Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почти стопроцентный "результат"


БМП с российским флагом на улицах города Славянска в день так называемого "референдума". 11 мая 2014 года

БМП с российским флагом на улицах города Славянска в день так называемого "референдума". 11 мая 2014 года

На востоке Украины на так называемых "референдумах" за "государственную независимость" якобы высказалось большинство

В Донецкой и Луганской областях Украины подведены итоги состоявшихся в воскресенье так называемых референдумов о статусе регионов. Как сообщил председатель ЦИКа самопровозглашенной "Донецкой народной республики" (ДНР) Роман Лягин, за государственную самостоятельность области высказались 89,7 процентов принявших участие в голосовании. По данным ЦИК референдума в Луганской области, здесь самостоятельность региона поддержали более 96,2 процентов участников опроса. Один из лидеров ДНР Денис Пушилин объявил о намерении войти в состав России. В Луганске пророссийские активисты говорят о возможности еще одного референдума – о присоединении к России. Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов уже заявил, что так называемые референдумы на востоке страны не будут иметь никаких последствий, кроме уголовных. В Киеве их организаторам обещают наказание за сепаратизм.

По данным Александра Турчинова, реальная явка на этих опросах был низкой – от 24 до 32 процентов. По сообщению неправительственной организации "Комитет избирателей Украины", один и тот же человек мог без паспорта проголосовать на всех участках. Сепаратисты утверждают, что явка в Донецкой области составила почти 75 процентов, в Луганской – 81 процент. Евросоюз заявил, что результаты голосования никогда не будут признаны легитимными. Госдепартамент США охарактеризовал референдумы "как попытку создать условия для дальнейшего раскола и волнений". А пресс-служба президента России распространила сообщение о том, что в Москве с уважением относятся к волеизъявлению жителей Донецкой и Луганской областей Украины. Роман Лягин

Роман Лягин



Как рассказала в интервью Радио Свобода корреспондент луганской интернет-газеты "Восточный вариант" Ирина Козырева, голосование в области в целом прошло спокойно. При этом на многих участках можно было проголосовать за своих родственников, не везде даже требовалось наличие паспорта:

– Боевиков, которые охраняли участки, было немного. По области ситуация сложнее. Не все избирательные участки смогли адекватно подготовиться. В некоторых городах не было избирательных урн, в некоторых не было кабинок: люди голосовали на коленках, на подоконниках, друг у друга на спине. Плюс ко всему были зафиксированы случаи нарушений в Кременной и в Рубежном. Там один человек мог проголосовать за всю семью, также некоторые люди голосовали, не имея места жительства в этих городах. В целом по области везде голосовали так: если приходит кто-то один из семьи, то голосовал спокойно за всех своих Подсчет голосов в Луганске

Подсчет голосов в Луганске

родственников. Это абсолютно нормально воспринималось. Кроме того, голосовали некоторые без паспортов – по пенсионному удостоверению, можно было вписать любые паспортные данные, любое место жительства. Кроме того, была сложная ситуация в Сватово, в Белокуракино. Туда приехали украинские военные, они заблокировали часть дороги, чтобы референдум не проводился. Однако местные жители пытались этому воспрепятствовать. И один мужчина пострадал, потому что он кидался под военную технику. Военные делали предупредительные выстрелы, и ему попала пуля в ногу. Сейчас он находится в больнице. В бюллетене был один вопрос – поддерживаете ли вы акт о независимости "Луганской народной республики". При этом никто этого акта не видел – ни журналисты, ни граждане. Что конкретно подразумевается под словом "независимость", неизвестно, – рассказала корреспондент луганской интернет-газеты "Восточный вариант" Ирина Козырева.

В похожей атмосфере проходило голосование и в Донецке, – рассказал Радио Свобода местный журналист Ярослав Колгушев.
Голосование на референдуме в Донецке

Голосование на референдуме в Донецке

– Участков для голосования было организовано крайне мало. Обычно президентские или парламентские выборы проходят на более чем двух тысячах участков. Теперь их были только сотни. Как правило, люди – особенно преклонного возраста – голосуют с утра. Таким образом, на участках образовывались подчас серьезные очереди. В течение часа-двух создавалось впечатление, что на участках происходит огромный ажиотаж, люди как бы массово шли голосовать. На самом деле, через час-другой очередь рассасывалась. К полудню, тем более к вечеру никаких очередей уже не было, на участках было пусто. Голосование происходило иногда смехотворным образом. Один мой коллега журналист спокойно проголосовал четыре или пять раз. Он просто заходил на разные участки. В лучшем случае у него спрашивали паспорт, делали отметку о том, что он действительно проживает в Донецке, и тут же выдавали бюллетень. Никаких бланков под роспись с печатями, как это положено делать по закону, не было, – рассказал донецкий журналист Ярослав Колгушев.

О том, как происходило голосование в городе Славянске, который практически полностью находится под контролем сторонников так называемой "Донецкой народной республики", рассказал специальный корреспондент Радио Свобода, чье имя мы не называемым из соображений безопасности. По его словам, вооруженных людей на участках не было – с виду все происходящее мало отличалось от обычных президентских или парламентских выборов:
Голосование в Славянске проходило не только на избирательных участках

Голосование в Славянске проходило не только на избирательных участках

– Многие не ходили на голосование, многие уезжали из города. И знаю также о том, что многие ходили на референдум, но ставили галочки в двух пунктах, то есть портили бюллетени. Утром даже были огромные очереди. После обеда они стали значительно меньше, но людей было достаточно много, даже больше, чем на праздновании 9 мая. Никакого ощущения, что люди голосуют под дулом автомата, не было. Абсолютно не было военных. Я спрашивал у дежурных, которые следили за порядком, – они сказали, что вооруженные люди приходили только голосовать. Я подозреваю, что все они дежурили на блокпостах. Голосовали только по паспорту, только по списку. Только после росписи в журнале гражданин получал бюллетень.

Помимо референдума о статусе регионов, в Донецкой и Луганской областях проводился альтернативный опрос граждан о возможном объединении с Днепропетровской областью. По данным организаторов опроса, около 70 процентов ответивших граждан поддержали эту инициативу.

Пресс-служба Кремля опубликовала сегодня заявление, в котором говорится, что в Москве внимательно следили за референдумами на Востоке Украины. "В Москве с уважением относятся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей и исходят из того, что практическая реализация итогов референдумов пройдет цивилизованным путем, без каких-либо рецидивов насилия, через диалог между представителями Киева, Донецка и Луганска", – говорится в сообщении пресс-службы президента России. Александр Турчинов

Александр Турчинов



Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов заявил, что так называемые референдумы на востоке Украины не будут иметь никаких последствий, кроме уголовных. По информации Турчинова, явка на псевдореферендумах в Донецкой и Луганской областях составила от 24 до 32 процентов.

Процесс голосования в восточных регионах, по словам руководителя киевского центра “Политика” Игоря Попова, оказался еще большим фарсом, чем это было на мартовском референдуме в Крыму:

– На полуострове было реальное голосование, там работали около тысячи избирательных участков, то есть почти все, в Донбассе же “работали” на картинку для СМИ. Например, на весь Донецк было открыто 20 участков. Голосование показало, что есть небольшие территории, которые власти не контролируют. И, скорее всего, на этих территориях не состоятся ожидаемые 25 мая досрочные президентские выборы. Мы видим, что недовольных центральной властью в Донбассе сотни тысяч, и с ними необходимо вести диалог, поскольку они и далее будут поддерживать сепаратистов.

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Парубий заявил, что если после признания Москвой результатов псевдореферендумов Россия будет пытаться ввести на украинскую территорию войска, то Киев будет отражать нападение российских войск, а донецкий губернатор Сергей Тарута, комментируя последние события, заявил, что в Донбассе следует остановить антитеррористическую операцию (АТО) и провести легитимный, консультативный референдум 15 июня. Подобное заявление сделала и группа "Метинвест", которую контролирует олигарх Ринат Ахметов. Украинский солдат на блокпосту под Славянском

Украинский солдат на блокпосту под Славянском



Политтехнолог Тарас Березовец отмечает, что, в отличие от Днепропетровской области, руководителю которой бизнесмену Игорю Коломойскому удалось переломить ситуацию, прекратив какие-либо сепаратистские движения не только в этом регионе, но и в соседних, в Донецкой области произошла эскалация конфликта:

– Изменение позиции и донецкого губернатора, и Ахметова, которые высказались за отмену АТО и допустили проведение референдумов, вызывает очень много вопросов, в частности, действительно ли Тарута и Ахметов – сторонники целостности Украины? И не является ли их позиция подыгрыванием политике России на территории украинского Донбасса? Я предполагаю, что ситуация в Донбассе будет только ухудшаться. И, вполне возможно, что Киев в ближайшее время может назначить нового донецкого губернатора.

Руководитель Центра прикладных политических исследований “Пента” Владимир Фесенко, подчеркивая, что ни одна из сторон сейчас не имеет достаточно сил для контроля над Донецкой и Луганской областями, прогнозирует после псевдореферендумов три варианта развития событий в этих регионах:
Если все будет продолжаться как сейчас, то Донбасс превратится в некое подобие Чечни начала 90-х годов

– Главная проблема Донбасса – отсутствие легитимной власти. Там есть как минимум три центра влияния, но никто не имеет всей полноты власти. И от того, кто в итоге выиграет битву за Донбасс, в значительной мере будет зависеть развитие событий. Референдумы могут быть использованы как предпосылки для дальнейшего развития политической ситуации, например, как инструмент торгов с центральной украинской властью – для того, чтобы выбить для Донбасса максимальную автономию, но при этом договориться хотя бы о формальном сохранении региона в составе Украины. Второй вариант: использование референдумов в качестве правового фундамента для превращения Донбасса в новое Приднестровье. И третий вариант, на мой взгляд, самый катастрофичный: если все будет продолжаться как сейчас, то Донбасс превратится в некое подобие Чечни начала 90-х годов.

Референдумы в Донецкой и Луганской областях не могут считаться юридически корректными, считает киевский политический эксперт, директор Института стратегических исследований "Новая Украина" Андрей Ермолаев, однако свидетельствуют: недовольство действиями центральных властей в восточных регионах страны существует, и это недовольство невозможно игнорировать.

– Одно дело рассматривать произошедшее в Донецкой и Луганской областях в юридической и политической плоскости – действительно, это неполноценный референдум. Такое голосование не может быть признано как референдум. Но, в любом случае, речь идет о большом опросе жителей двух областей, в котором многие приняли участие. Само участие в таком опросе – конечно, свидетельство самоопределения этих людей, и их настроения нужно учитывать. Вопрос об особом положении этих областей, об их особой роли в Украине должен стать предметом серьезного политического разговора. Просто отвергать произошедшее как нелегитимное в правовом плане мне кажется политической ошибкой, поскольку это только катализирует внутреннее напряжение. Вооруженные сепаратисты контролируют большинство административных зданий в Луганске. 12 мая

Вооруженные сепаратисты контролируют большинство административных зданий в Луганске. 12 мая



Несомненно, нужно искать: а) способ хотя бы на время организовать перемирие, сложить оружие; б) возможности организации широкого переговорного процесса, который должна инициировать Верховная Рада Украины. В свое время я отстаивал идею Национального форума, но понимаю, что сейчас время не форумов. Другое дело, что если бы парламент Украины смог сформировать нечто вроде Согласительного национального совета с участием наиболее влиятельных региональных политиков (так поступал президент Рузвельт во время депрессии, спасая экономику США), если бы такой совет начал действовать в каждой области – по разработке внутреннего антикризисного плана, мне кажется, это дало бы быстрый результат. Третий важный момент – нужен сигнал того, что в Киеве изменяется политическая власть, что она становится более приемлемой для всех граждан страны. А для этого необходим новый политический договор, который могут подписать парламентские фракции и группы в Верховной Раде, и новый состав правительства – желательно с новым составом президиума Верховного Совета до следующих парламентских выборов. Эти сигналы необходимо посылать уже сейчас. Тогда можно будет учесть разные мнения в регионах, включая итоги опросов, тогда можно разработать условную антикризисную карту действий центральной власти по административному и политическому реформированию страны. Нужно снять напряжение, возникшее из-за того, что Киев сейчас – чужой для многих дончан и луганчан. Даже если они занимают умеренную позицию, ситуация в этих областях напоминает ситуацию гражданской войны.

– Почему вы говорите именно о Верховной Раде? Вы считаете, что диалог между нынешними исполнительными властями Украины и лидерами сепаратистов невозможен? Блокпост пророссийских сепаратистов на въезде в Славянск. 12 мая

Блокпост пророссийских сепаратистов на въезде в Славянск. 12 мая



– Я считаю, что политики, представленные сейчас в руководстве Верховной Рады и в руководстве правительства, стали своеобразными лидерами конфликта в той же степени, в какой лидерами конфликта в Донбассе и Луганске стали самоназваные губернаторы и мэры. А стране нужны лидеры мира – те, с кем будут говорить. Если в парламенте осталась хоть крупица разума, на что я надеюсь, то такой парламент обязан перезагрузить руководство, сделать его более толерантным и умеренным. Уверяю вас, что в украинских регионах много толковых политиков – не депутатами едиными жива страна. Нужен такой состав правительства, такой состав президиума парламента, который продемонстрировал бы стране, что политики идут на широкий компромисс ради преодоления конфликта. В парламенте возможно формирование временного руководства на основании парламентской традиции, посредством выбора старейшин. В правительство можно пригласить представителей областных советов, успешных мэров, успешных региональных бизнесменов, миссия которых – обеспечить эффективную политику и легитимность до следующих выборов, грубо говоря, до осени. Нынешних украинских лидеров не слышат. Они могут 100 раз объяснять, что их правильно избрали, но у них нет полноценной социальной легитимности. Их в некоторых регионах страны считают чужими, в этом вся проблема.
Нынешних украинских лидеров не слышат. Они могут 100 раз объяснять, что их правильно избрали, но у них нет полноценной социальной легитимности
Нужно искать и пути пересмотра стратегии того, что в Киеве называли антитеррористической операцией. В чем-то правы представители регионов, известные бизнесмены, руководители областных администраций, когда призывают прекратить антитеррористическую операцию: в глазах многих местных жителей регулярные войска – это чужой военный Киев. Нужно идти путем форсированной реформы правоохранительных органов, нужно дать возможность регионам формировать муниципальную милицию. Кстати говоря, благодаря этому изменить и кадровую политику – посмотреть, кто из руководства правоохранительных органов сейчас играет на руку сепаратистам, а кому-то – доверить безопасность в регионе.

– Президент, который будет избран 25 мая на Украине, мог бы стать инициатором этого переговорного процесса?

– Конечно, Украине нужны выборы, нужен новый президент. Но мы не имеем права терять время. Ведь будущий президент, как я понимаю, "ожидается" обществом не как очередной главный бюрократ, а как фигура, которая сможет обеспечить политическое равновесие и остановить разрастание конфликта. У него уже сейчас формируется миссия. Мы еще фамилию победителя не знаем, а миссия его уже формируется. Нужно успеть заложить основы этой миссии – организовать диалог, остановить конфликт, создать условия для того, чтобы были предприняты антикризисные продуманные шаги по каждому региону. Тогда победитель – а он, по всей видимости, определится только в июне – получит своеобразное меню действий, задачи, наказ. Ждать, пока "оформится" новый президент, – недопустимая роскошь, мы потеряем полтора месяца. Это время может радикально изменить страну, если не разрушить ее.

– Сколь велика опасность распада Украины, на ваш взгляд? Похороны в Киеве бойца украинского спецназа Родиона Доброхотова, погибшего 9 мая в бою с сепаратистами в Мариуполе. 12 мая 2014 года

Похороны в Киеве бойца украинского спецназа Родиона Доброхотова, погибшего 9 мая в бою с сепаратистами в Мариуполе. 12 мая 2014 года



– Я думаю, что у этого процесса уже есть "почва", но он не будет таким быстрым, как кажется некоторым "энтузиастам". Есть угроза начала стихийных государствообразующих процессов. Если полтора месяца назад идея донецких и луганских республик выглядела натянутой, то сейчас почва для обособления регионов формируется. Нужно этот процесс остановить, повернуть его в другую русло – сохранить единство страны, создать более оптимальную политико-административную структуру. Нет у нас народа Донецка, народа Луганска, у нас есть украинские граждане, которым нужно дать возможность широкого самоуправления. Но не нужны глупости, из-за которых произойдет распад страны, который создаст угрозу и для стран-соседей. Подобный сценарий будет угрожать и России, и странам Центральной Европы. Это бикфордов шнур, который нельзя поджигать.

– Мнения политологов и политиков по вопросу о будущем востока Украины – в широком диапазоне. Один полюс: то, что происходит на востоке Украины, полностью инспирировано Москвой. Второй: то, что происходит на востоке Украины, – чистой воды народное движение благородных повстанцев против нелегитимной киевской власти…

– А истина посередине. Я считаю, что в разрастании конфликта есть большая детонирующая роль России (точнее – Кремля), которая была заинтересована в дискредитации украинской государственности и удачно использовала внутриполитический украинский кризис. Очень многое из того, что происходило в стране, связано и с агентами влияния, и с представителями спецслужб, и, к сожалению, с коррумпированной частью украинской элиты, которая все это финансировала. Но и почва в регионах для недовольства ситуацией в Киеве была – странная перезагрузка власти, отсутствие политического компромисса, сомнительные фигуры, которые возглавили государство с приставками "и. о." ...
В разрастании конфликта есть большая детонирующая роль России, которая была заинтересована в дискредитации украинской государственности
Все это постепенно вовлекло в эти российские спецоперации добровольцев и повлияло на общественные настроения. Мы знаем, что в разных районах Донецкой, Луганской, Харьковской областей люди по-разному воспринимают происходящее: где-то сильнее выражены проукраинские настроения, где-то активно симпатизируют сепаратистским лозунгам. В сухом остатке мы имеем дело со смесью внешнего влияния с внутренним процессом противостояния Киеву. Киев должен вернуть себе статус национального центра. А для этого нужно качественно менять состав центральной власти. Первые лица (и господин Турчинов, и господин Яценюк), когда их назначали и выбирали, заявляли: они понимают свою ответственность и готовы в любой момент уступить. Пожалуйста! Время приходит – пора создавать новый баланс сил, иначе в заложников превратится вся страна, – считает киевский политический эксперт, директор Института стратегических исследования "Новая Украина" Андрей Ермолаев.

Тем временем бывшая украинская правящая Партия регионов, как отмечается в ее заявлении, не будет давать “правовой оценки референдумам в Донецке и Луганске", поскольку после прихода к власти нынешнего правительства слово "право", по мнению регионалов, “на Украине потеряло всякий смысл”.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG