Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Братских народов союз вековой


Если верить переписи, в России живут более 200 народов

Если верить переписи, в России живут более 200 народов

Национальные движения в российских республиках вытесняются на обочину, но продолжают борьбу за существование

По данным переписи населения 2010 года, в России проживают представители почти двухсот национальностей. 27 российских регионов сформированы по национальному признаку. Другими словами, больше тридцати народов России формально имеют национальную автономию, более тридцати языков признаны на региональном уровне. Фактически недавно к ним добавились еще два: крымскотатарский и украинский.

На национальную политику и повседневную жизнь народов России сильно влияет центральное положение русских и русского языка. По данным все той же переписи, 111 миллионов россиян – русские, это более чем три четверти населения. Русские националисты любят ссылаться на несуществующие данные ООН или ЮНЕСКО, якобы даже причисляющие Россию к моноэтничным странам. Подобных стандартов на самом деле нет, но удельный вес русских в России, как и статус русского языка, очевидны.

Таким образом, положение многих народов страны является крайне тяжелым с культурно-языковой точки зрения. Некоторые этносы не составляют большинства даже в тех регионах, которые формально образуют. В первую очередь это, конечно, относится к северным народам: например, ненцы – это 17 процентов населения Ненецкого и меньше 6 процентов населения Ямало-Ненецкого автономных округов. Чукчи – лишь четверть населения Чукотского автономного округа. Но касается это и многих других народов. Марийцев меньше, чем русских, в республике Марий Эл; башкиры составляют меньше трети населения Башкортостана, ненамного опережая татар и уступая русским. Карелы – явное меньшинство в Карелии. Тюркский фестиваль Urmay-Zalida в Чувашии

Тюркский фестиваль Urmay-Zalida в Чувашии

Главная проблема национальной идентичности – языковая. Малые языки вытесняются русским в своего рода культурные гетто, говорит представитель чувашского движения "Иреклех" Илья Алексеев:

– Как такового чувашского национализма в политическом плане, в принципе, нет. Есть отдельные люди, отдельные небольшие организации, которые продвигают эти идеи, но широкой поддержки у чувашского национализма нет. Если все же рассматривать его, то ключевой вопрос – языковой. Чувашский язык исчезает, считается сельским. В городах молодежь говорит по-русски. Ну и от этого возникает определенное напряжение, в том числе среди чувашских националистов. В основном языковая политика сводится к фольклоризации – песни, проведение праздников. А вот в широкой, деловой сфере чувашский язык практически не представлен. Документы составляются на русском языке. Соответственно, чувашскому языку отведено место фольклорного, поэтому он и исчезает.
Положение эрзянского народа, можно прямо сказать, катастрофическое. Идет страшная русификация
О схожих проблемах в Мордовии рассказывает председатель Фонда спасения эрзянского языка Григорий Мусалев:

– Положение эрзянского народа, можно прямо сказать, катастрофическое. Идет страшная русификация, унижение. Игнорируется наша история. Неправдиво показывается положение нашего народа, об истории почти не говорится.

Эрзя и мокша – две составные части мордовского этноса. Официально мордва – девятый по численности народ России, по последней переписи – 750 000 человек. При этом лишь 57 000 человек указали себя именно как эрзя, и меньше пяти тысяч – как мокша. Но, даже несмотря на это, на самом деле речь идет о двух разных народах. Говорит Григорий Мусалев:

– Мордвой называют и эрзю, и мокша, а на самом деле народ эрзя себя считает эрзя. Это нам навязали в последние 50-60 лет, и люди привыкли, что мордвин – это и эрзя, и мокша. Но многие считают эрзя – эрзя, а мокша – мокша. Это два разных близких народа. Языки совпадают процентов на восемьдесят, а на двадцать – нет.

Формально в России гарантировано право гражданина на национальное и языковое самоопределение. "Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества", – говорится в Конституции. Но на деле возможности пользоваться родным языком сведены к минимуму, считает Мусалев:

– До Второй мировой войны эрзяне учили все другие предметы на родных языках: и математику, и географию. Вот эту возможность Россия отняла после Второй мировой войны. Это теперь учат как предмет или как факультатив, да и то только приблизительно половина эрзян учат родной язык. Это два урока в неделю, а года два назад был один урок. Да еще как предмет очень часто его ставят последним уроком, когда дети устанут. То есть ущемляются права эрзян-мокшан. В садике воспитательный процесс идет в основном по-русски. В неделю дается 20-30 минут, чтобы посмотреть игрушки или одежду. А фактически это абсолютная фикция.
Карелы и вепсы находятся в самом худшем положении из всех финно-угорских народов России
В сложном положении находятся и карелы, рассказывает председатель движения Nuori Karjala Алина Чубурова:

– Если говорить о республике Карелия, то перепись населения 2010 года показала, что, к сожалению, карелы и вепсы, которые являются коренным народом республики, находятся в самом худшем положении из всех финно-угорских народов России. Нас это, конечно, не радует. Да, карелы и вепсы являются национальным меньшинством в республике Карелия, несмотря на то, что мы – коренное население, большинство – это русские. Финны не являются коренным населением, но мы также занимаемся и их культурой, и их языком, потому что они для нас близкородственные. И очень часто финнов приписывают к коренному населению.

Nuori Karjala в переводе на русский – "Молодая Карелия", хотя активисты движения предпочитают не пользоваться русским вариантом. Впрочем, диктуется это не шовинизмом, поясняет Алина Чубурова:

– Мы не очень любим, когда нас называют "Молодой Карелией", потому что нас почему-то стали воспринимать как политическую организацию и очень часто сравнивают с "Молодой Гвардией". Мы любим называться именно на том языке, на котором было придумано название, именно Nuori Karjala. И в республике Карелия, и за ее пределами, в финно-угорских регионах и за рубежом, в Венгрии и Финляндии, нас знают как Nuori Karjala. Да, переводится как "Молодая Карелия", но проблема в том, что нас не совсем правильно воспринимают.

Смена поколений вообще очень важна для национальных движений. Мощный всплеск политического национализма совпал с распадом Советского Союза, но к концу девяностых он во многом сошел на нет. Лишь в последние годы стала появляться новая генерация активистов, говорит Илья Алексеев:

– Раньше, если брать чувашский национализм 90-х годов ХХ века, было бурное развитие, а потом возник пробел. Сегодняшняя ситуация такова, что остались люди старшего поколения, которые в девяностые годы занимались этими вопросами. Только в последние годы постепенно стало появляться новое поколение, много городских. Сам я городской чуваш. Это уже не ассоциируется с деревенским, сельским укладом жизни, этот чувашский национализм.

Чувашское слово "иреклех" переводится как "свобода". Точно так же, как и татарское "азатлык". Союз татарской молодежи с таким названием появился в начале девяностых годов. Тогда это была массовая организация, оказавшая серьезное влияние на политическую жизнь того времени. К началу XXI века национальное движение в республике было фактически разгромлено, рассказывает активист "Азатлыка" Наиль Набиуллин:

– После этого организация в течение девяти лет находилась в состоянии полусуществования-полусмерти. В 2009 году я с небольшой группой людей был одним из тех, кто вновь воссоздал эту организацию. Мы существуем уже 5 лет. У нас были разные времена. Но сейчас мы находимся под сильнейшим прессингом – недальновидное руководство республики Татарстан, видимо, решило окончательно добить национальное движение. Мы фактически находимся в очень тяжелом состоянии. Но все равно, несмотря на это, "Азатлык" продолжает свою деятельность и продолжит в будущем.

Современная молодежь Марий Эл проявляет все больший интерес к собственной культуре, уверена член правления организации "Марий Ушем" Нина Максимова:

– Лично я очень много общаюсь с молодежью. Всякое бывает, но сейчас молодежь прогрессирует. Сейчас молодежь очень заинтересована и в традиции, и в культуре. Молодежь сейчас очень заинтересована и охотно идет на мероприятия, идет на разные лекции, на разные беседы. Молодежь активна.

В ситуации отрыва от собственных корней основной упор делается на национальное просвещение, говорит Нина Максимова:

– Роль играют традиции и культура. Им "Марий Ушем" всегда уделял большое внимание. Это, допустим, родники – по деревням ездили, родники открывали. Клубы – постоянно по деревням ездили, с народом встречались. Тут и роль марийского языка. "Марий Ушем" всегда работал совместно с министерством культуры. Народная инициатива, конечно, всегда у нас на первом месте стояла, а со стороны министерства культуры всегда было взаимопонимание.

О просвещении говорит и Наиль Набиуллин:

– По большей части мы занимаемся культурно-просветительской деятельностью. Мы выпускаем газету, ведем активную работу в интернете. Кроме этого, мы проводим культурно-просветительские вечера для молодежи, говорим о здоровом образе жизни и так далее. Периодически, по мере надобности, проводим акции, мероприятия в защиту татарских школ, татарского языка, ну и по различным вопросам национальной и политической жизни республики, в зависимости от обстановки.

Несмотря на признание этнического многообразия в стране, национальная составляющая вытеснена из политической жизни. В России запрещены даже региональные политические партии, не говоря уже об этнических. Таким образом, национальные движения лишены возможности легальной политической деятельности. Говорит Григорий Мусалев:

– Национальное движение изолировано. Вот уже десять лет представителей фонда спасения эрзянского языка никуда не приглашали. Ни разу ни копейки не дали для Фонда спасения эрзянского языка. За прошлый год даже заставили заплатить за офис. Мы – единственное общественное движение в Мордовии, которое платит за аренду помещения. Мы выполняем задачу власти – раз в Мордовии государственность эрзян-мокшан, это значит, что надо сохранять обычаи, язык, традиции, это должно выполнять правительство. Мы их задачу выполняем, а они ущемляют. Четыре раза меня задерживали органы ни за что, физически пугали, в 1992 году у меня квартиру ограбили. В России, прямо надо сказать, нет национальной политики. Есть политика русификации. России нужны только русский народ и русский язык.

Официальным властям республик проще всего называть национальные организации экстремистскими, считает Мусалев:

– Нас, патриотов эрзян-мокшан называют экстремистами, вешают ярлыки. Вот, представьте, меня президент Эстонии в этом году наградил орденом. Приезжаю в Мордовию – чиновники и власть, вместо того чтобы поздравить, мне ярлык – "прихвостень Эстонии". Вот за что я терплю? Ни одно средство информации, ни один чиновник меня не поздравили. Только человек от десяти слышал – прихвостник Эстонии.

У националистов нет возможности участвовать в выборах, но "Азатлык" мог бы рассчитывать на поддержку в Татарстане, считает Наиль Набиуллин:

– По нашим оценкам – мы сами ведем статистику – на данный момент доля поддерживающих национальное движение в Татарстане оценивается в 17-19 процентов, это минимум. Мы сами опрашивали население в разных районах республики. Делали это и опрашивая каждого лично, и через интернет. Нас на данный момент, пока мы находимся в информационной изоляции, поддерживают не менее 20 процентов жителей. Средства информации о нас практически не пишут. Но у нас большая поддержка за пределами республики. Это Башкортостан, Марий Эл, Чувашия, Астраханская, Челябинская, Тюменская области. Очень много оттуда отзывов. Но основная проблема, почему они не высказываются, – это страх перед репрессиями властей.
Что думают о нас в Рязани, нас не волнует, если честно. Нас волнует, что о нас думают наши же татары, наши же башкиры, наши же чуваши
На бытовом уровне распространено представление, что движения в национальных республиках – экстремистские и русофобские по своей сути. Это не так, уверен Наиль Набиуллин:

– Вообще национальные движения в России никогда не имели и не будут иметь шовинистического оттенка. Мы уважаем другие народы, но мы требуем уважения к собственному народу – своих прав. На самом деле, если говорить прямо, оценки никаким образом на нас не влияют, нам, мягко говоря, по барабану, что думают о нас в Рязани. Нас это не волнует, если честно. Нас волнует, что о нас думают наши же татары, наши же башкиры, наши же чуваши. Нам это важно. А мнение каких-либо шовинистических кругов погоды не сделает и ни на что не влияет.
Пикет в Казани в день депортации чеченцев

Пикет в Казани в день депортации чеченцев

Зато, говорит Наиль, "Азатлык" старается налаживать связи с другими национальным движениями, в первую очередь, тюркскими:

– Мы стараемся налаживать связи. У нас есть хорошие связи с Марий Эл – "Марий ушем", Удмуртией – "Удмурт Кенеш". Мы также создали в Удмуртии организацию, которая называется Национальный конгресс Удмуртии, туда входят и наши активисты, они координируют деятельность удмуртского национального движения. В Башкортостане у нас хорошие связи. Кроме того, мы поддерживаем культурные связи с национальными движениями Казахстана – мы подписали договор с молодежной организацией "Булашак". У нас есть связи с Азербайджаном, с Турцией, с Туркменистаном хорошие отношения. "Азатлык" – это не просто организация татарской молодежи. Это организация, которая поддерживает и другие тюркские и финно-угорские народы. Мы считаем своим долгом и обязанностью поддержать эти народы, которые находятся в очень тяжелом положении. Мы проводим различные акции в поддержку памятных дней. Например, день геноцида азербайджанцев 26 февраля – мы провели акцию памяти. Недавно, 8 марта, был день депортации балкарского народа, мы также выразили им свою солидарность в связи с этим трагическим днем. Мы стараемся поддерживать отношения со всеми тюркскими народами, у которых есть дееспособные организации и активисты.

Илья Алексеев некоторое время назад опубликовал открытое письмо к главе Чувашии с требованием пересмотреть действующие границы республики:

Численность чувашской нации составляет около полутора миллионов человек. Половина из них лишена возможности иметь свою государственность, т.к. проживает за пределами Чувашской Республики. Некоторой (довольно значительной) части чуваш такую возможность даст включение в состав Чувашии примыкающих к ней территорий, где массово проживают чуваши;

Для оптимального развития любого государственного образования, а также всех составляющих его частей необходимо определенное географическое пространство. Чувашия занимает 41-е место по численности населения среди субъектов РФ, но при этом по площади занимая лишь 74-е место. Увеличение территории Чувашии будет способствовать общему развитию республики.

Нынешние границы ЧР не полностью включают в себя территории, являющиеся исторической родиной чуваш. Значительные территории, являющиеся местом исконного проживания чувашского народа, сейчас находятся в составе Ульяновской области и Татарстана. Поэтому необходимо включение в состав Чувашии некоторых из этих территорий.


По словам самого Алексеева, обращение имело, скорее, дискуссионную цель:

– Я, честно говоря, ставил немного провокативную цель, прекрасно понимая, что никто не будет рассматривать этот вопрос. На самом деле вопрос границ очень интересен, и я хотел, чтобы возникла публичная дискуссия в обществе. Да, действительно, границы были созданы в начале ХХ века и с тех пор не менялись. Я хотел поставить вопрос – все равно они не на века, не на столетия эти границы созданы. Хотелось бы, чтобы когда-нибудь они были изменены. Естественно, я прекрасно понимал, что никто не будет этим заниматься. Цель была, чтобы в публичном пространстве это обсуждалось.

Нина Максимова, в свою очередь, отмечает, что "Марий Ушем" поддерживает добрые отношения с русскими в республике:

– Русское, славянское движение в Марий Эл, глядя на нас, где-то лет 10 тому назад тоже начало консолидироваться, они стали обращать внимание на свои традиции и культуру. Объединяться начали, на священных рощах встречаются, на традиционных праздниках встречаются, на молениях.

А вот радикального марийского национализма не существует, уверена Нина Максимова:

– Сейчас, наверное, люди устали и в то же время стали настолько умны, что понимают: делить нам нечего. Насчет радикальности среди марийской молодежи и среди марийской интеллигенции, то эта тенденция не намечается и я ее не вижу. Людям и так сейчас тяжело жить. Мы летом организуем людей, идем травы собирать, идем родники открывать. Кому-то хочется полазить по непроходимым лесам-горам – пожалуйста. Мы москвичей приглашаем, и из Санкт-Петербурга люди приезжают. Это мы без шумихи все делаем – показываем, как живем. Допустим, двадцать человек делегация приехала – в деревни разобрали, блинами и пирогами накормили, с удовольствием поплясали, традиции и культуру показали, концерт показали. Отчего и не делать, это народная инициатива, это все от души делается.

О карельских радикалах говорит Алина Чубурова:

– Мне сложно об этом говорить, потому что мы таковыми точно не являемся. Конечно, есть и среди моих знакомых люди, которых называют радикалами и которые хотят как-то перевернуть жизнь в республике Карелия, отсоединить ее, присоединить к Финляндии и так далее. Но это вопрос не ко мне.
Политика республики Карелии не направлена на то, чтобы удерживать национальную молодежь на своей территории

Население России сокращается. Убывает и русское население – с 2002 по 2010 год его численность уменьшилась почти на пять миллионов человек. Но в процентном отношении убыль не так велика – чуть больше четырех процентов. Для сравнения: число удмуртов сократилось на 13 процентов, коми – более 20 процентов, карелов – более чем на треть. В случае небольших народов естественная убыль ухудшается в связи с тем, что размывается национальная идентичность – люди перестают причислять себя к марийцам или чувашам. Говорит Алина Чубурова:

– Мне очень трудно говорить, политический ли тут подтекст или общее состояние Российской Федерации, потому что ни один финно-угорский народ, который проживает в России, не может похвастаться увеличением численности, кроме разве что ханты и манси. Это очень индивидуальный случай, который нужно рассматривать отдельно. Почему там происходит такой прирост, почему есть заинтересованность среди людей называть себя ханты и манси, я не могу говорить, потому что я не специалист. Если говорить о карелах и вепсах, конечно, здесь совокупность разных факторов, которые на это влияют. Конечно, это политика. Конечно, это экономическая составляющая, потому что идет большой отток из республики Карелия в Финляндию. Очень много членов нашей организации, ребят, которые закончили факультет прибалтийско-финской филологии и культуры в ПетрГУ, они просто уезжали массово в Финляндию, хотя это именно те ребята, которые называют себя карелами и вепсами. И это очень плачевно. Это, конечно, политика, но еще больше здесь экономической составляющей, потому что ребята, которые изучали в университете финский, карельский и вепсский языки, просто не нашли себе применения в Карелии, потому что очень мало рабочих мест. Об этом очень мало говорят и над этим очень мало работают. И, ввиду того, что над этим очень мало работают, здесь, конечно, и прослеживается политика. Политика республики Карелии не направлена на то, чтобы удерживать национальную молодежь на своей территории.
Вообще у чувашей нет широкой поддержки сепаратизма. Может быть, кто-то отдельно об этом говорит, но массовости нет

Крымский референдум, стремительное отделение Крыма от Украины и его присоединение к России снова ставят вопрос о национальном самоопределении российских народов, считает Илья Алексеев:

– Определенные последствия есть, потому что тут такая двусмысленная позиция: в других странах сепаратизм и самоопределение – можно, а у нас, в России, принят закон о пропаганде сепаратизма, предусмотрена уголовная ответственность. Вообще у чувашей нет широкой поддержки сепаратизма. Может быть, кто-то отдельно об этом говорит, но массовости нет. Но такие вопросы возникают: почему им можно, а нам нельзя.

А вот для Карелии заметных политических последствий не будет, считает Алина Чубурова:

– Конкретно на Карелию вряд ли, потому что мы слишком спокойный регион и подобного здесь не произойдет. Как отразится появление Крыма в составе России как субъекта, сейчас очень рано говорить и прогнозировать. Если руководство Российской Федерации посчитало это нужным, протянуть руку Крыму, я, как гражданин России, это поддерживаю. Говорить о том, что это как-то повлияет на нашу национальную республику – я думаю, это никак не повлияет.

Судьба крымских татар вызывает повышенный интерес у татар поволжских, говорит Наиль Набиуллин:

– То, что происходит последние месяцы в Украине, разумеется, вызвало большой интерес. Живой интерес у всех тюркских народов, у всех народов, которые находятся в тяжелом положении в России. Мы очень внимательно наблюдаем за процессами в Киеве, в Крыму. Наши кровные братья – крымские татары, и мы принимаем любое их решение. Процессы в Украине дали определенные надежды народам, национальным движениям на то, что все-таки возрождение и работа по сохранению нации продолжатся и здесь, в России. Иначе и быть не может, потому что все в мире взаимосвязано. Процессы демократизации, возникновения гражданского общества, само собой, затронут людей в России, которые тоже хотят жить в свободном правовом государстве.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG