Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия и Крым: надежда на "мягкую силу"


Ангела Меркель и Владимир Путин на переговорах в Петербурге в 2013 году

Ангела Меркель и Владимир Путин на переговорах в Петербурге в 2013 году

Немецкий эксперт Райнер Линднер – о необходимости "треугольного" диалога по Украине

США и Европейский союз обдумывают меры, которые позволили бы остановить агрессию России против Украины. О некоторых санкциях уже объявлено. Канцлер Германии Ангела Меркель сообщила, что Евросоюз готов подписать соглашение об ассоциации с Украиной (из-за которого в ноябре и начался весь украинский кризис) уже в ближайшие недели или даже дни. Однако позиция западных стран, их взгляды на пути разрешения кризиса вокруг Украины неодинаковы.

Германию нередко называют одной из тех стран, ведущие представители которой настроены скорее в пользу диалога и даже умеренных уступок Кремлю – исходя в первую очередь из экономических интересов крупнейшей страны ЕС. Штефан Майстер, эксперт Европейского совета по международным отношениям, заявил в интервью агентству France Presse, что "Германия – главное препятствие на пути к принятию более жестких мер против России. То, что мы наблюдаем сейчас, демонстрирует ограниченность влияния Берлина на Москву, ограниченность того благожелательного подхода, которого Германия годами придерживалась в отношениях с Россией".

Вряд ли с этим мнением согласился бы собеседник Радио Свобода – профессор Райнер Линднер, исполнительный директор Комитета по экономическим взаимоотношениям с Восточной Европой – влиятельной в Германии организации, представляющей интересы немецких компаний, занимающихся бизнесом на постсоветском пространстве и в Восточной Европе.

Райнер Линднер

Райнер Линднер

– Есть ли для западных стран, в том числе Евросоюза и Германии, некая граница, которую России в нынешней ситуации нельзя позволить перейти? И, если угодно, "сдаст" ли в нынешней ситуации Запад Украину Кремлю?

– Нет, конечно. Мне кажется, речь об этом не идет. На прошлой неделе я побывал в Киеве, разговаривал там со многими людьми. Там, конечно, очень непростая ситуация. Политическая консолидация пока не началась. После событий на Майдане вся страна находится в травмированном состоянии. Я думаю, что ни Запад, ни Украина не заинтересованы в том, чтобы Украина распалась. Но крайне неприятно то, что Крым теперь представляет собой потенциальную зону нового "замороженного" конфликта по типу Приднестровья, Южной Осетии или Абхазии. То есть формируется государственное образование с очень сильным влиянием российского фактора. Это очень опасно для будущего этого региона и Украины.

– Каковы могут быть, по вашему мнению, те шаги, которые следует в первую очередь предпринять, чтобы обстановка на Украине хотя бы относительно стабилизировалась?

– Я считаю необходимым, чтобы как можно скорее на Украине состоялись досрочные выборы. 25 мая, дата, которую называют новые власти в Киеве, – это, как мне кажется, очень поздно, слишком много разных событий может произойти до этого времени. Далее России следовало бы признать эти досрочные выборы, их результаты и то новое правительство Украины, которое по их итогам будет сформировано. Без таких выборов мы с этой ситуацией не справимся. Ведь Россия не признает нынешние власти в Киеве, глава МИД России Сергей Лавров показал это, когда отказался встречаться с новым министром иностранных дел Украины Андреем Дещицей в Париже и Брюсселе. Только после украинских выборов появится шанс на то, чтобы Россия и Украина нашли платформу для диалога.

Очень верно написал Генри Киссинджер в Washigton Post о том, что Россия никогда не будет смотреть на Украину как просто на иностранное государство. Это исторически невозможно. Есть исторические, культурные, семейные, языковые факторы, которые соединяют эти две страны. Поэтому, как я уже сказал, на Украине сейчас нужны досрочные выборы, президентские и парламентские, чтобы возник новый парламент и новое правительство, чтобы они были признаны и Евросоюзом, и Россией. И только потом можно начинать переговоры, возможно, в "треугольном" формате, с участием ЕС, Украины и России. Без этого я не вижу в ближайшее время возможностей для деэскалации конфликта. В этот процесс должна быть включена и Республика Крым с ее автономным статусом. Иначе не справиться, никак. В Крыму тоже должен быть новый парламент и новое правительство, и Украина нашла бы с этим правительством в Симферополе modus vivendi. Очень важно, чтобы они друг друга признали. Мы в Европе, для решения конфликтов есть демократические процедуры. Пока же не хватает легитимных сил, которые были бы признаны всеми государствами, имеющими влияние на ситуацию. Запад признаёт нынешнее киевское правительство, но Россия не признаёт. С крымскими властями – наоборот.

– Почему, по вашему мнению, предпочтителен "треугольный" формат переговоров?

– Выживет Украина только в том случае, если ее важнейшие соседи и торговые партнеры будут участвовать в диалоге. Куда деваться Украине без нормальной торговли с Россией? Куда России без нормальной торговли с Европой, на которую приходится более 50% ее торгового оборота? Как быть нам, странам Евросоюза, если из России к нам поступает 30% нефти и 40% газа? Мы слишком друг от друга зависимы.

В будущем Украина и Россия будут иметь особые, соседские взаимоотношения. Даже если Украина когда-нибудь станет членом Европейского союза. А вот ее вступление в НАТО было бы "красной линией", переход через которую Россия, мне кажется, посчитала бы недопустимым, – полагает Райнер Линднер, исполнительный директор германского Комитета по экономическим взаимоотношениям с Восточной Европой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG