Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предсказуемые сербские выборы


Наиболее вероятный победитель выборов в Сербии - Александр Вучич (Сербская прогрессивная партия)

Наиболее вероятный победитель выборов в Сербии - Александр Вучич (Сербская прогрессивная партия)

Правящая в Сербии коалиция организовала выборы, на которых не может проиграть

16 марта в Сербии пройдут внеочередные парламентские выборы, о проведении которых было объявлено полтора месяца назад. Согласно опросам общественного мнения, ожидается убедительная победа почти два года правящей в стране правоцентристской Сербской прогрессивной партии.

Эта партия могла бы набрать от 44 до 52% голосов избирателей и получить большинство мест в парламенте. В этом избирателей убеждают почти все средства информации, и лишь немногие политические аналитики предупреждают, что, несмотря на результаты опросов, можно ожидать сюрпризов.

Трудно логично объяснить, почему в Сербии проводятся эти внеочередные выборы. Ведь внешне власть коалиции во главе с Прогрессивной партией была стабильной. Но не секрет, что ее лидер Александр Вучич (ныне самый популярный политик в стране) пожелал воспользоваться моментом, когда его рейтинг возрос, и занять пост премьер-министра. Его заместитель по партии Небойша Стефанович так и заявил: ”Я бы хотел, чтобы граждане Сербии доверили Александру Вучичу возможность определить, как будет выглядеть Сербия”. Сербская прогрессивная партия на выборах выступает под лозунгом “Голосуйте за будущее, в которое мы верим!”.

Национальные флаги и другие "патриотические" сувениры. Накануне митинга сторонников Прогрессивной партии в Белграде, 11 марта 2014

Национальные флаги и другие "патриотические" сувениры. Накануне митинга сторонников Прогрессивной партии в Белграде, 11 марта 2014

Считается, что шансы на относительно хороший результат –более 10% голосов избирателей – может рассчитывать и Социалистическая партия Сербии во главе с последним главой правительства Ивицей Дачичем. Это бывшая партия Слободана Милошевича, которая, однако, отмежевалась от его политического наследия. А вот демократический блок, который правил в Сербии долгие годы после падения режима Милошевича, как будто смирился с судьбой и на позитивный исход выборов, кажется, не рассчитывает. Большинство политиков этого лагеря теперь надеются стать коалиционными партнерами Прогрессивной партии, несмотря на то, что руководство последней составляют выходцы из ультранационалистической Радикальной партии.

Ранее самая крупная в Сербии Демократическая партия, на прошлых выборах с небольшим отрывом проигравшая Прогрессивной партии Вучича, раскололась. За месяц до выборов ее покинул бывший президент Сербии Борис Тадич, который создал свою – Новую демократическую партию. Раскололись и избиратели демократов, поэтому аналитики считают, что это может отрицательно повлиять на результаты обеих партий.

Проанализировать ситуацию накануне выборов в Сербии я попросила профессора Белградского университета Зорана Стоильковича, занимающегося политической социологией.

- Победитель выборов как будто заранее известен. Чем, по вашему мнению, вызвана столь высокая нынешняя популярность Сербской прогрессивной партии?

- Тем, что за почти два года у власти ей удалось править так, как будто она все еще в оппозиции – извлекая пользу из политических ошибок предыдущих властей и постоянно меняя структуру своей власти. Сербская прогрессивная партия усилила свое влияние, делая упор на борьбу с коррупцией, что всегда важно для граждан, и выполнении требований Европейской комиссии о пересмотре спорных сделок по приватизации. Но теперь, когда актуальным стало развитие страны и ее экономика, они решили поменять коалицию. Таким образом, политическая жизнь в Сербии за последние полтора года выглядела так: после долгих переговоров было сформировано правительство, вскоре после этого появились идеи о реконструкции этого правительства, а после реконструкции кабинета министров и обещаний, что вот-вот начнутся реформы, вдруг было принято решение провести внеочередные выборы.

- Бывший демократический блок раскололся и выглядит беспомощно. Почему?

- Это традиционный политический эффект, когда в партиях, долго находившихся у власти, да еще во время кризиса в стране, возникает собственный внутренний кризис. Бывшие правящие политики тяжело привыкают к оппозиционному статусу. У нас это случилось прежде всего с Демократической партией, которая не сумела соответствующим образом отреагировать на всемирный, прежде всего европейский, экономический кризис. В результате кризис пришел в Сербию в ситуации, когда страна еще не стабилизировала свою новую экономическую структуру, не обеспечила стабильный рост. Гражданам стало ясно, что демократы с 2000 года лишь экспериментировали с переменами, не добиваясь качественных результатов. Уровень безработицы вырос, приватизация предприятий порой была криминальной. Демократическая партия неизбежно должна была заплатить цену за это – и этой ценой стали внутрипартийные споры, конфликты и раскол.

Экс-президент Сербии Борис Тадич. Его политическая звезда закатилась

Экс-президент Сербии Борис Тадич. Его политическая звезда закатилась

- Все, почти без исключения, партии в ходе предвыборной кампании обещали светлое будущее – новые рабочие места, стабильные зарплаты и пенсии, иностранные инвестиции. Однако более или менее конкретной программы никто так и не предложил.

- Это тоже очень типично для государств переходного периода: у нас доминируют темы экономического роста и развития. На этот раз даже проблемы коррупции остались во втором плане. Совсем маргинальной стала тема независимости Косова, о которой в ходе предвыборной кампании почти никто не упоминал. Таким образом, борьба ведется вокруг того, кто из политиков будет убедительнее, обещая гражданам новые рабочие места, экономический рост и реформы. Власть на этих выборах можно получить именно с этими обещаниями. А политические партии между собой отличаются лишь тем, откуда они обещают привести инвесторов. А поскольку никто не ожидает от находящейся в рецессии Европы больших капиталовложений, партии сулят инвестиции из России, из богатого арабского мира или же от кого-то еще - считает белградский социолог Зоран Стоилькович.
XS
SM
MD
LG