Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессура против ненаучного познания


Владимир Мединский (в центре) во время вручения ему почетного диплома

Владимир Мединский (в центре) во время вручения ему почетного диплома

Присуждение Владимиру Мединскому почетного титула итальянского университета вызвало раздражение общественности

Филиппомария Понтани, профессор венецианского Университета Ка' Фоскари, публично выступил против присуждения почетного научного титула министру культуры России Владимиру Мединскому. В статье, опубликованной в итальянском издании Il Post, профессор Понтани обвинил российского министра в нетерпимости к мультикультурализму, неприятии европейских ценностей и яростной антиевропейской и антизападной полемике вкупе с морализаторством.

Итальянский профессор обвиняет Владимира Мединского в подавлении инакомыслия в академической среде и в сфере культуры, а также в попытках "руководить культурой". Позиция профессора Понтани, выступившего против присуждения научного титула российскому министру, нашла значительную поддержку в академической среде и у студентов – более ста ученых подписали открытое письмо против присвоения почетного научного звания Владимиру Мединскому. Мединский в этой связи отменил поездку в Венецию, сославшись на напряженный график работы, и мантию почетного профессора ему привезли в Москву. Когда, как предписано традицией, Мединский прочтет в Ка' Фоскари лекцию лауреата, остается неизвестным.

Речь идет о звании "Почетный член академического сообщества Ка' Фоскари", которое отличается от ученой степени "почетный доктор наук"
В официальном сообщении Университета Ка' Фоскари говорится, что решение о присвоении почетного научного титула Владимиру Мединскому принято Академическим сенатом единогласно. Награждение приурочили к двустороннему году туризма России и Италии в свете многочисленных инициатив российско-итальянского научного и культурного сотрудничества. Речь идет о звании "Почетный член академического сообщества Ка' Фоскари", которое отличается от ученой степени "почетный доктор наук", для присвоения которой принимаются во внимание иные критерии. Для получения звания "Почетный член академического сообщества Ка' Фоскари", лицо, на него претендующее, не должно быть сотрудником университета, но должно проявить себя в области искусства, науки или на общественном поприще, или же приобрести известность в сфере бизнеса, экономики, финансов или политики. Общим знаменателем является содействие или реализация двусторонних инициатив совместно с Университетом Ка' Фоскари. По мнению ректората венецианского университета, господин Мединский удовлетворяет всем этим требованиям.

В интервью Радио Свобода профессор Филиппомария Понтани объяснил свою позицию относительно присвоения престижного титула министру Мединскому.
Диплом, врученный Владимиру Мединскому

Диплом, врученный Владимиру Мединскому

Вы полагаете, что решение академического совета Университета Ка' Фоскари о присвоении почетного научного титула министру культуры Российской Федерации было политически мотивированным?

– Я полагаю, что да. С момента назначения ректором господина Карло Карраро несколько лет назад руководство университета принялось развивать связи с руководством Российской Федерации. В частности, прошла церемония в честь Светланы Медведевой, установлены контакты с видными олигархами из окружения президента России и его министров. Полагаю, что некоторые такие контакты основываются на знакомствах ректора, который является человеком ENI, самой крупной энергетической корпорации Италии, с занимающими аналогичные посты российскими представителями. Я и многие мои коллеги полагаем, что такого рода контакты не имеют ничего общего с вопросами научного познания.

Решение о присвоении почетного звания члена научного сообщества министру Владимиру Мединскому, предложенное департаментом культурных ценностей Университета Ка' Фоскари, было одобрено единогласно. Таким образом, ваш голос – это голос из хора?! Как по-вашему, почему ваша позиция не нашла поддержки у коллег?

– Я не работаю ни в департаменте культурных ценностей, не состою в академическом сенате, присуждающем подобное почетное звание. Мои коллеги, заседающие в этих органах, ясно заявили: данное решение было вынесено на голосование таким образом, что многие из них не поняли, о чем шла речь. К сожалению, речь идет о процедуре, к которой мы в Венеции в последнее время привыкли. Многие решения принимаются в малопрозрачной и малопонятной манере. Многие лица, участвующие в работе этих органов – академического сената и департамента культурных ценностей и философии, – осознав значение принятого ими решения, в настоящее время считают, что совершили серьезную ошибку. Поэтому я не считаю свой голос изолированным, так как речь идет о десятках и десятках моих коллег, они выступили против этого решения.

Разъясните свою позицию: почему российскому министру Владимиру Мединскому не должен быть присвоен почетный научный титул, весьма отличающийся от почетной научной степени, как подчеркивается в официальном коммюнике Университета Ка' Фоскари?

– Я полагаю, что Honorary Fellowship Университета Ка' Фоскари – заслуженное признание, награда, присуждаемая университетом, лицу, не принадлежащему к данному университету. В этом смысле, каким бы ни был профиль подобного признания заслуг, я думаю, что университет должен очень беспокоиться о том, кому присваивается титул. Другим словами, я не думаю, что можно затушевать тот факт, что мы, в качестве университета, в качестве исследовательского учреждения, придаем легитимность, более того, выражаем признание, причем высочайшего уровня, лицу, не принадлежащему к научному сообществу. В этом смысле, хотя речь и не идет о присвоении почетной научной степени, с моей точки зрения, необходимо проявлять максимальное внимание к отбору выдающихся деятелей. Они должны обладать высоким моральным авторитетом, и в плане исследований и образования, которые являются нашими главными целями и нашей главной миссией, должны иметь несомненную репутацию.

Как по-вашему, было ли оказано давление извне для присвоения российскому министру престижного научного титула?

Я полагаю, что политика должна остаться за университетскими стенами, поскольку университет – это храм образования и проведения научных исследований
– Да, именно так я и думаю. Я полагаю, что политика должна остаться за университетскими стенами, поскольку университет – это храм образования и проведения научных исследований. Понятно, что политика должна содействовать научным исследованиям и образованию – политика входит в университет в той степени, в которой она достижению этих целей содействует. Однако, когда университет ищет деньги или льготы, оказываясь в услужении, это ошибочный путь. Я считаю, что университет, особенно государственный университет (а в данном случае речь идет о государственном университете) должен держаться от этого как можно дальше. Получаемые университетом финансирование и щедроты не должны быть привязаны к давлению или быть обставлены условиями, и на него не должна пасть и тень подозрения об условиях политического характера. В этом вся суть. Научные исследования и образование должны быть свободными, они не должны быть обусловлены – или даже предположительно обусловлены – политической ипотекой.

Получила ли ваша позиция поддержку академического сообщества и студенчества?

– Да, были проявления поддержки как внутри Ка' Фоскари, так же и со стороны международного научного сообщества. Я хотел бы еще уточнить, что это не было моей личной и единственной инициативой – было распространено письмо, которое подписали более сотни моих коллег, с возражениями против этого решения. Грамота вручена Мединскому в Москве – c абсолютным нарушением формы; проректор отправился в Россию, чтобы вручить награду в русском министерстве культуры. Вследствие этого на международной арене, в России, но также и со стороны российских ученых в Европе и Америке, имели место значительные протесты. Я полагаю, что протесты подобного рода полезны, поскольку привлекают внимание международного сообщества не только к конкретному случаю, но к самой практике, то есть закабалению университета политикой, чего ни в коем случае не должно происходить.

Приведу еще один пример: несколько лет назад в Ка' Фоскари присвоили Honorary Fellowship господину, тесно связанному с режимом в Саудовской Аравии. В том случае речь также шла о контактах, связанных с энергетической политикой и, следовательно, о делах, не имеющих отношения к академическому учреждению. И тогда последовала реакция различных представителей научной общественности. Дело выплеснулось на страницы газет, однако ректор пошел вперед своей дорогой. Я полагаю, что во всех этих случаях необходимо сохранять высокую бдительность, поскольку государственный университет должен быть местом образования и проведения научных исследований и ничем иным больше, – говорит профессор венецианского Университета Ка' Фоскари Филиппомария Понтани.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG