Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологические вахтеры


Пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Саратове

Пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Саратове

Отношение к экологическим проблемам носит в российском обществе ярко выраженный двойственный характер. С одной стороны, их наличие признаёт большинство россиян. С другой стороны, тема благоприятной окружающей среды явно не входит в число центральных.

Например, если верить "Левада-центру", в мае 2013 года две трети респондентов охарактеризовали экологическую обстановку в своем городе как "скорее плохую" или "очень плохую". 73% сообщили, что их тревожит состояние окружающей среды в своем населенном пункте.

При этом в февральском опросе ВЦИОМа о наиболее актуальных проблемах страны экология осталась лишь на 13-м месте, хотя и опередив такие ответы, как терроризм, нарушения прав человека и ситуация в армии, – об экологической угрозе упомянули лишь 16% опрошенных. "Антиникелевые" протесты в Воронежской области

"Антиникелевые" протесты в Воронежской области



Зимой 2013 года фонд "Петербургская политика" подготовил аналитический обзор "Экологические конфликты в российских регионах". По мнению экспертов фонда, после бурного всплеска во время перестройки, в девяностые годы экологическая тематика была скорее размыта и плохо воспринималась обществом.

"На некоторое время она осталась уделом энтузиастов или (в некоторых случаях) элементом корпоративных конфликтов", – говорится в обзоре.

Определенный интерес к проблемам экологии начал нарастать во второй половине нулевых годов. Этому есть сразу несколько объяснений, в том числе и прямо противоположных по смыслу. Например, в обзоре "Петербургской политики" в качестве возможных причин назван и рост протестной активности в стране, и то, что темами экологии подчеркнуто интересуется Владимир Путин.

Сибирь – Крапивинская ГЭС Крупнейшая ГЭС России - Саяно-Шушенская

Крупнейшая ГЭС России - Саяно-Шушенская



В конце восьмидесятых на волне экологических протестов было заморожено строительство Крапивинской ГЭС на реке Томь в Кемеровской области. В 1993 году решение было закреплено актом Государственной экологической экспертизы. Тем не менее в последние годы идет речь о возобновлении строительства гидроузла. Достройка Крапивинской ГЭС включена в "Программу развития гидроэнергетики России на период до 2020 года".

Рассказывает заместитель директора экологического центра "Стриж" Андрей Баздырев:

– Эта проблема носит межрегиональный характер: и для Кемеровской области она актуальна, и для Томской. Необходимо сказать, что на уровне субъектов Российской Федерации возобновление деятельности Крапивинского водохранилища не поддерживается, ну и вряд ли оно будет осуществлено. По этой самой Крапивинской ГЭС – она рассматривается как один из возможных вариантов восстановления части недостроенных объектов гидроэнергетики. Я, честно, и не помню, кто там заказчик. Если не ошибаюсь, это алюминиевая наша промышленность.
Эта проблема носит межрегиональный характер: и для Кемеровской области она актуальна, и для Томской. Необходимо сказать, что на уровне субъектов Российской Федерации возобновление деятельности Крапивинского водохранилища не поддерживается
По словам Андрея Баздырева, "Стриж" дал свою оценку проекту, и эта оценка услышана. Власти Томской, Кемеровской и Новосибирской областей относятся к разморозке строительства скорее скептически:

– Особенно незачем эту Крапивинскую ГЭС восстанавливать. Энергию с нее можно будет получать, но вот нужна ли она в данном месте, большой вопрос. Будет затоплен ряд ценных мест обитания редких видов, и охотничьих ресурсов, и лесных. Кое-где и с населенными пунктами возникнут проблемы. Целый ряд комплексных проблем, экологического характера, прежде всего.

Башкортостан – "Кроношпан"
Протесты против "Кроношпана", Уфа

Протесты против "Кроношпана", Уфа

Один из самых известных экологических конфликтов в России последних лет развернулся вокруг строительства завода "Кроношпан" в Башкортостане. В 2012 году правительство республики смогло договориться с австрийской деревообрабатывающей компанией о создании нового производства. За его размещение боролись также Татарстан, Свердловская область и Пермский край.

Впрочем, строительство завода вызвало недовольство у части жителей Уфы и Уфимского района. На месте будущего комбината появился палаточный городок. О сегодняшнем положении дел рассказывает пресс-секретарь движения "АнтиКроношпан" Дмитрий Николаев:

– Мы смогли остановить стройку. Сейчас работает комиссия под руководством заместителя полпреда президента в ПФО. Чиновники пытаются все-таки протолкнуть этот завод на этом месте, хотя и со стороны близких к власти людей уже есть заявления о том, что место выбрано неправильно. Мы, в принципе, настаиваем на том, что именно место под строительство завода выбрано с нарушениями санитарного законодательства. Сейчас мы получаем ответы от Минприроды Башкирии, от Росприроднадзора, где очень много взаимоисключающих, запутанных ссылок на статьи законов. По сути, чиновники сами не могут объяснить, можно строить или нельзя.

Противники "Кроношпана" подчеркивают – австрийская компания планирует строить завод в природоохранной зоне:

– Река Уфимка, рядом с которой строится завод, питает весь миллионный город, снабжает водой. Пока такое противостояние идет, мы надеемся, что у чиновников понимание ситуации сложится, и они изменят место строительства завода, перенесут его в более безопасное место.
Чиновники пытаются придать такую видимость, что наше движение выступает против прогресса


Под давлением протестов на проблему был вынужден обратить внимание даже глава республика Рустэм Хамитов. При этом, признает Дмитрий Николаев, сама проблема скорее уфимская, чем общебашкирская:

– В республиканском контексте это, наверное, не самая важная проблема, у нас в республике много и других, более серьезных проблем. Это проблема, скорее, более приземленная, касается больше уфимцев. Но обсуждается, да. И на форумах, и в прессе, и между собой люди общаются. Это все-таки больше для Уфы. Хотя чиновники пытаются придать такую видимость, что наше движение выступает против прогресса, против производства, глобализм какой-то придать. На самом деле, мы всегда говорили и говорим: именно здесь нельзя строить. Найдут другое, более подходящее, безопасное место – почему нет.

Кавказ – "Электроцинк"

В 2003 году осетинский завод "Электроцинк", производящий цинк, свинец и кадмий, перешел под контроль Уральской горно-металлургической компании. Это дало новый импульс производству, но, как считают местные активисты, резко ухудшило экологическое положение в республике. Рассказывает руководитель регионального отделения фракции "Зеленая Россия" в партии "Яблоко" Ацамаз Хадиков:

– Кадмий токсичнее ртути. Естественно, растет заболеваемость, смертность. Мы уже лидеры. В прошлом году у нас был Алексей Владимирович Яблоков, всемирно известный эколог, и он сказал, что Осетия лидирует по шести формам рака. Потом мы лидируем по кардиологическим заболеваниям. Мы лидеры во всем мире, это и неудивительно, потому что из-за рубежа с металлургических производств к нам везут сырье, которое является уже продуктом переработки, к нам везут на вторичную переработку наиболее токсичные виды сырья. Лидер "Зелёной России" Алексей Яблоков

Лидер "Зелёной России" Алексей Яблоков



Данные Алексея Яблокова подтверждает и сам Ацамаз Хадиков:

– Я к тому же и врач, с тех пор как я ушел из Роспотребнадзора, я работаю в поликлиниках, и на скорой я работаю, и по всем районам Осетии я поработал в приемных отделениях больниц. Я вижу заболеваемость, структуру по заболеваемости. Подавляющее число заболеваний именно экологически обусловлены.

По словам Ацамаза Сосланбековича, работой "Электроцинка" природе Северной Осетии нанесен невосполнимый ущерб:

– Этот когда-то прекраснейший уголок природы мог по всем показателям конкурировать с Давосом, но это уже в далеком прошлом и уже никогда не повторится. Нашу территорию уничтожила международная металлургическая мафия, которая ведет целенаправленный экоцид и геноцид нашего населения, населения соседних республик. И вот на сегодня мы самый отравленный регион России, а скорее всего, даже и мира.

По информации самой УГМК, именно после 2003 года "Электроцинк" стал гораздо более чистым и безопасным предприятием, чем раньше. Но все дело в том, что руководство компании тесно связано с республиканскими властями, считает Ацамаз Хадиков:

– Когда под надзором надзорные структуры, когда под контролем руководители регионов, то естественно, что нам навязывается ложная информация о якобы безопасности этого одного из самых токсичных металлургических производств мира. И, естественно, скрывают от населения истинные результаты исследований или же их не проводят. Наш руководитель Роспотребнадзора Таймураз Мабутаев говорил, что у нас якобы есть дети, у которых уровень свинца в крови превышен в 30 раз. Я такого никогда не слышал ни по одному региону.

Экологические протесты в Северной Осетии немногочисленны, но тем, кто в них участвует, приходится сталкиваться с серьезным давлением, рассказывает Ацамаз Хадиков:

– А про УГМК мы знаем, что это очень криминальная структура. В прошлом году заместитель генерального директора Григорий Рудой был арестован во время передачи взятки руководству Росприроднадзора. Он отсидел два месяца в "Матросской тишине", за залог в пять миллионов рублей он был выпущен и восстановлен на работу без понижения в должности. Что мы можем ждать от таких структур? Естественно, они подавляют всех. Вот у нас сейчас арестован один из участников пикета, там что-то придумано о нем. Еще одна у нас была девушка. К ней два года назад приходили, искали оружие в доме, с тех пор она уже у нас не присутствует на протестных акциях. Я был вынужден уйти из Роспотребнадзора из-за давления, оказываемого на меня руководством Северной Осетии. Моим главврачам звонят из правительства, и они мне говорят: мы тебя раньше уволим, чем они нас.
Как будто среди нас искали Евгения Витишко, который уже арестован и отправлен по этапу в колонию
Даже на небольших пикетах собирается много полиции, говорит Хадиков:

– Был пикет первого марта, и там было столько милиции, сколько никогда не бывало, хотя у нас и так ее бывает избыточное количество. На 10-12 человек у нас бывает 15 милиционеров. А в этот раз их было не меньше 20 – каждого участника, вплоть до журналистов, спрашивали фамилию, имя, отчество, адреса, чего никогда не было. Как будто среди нас искали Евгения Витишко, который уже арестован и отправлен по этапу в колонию. Как будто он у нас под кого-то загримировался, я не знаю.

Череповец – "Дезавид" Промзона Череповца

Промзона Череповца



В городе Череповце протестная активность последних лет сосредоточилась вокруг использования городским водоканалом очистного средства "Дезавид", по мнению местных жителей – просто опасного. Рассказывает один из координаторов протеста Алексей Кощеев:

– В 2006 году кому-то пришло в голову использовать в водоснабжении вещество, которое раньше нигде для этих целей не применялось. Авторам этой разработки удалось протолкнуть через регистрацию смесь двух химических веществ, одно из которых является средством дезинфекции мест содержания животных, а второе – это обычное жидкое мыло. Они это вместе все смешали, и им удалось получить свидетельство о государственной регистрации. Имея на руках это свидетельство, они убедили Роспотребнадзор, что его наличия вполне достаточно, чтобы начать применять это вещество. Хотя предварительно в 2008-2009 годах проходили испытания этого реагента в Москве и Петербурге, итогом которых стало официальное заключение испытательных центров, где было написано, что это вещество не то что для питья, его даже для очистки сточных вод применять недопустимо. Но московские испытатели не успокоились, и они пошли в регионы. Причем они воспользовались очень серьезными прорехами в законодательстве, им удалось убедить местный Роспотребнадзор, что это все надо срочно испытать, и они начали в Череповце это все испытывать. Испытания эти они завершили за две недели, было принято решение, что все хорошо, они зарегистрировали вещество, получили патент и начали в 2010 году его применять.

Протестующие предлагали создать рабочую группу по изучению проблемы, но власти на диалог не идут и предпочитают игнорировать мнение горожан, говорит Кощеев:

– Местная власть у нас вообще никак не реагирует, а Роспотребнадзор, который должен пресекать все эти вещи, он же в 2010 году это и разрешил. И сейчас они костьми полягут, чтобы эти подписи свои отстоять. Потому что если будет признано, что вещество применяется незаконно, то они лишатся кресел как минимум. В этой же теме у нас завязана местная природоохранная прокуратура и, естественно, сам директор водоканала, который является соавтором по патенту на применение этого вещества. Руководство города полностью дистанцировалось от этой проблемы, а мэр лично мне заявил, что до тех пор, пока у него не будет официальной бумаги от одного из этих двух контролирующих органов, он ничего делать не будет, так как у него нет оснований.

Кроме того, водоканал пытается надавить на активистов:

– У нас уже было два суда. Один раз подал сам водоканал после публикации в газете, где мы расписали очень подробно, что это за вещество, чем оно опасно и какие законы нарушены. Водоканал потребовал опровержения, суд, естественно, все их требования удовлетворил. Второй иск был связан с тем, что мне фактически пытаются заткнуть рот. Водоканал пытается воздействовать на администрации местных популярных форумов, где мы ведем активное информирование населения. Они написали официальное письмо, и меня заблокировали. Ну, потом на форуме разобрались, что это все неправда, меня разблокировали. Но я подал в суд на водоканал за то, что они такие вещи творят. Но они и тут вывернулись, суд принял решение, что распространения оскорбительной информации обо мне не было, так как я не смог доказать, каким образом письмо попало от водоканала к руководству форума.

По мнению Алексея Кощеева, проблема городского водопровода напрямую затрагивает всех жителей города, но уровень поддержки протеста гораздо ниже возможного:

– Ситуация очень сложная, потому что тема, связанная с "Дезавидом", она большинству людей очень непонятна. Как пример могу привести то, что за год существования группы "ВКонтакте" "За Череповец без "Дезавида" в ней состоит 2200 человек. Тогда как группа, связанная с постройкой целлюлозно-бумажного комбината, меньше чем за месяц собрала шесть тысяч. Тема, сами понимаете, касается всех, а реальных активных участников гораздо меньше. В июле был митинг, там человек триста, но это было летом, было тепло, причем со стороны водоканала была интересная акция – приехали организованно на автобусе и стали оскорблять участников. В январе был второй митинг. Было холодно, но уже собралось почти семьсот человек.

Кроме всего прочего, противников использования "Дезавида" пытались обвинить и в коммерческой подоплеке их действий, рассказывает Алексей Кощеев:

– Активно везде говорилось, распространялись документы от прокуратуры и Росприроднадзора, что у нас все хорошо, а за той борьбой, которую мы ведем, стоят некие личные интересы. Намекали разные вещи, вплоть до того, что производители хлора нас проплачивают, кто-то фильтрами какими-то торгует, но дальше слов у них не пошло.
Мне кажется, что у чиновников попытки очернить экологические движения, обозначить их продажность – это на уровне подсознания, это эффект их иммунной системы
Надо сказать, такие обвинения часто выдвигаются против экологических активистов не только в России, но и во всем мире. Приходилось это слышать и противникам строительства завода "Кроношпан", говорит Дмитрий Николаев.

– Этот нормальная реакция властей. У человека есть иммунная система. Когда есть какой-то вирус, какая-то болезнь, то он начинает бороться. Мне кажется, что у чиновников попытки очернить экологические движения, обозначить их продажность – это на уровне подсознания, это эффект их иммунной системы. Имеют право заявлять. Хотелось бы, конечно, чтобы они доказывали свои слова. Они по-другому не умеют ни думать, ни мыслить. Делают такие заявления исключительно с точки зрения текущего момента: я сейчас скажу, и сразу все поверят. Пусть на их совести остается.

"Мирный атом пришел в каждый дом"

Карельская природоохранная организация СПОК (Северная природоохранная коалиция) появилась в 1996 году как Дружина охраны природы Петрозаводского университета. В 2001 году СПОК получил регистрацию под нынешним названием и занимается в первую очередь лесными проблемами. Годом раньше в России был упразднен единый орган охраны природы – Государственный комитет по экологии. Разброс функций по разным ведомствам оказался вреден для природоохранной деятельности, считает председатель правления СПОКа Александр Марковский:

– Где-то лучше, где-то хуже, но в целом экономически тяжелая ситуация для лесного сектора, очень тяжелая, в основном, из-за того, что законодательство и государственное управление за этим не поспевают, и государство практически не обращает внимания на фоне нефти, на фоне газа на этот ресурс леса. Соответственно, мало регулирует его в плане совершенствования. У нас из-за первичного экстенсивного освоения тайги осталось много биоразнообразия, сравнительно много. Во всяком случае, больше природной ценности, устойчивости экосистем в сравнении со скандинавами, потому что там очень интенсивно все использовалось. В этом отношении у нас такой потенциал большой, чтобы его сохранить. Хотя, как мы говорим, с 2000 года у нас нет единого органа охраны природы. Все полномочия распиханы по разным другим ведомствам, в частности, основные переданы в министерство природных ресурсов. Это совмещение двух противоречивых функций в одном месте. Шизофреническая ситуация, когда один и тот же орган принимает решение об использовании ресурса и о его охране. Это такой конфликт интересов системный с 2000 года. В Карелии, в частности, где только охрана природы ни была – и в министерстве сельского хозяйства, например. Но вертикаль в регионах выстраивается похожая на федеральную, поэтому сейчас у нас в Карелии охрана природы в министерстве природопользования и экологии. В Вологодской области – в департаменте по природопользованию.

Россия дольше многих стран сохраняла первичные леса, и пока лесозаготовка шла в глухой тайге, большинство людей предпочитало не думать об экологических проблемах. Но сейчас ситуация постепенно меняется, считает Александр Марковский:

– Вопрос двоякий. Когда у людей есть работа, когда у людей есть социальные гарантии, когда у них сытые дети, и когда природопользование идет "где-то там", далеко, хотя бы в двух километрах от жилищ и в полукилометре от дорог – не там, где они живут и где собирают грибы-ягоды – в принципе о природоохране не очень думают. Но сейчас, когда ресурс закончился и стали использовать лес около городов, около деревень, около населенных пунктов, это причина для обострения конфликтных ситуаций. Многие люди, особенно негородское население, вынуждены пользоваться лесом в разных ипостасях, и очень часто сейчас это порождает конфликты и с лесозаготовителями, и с государственными органами контроля.

Председатель правления СПОКа приводит несколько примеров таких конфликтов:

– Буквально сейчас идет в Карелии два конфликта. По Ладвинскому леспромхозу – фермер Зензин отстаивает свои леса от лесозаготовительного предприятия. И в Медвежьегорском районе люди обращаются, чтобы не рубили рядом с деревней лес, потому что он имеет социальную функцию. Сейчас мирный атом пришел в каждый дом, лесопользование стало близко к человеку, потому что отдаленные участки леса закончились и все пришло в защитные леса, леса около населенных пунктов, и люди стали уделять этому все больше внимания.

"Страна большая"

Экологические проблемы традиционно не являются важными для россиян, уверен Андрей Баздырев:

– Так исторически сложилось, что не считаются эти проблемы важными. Поскольку страна у нас большая, и не всегда, к сожалению, всем людям заметны эти проблемы, что называется, на глаз. Ну и больше того, некоторые из них вообще выявляются только специальными научными исследованиями – например, радиационный фон. Обычным человеческим глазом они просто не могут быть охвачены.

Еще одна проблема – кризис доверия в стране, в том числе и к экологам, считает Андрей Баздырев:

– Недоверие жителей к государственной власти и недоверие к общественным организациям, которое особо активным стало в последние годы в связи со всякими законами об иностранных агентах. Хотя экологическая деятельность и деятельность по охране животного мира не подпадают под действие этого закона, наши люди не очень хорошо знакомы с законами, и поэтому все, что, по их мнению, осуществляется на "западные деньги", как они говорят, является предметом недоверия и чуть ли не разрушением конституционных основ Российской Федерации.

В начале 2013 года в России стартовал правозащитный проект "Экоузник". По данным проекта, в прошлом году было убито три эколога: Игорь Сапатов, Николай Подольский и Сергей Малашенко. Умер от последствий жестокого избиения подмосковный журналист Михаил Бекетов, освещавший экологические темы. В общей сложности, если не считать экипажа Arctic Sunrise, за свои действия пострадали двадцать экологических активистов. В первую очередь это защитники Хопра и члены "Экологической вахты по Северному Кавказу".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG