда ранее не публиковались. Согласно воле Иоанна Павла II, вещи, которыми он пользовался в повседневной жизни, церкви следовало раздать по собственному усмотрению, а его записи должны были быть сожжены. Тем не менее, его друг и многолетний секретарь, ныне кардинал Станислав Дзивиш не позволил этого сделать.

Кардинал Станислав Дзивиш у гроба Иоанна Павла II

Кардинал Станислав Дзивиш у гроба Иоанна Павла II

На специальной пресс-конференции в Кракове кардинал Дзивиш так объяснил мотивы своего решения:

– У меня не было никаких сомнений. Это настолько важные вещи, которые являются свидетельством духовности этого человека, великого Папы, что их уничтожение было бы преступлением. Я также думал о том, что случилось с документами Пия XII, который так же просил уничтожить его переписку, хотя она и не была столь обширной. Корреспонденцию уничтожили, и до сих пор историки говорят – как жаль, что нет этих документов, особенно тех, что касались периода Второй мировой войны.

Станислав Дзивиш заявил также, что та часть личных записок Иоанна Павла, "которую нужно было уничтожить", все же была уничтожена, а обвинения в невыполнении завещания Папы назвал "неправильным пониманием" текста самого завещания:

– Когда Святой Отец составлял свою последнюю волю, он знал, кому доверяет свои записи. Знал, что я отнесусь к ним со всей ответственностью. Не знаю, что мне теперь поднять пальцы вверх и поклясться?

Между тем некоторые эксперты продолжают придерживаться мнения, что личные записки Иоанна Павла II нужно было уничтожить, как и хотел Папа, и ни в коем случае не публиковать.

– Воля Папы была однозначной. А в европейской, христианской культуре волю усопшего принято уважать. Тем более если речь идет о Папе, – заявил историк церкви ксендз Тадеуш Исакович-Залеский.

Стоит отметить, что записки Иоанна Павла II теперь являются одним из основных документов в процессе канонизации единственного в истории Папы-поляка. А часть дохода от продажи книги будет передана на строительство центра Иоанна Павла II в Кракове.
Иоанн Павел II в сентябре 1999 года

Иоанн Павел II в сентябре 1999 года


Как отмечает римский журналист, член так называемого "папского пула", знаток политики и традиций Ватикана Алексей Букалов, пока официальной реакции администрации Святого престола на выход этих записей нет:

– Но, подчеркну, нет и официального предсмертного распоряжения Папы Иоанна Павла II об обязательном уничтожении всех бумаг. Весь архив покойного действительно находится в руках его бывшего личного секретаря, также поляка, дона Станислава Дзивиша, архиепископа Краковского и кардинала Римско-католической церкви. Он уже не в первый раз оповещает мир о наличии у него важных бумаг, принадлежавших Каролю Войтыле, в частности, всем памятна знаменитая история с заявлением того Папы об отставке. Ведь Папа Бенедикт XVI – не первый из современных понтификов, написавших заявление об отречении от престола. Такое же заявление было написано и Папой Иоанном Павлом II, запечатано в конверте и вручено именно Дзивишу с объяснением, что, если дон Станислав сочтет, что папа стал неадекватен в своих действиях, он вскрывает это завещание и его зачитывает. Внутри находилось заявление об удалении в монастырь, уходе на покой, об отставке. Документ этот еще не опубликован, но известно, опять же со слов Станислава Дзивиша, что он существует, а не уничтожен. Мне довелось разговаривать об этом с доном Станиславом, довольно много времени тому назад, и он сказал, что все, что написано рукой Папы Иоанна Павла II, представляет огромную ценность для церкви и для человечества. В этих словах не было обещания опубликовать эти тексты, но, во всяком случае, было заявлено об отношении к ним. Он рассматривал это как реликвию, точно такую же, как и хранящийся у него ковчег с кровью его покойного шефа. Это такая пробирка с образцом крови, которая была взята для переливания, но не использована, и это один из трех сосудов с кровью Иоанна Павла II, дошедший до наших дней.
Ковчег с кровью Папы Кароля Войтылы

Ковчег с кровью Папы Кароля Войтылы


– Эти записки Иоанна Павла II, наверное, могут сыграть большую роль с учетом скорой канонизации первого папы-поляка? Эта канонизация состоится 27 апреля. А принципиальное решение было принято на кардинальской консистории, которую провел Папа Франциск, насколько я помню, в конце сентября 2013 года. Решение о причислении к лику святых принимается после подтверждения двух сотворенных чудес. Медицинская и теологическая комиссии тогда подтвердили, что молитвами Иоанна Павла II в Коста-Рике была излечена женщина, страдавшая неизлечимым недугом. До этого его признали исцелителем французской монахини.

– Совершенно верно. Я думаю, что на канонизацию, на решение, которое принято Папой Франциском, негативным образом уже никакие публикации повлиять не могут. Эта канонизация могла бы состояться значительно раньше, как объяснил нам сам Папа Франциск на борту самолета во время возвращения из Рио-де-Жанейро в июле прошлого года. Он сказал: мы решили сдвинуть событие на весну, чтобы дать возможность как можно большему числу поляков-паломников прибыть в апостольскую столицу, когда можно предсказать более благоприятные погодные условия. Вот такое было объяснение.

– Часто люди, нарушавшие последнюю волю покойного, когда речь идет о друзьях великих литераторов, или о друзьях великих художников, и о друзьях великих политических или церковных деятелей, действительно спасали для человечества всемирное культурное наследие в виде каких-то записок, книг, картин, которые автор намеревался уничтожить до или после своей смерти. Навскидку могу вспомнить, хотя бы, Макса Брода, друга Франца Кафки. Но как в Римско-католической церкви воспринимают все-таки факт нарушения пусть даже устного завещания, на исполнении условий которого, скорее всего, все-таки настаивал не кто иной, как Святой отец?

– Я, честно говоря, не уверен, что было какое-либо завещание. Потому что Иоанн Павел II угасал довольно медленно, боролся за жизнь, и никакого единовременного завещания написано или высказано не было. А почитание Папы Войтылы от того, что какие-то его мысли будут опубликованы (я не думаю, что там речь идет о каких-то крамольных мыслях), не будет приуменьшено. Вы совершенно правильно сказали, что в этом сохранении наследия, духовного и литературного, художественного, есть какой-то жест справедливости, – считает ватиканский журналист Алексей Букалов.
XS
SM
MD
LG