Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Труднозамещаемый импорт


В российском автопроме доля импорта составляет не менее двух третей, если оценивать ее по общей добавленной стоимости

В российском автопроме доля импорта составляет не менее двух третей, если оценивать ее по общей добавленной стоимости

При его нынешней глубине ослабление рубля ведет к росту издержек, а не конкурентоспособности

В целом ряде секторов российской промышленности доля импортных составляющих может достигать 90%. И для них девальвация рубля оказывается, скорее, фактором сдерживания, а не стимулирования роста, как было еще 15 лет назад. В таких условиях ускорение импортозамещения, о котором говорил на Санкт-Петербургском экономическом форуме президент России Владимир Путин, становится еще более зависимым от динамики внутренних инвестиций в экономике, пока переживающих глубокий спад.

После финансового кризиса в России 1998 года кратное падение курса рубля привело, в частности, к тому, что резко подорожавший импорт превратил процессы его замещения на внутреннем рынке отечественными товарами в один из главных факторов тогдашнего восстановления экономического роста. Только средние его темпы за последующее десятилетие превысили 7%.

Кризис 2008 года, если и ускорил вновь процессы импортозамещения в российской экономике, то куда более умеренно. Теперь же о его ускорении говорят, скорее, лишь в контексте неких специальных мер стимулирования.

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ = ИНВЕСТИЦИИ

Сам потенциал импортозамещения в стране, безусловно, остается огромным, но для его “освоения” необходимы очень крупные инвестиции, отмечает заместитель директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников. “В ближайшем будущем между частными инвестициями в российской экономике и импортозамещением в ней фактически можно ставить знак равенства”.

Динамика инвестиций сейчас – даже более важный показатель, чем текущие темпы роста экономики, заявила в интервью агентству Reuters председатель Центрального банка России Эльвира Набиуллина.
Можно подвести коня к водопою, но нельзя заставить его пить. Чтобы он захотел напиться, то есть предприятия охотно брали бы такие кредиты, им необходима уверенность, что государство, со своей стороны, реализует те или иные инфраструктурные проекты.

Наиболее высокой доля импорта остается в российском машиностроении и смежных с ним производствах – по многим секторам она может достигать 90%, продолжает Сальников. Даже в автомобилестроении она до сих пор составляет не менее двух третей, если оценивать долю импорта по общей добавленной стоимости - не только готовые автомобили, но и используемые в них материалы, сырье и комплектующие.

Другой наиболее зависимый от импорта сектор – химия, особенно все, что связано с производством пластмасс и сырья для них. “Располагая огромными ресурсами нефти и газа, Россия, тем не менее, производит лишь самые простые пластмассы, - поясняет Сальников. – Все, что чуть более технологично, импортируется, причем не только в виде готовых изделий, но и в виде сырья и материалов”.

Впрочем, по словам эксперта, в этом сегменте процессы импортозамещения уже идут довольно активно, хотя можно было еще быстрее. Как, например, и в мебельной промышленности или вообще в производстве непродовольственных товаров повседневного спроса, не говоря уже о товарах длительного пользования, где доля импорта по-прежнему остается весьма значительной.

ИНВЕСТИЦИИ И ДЕВАЛЬВАЦИЯ

В 2009 году, на пике последнего по времени финансового кризиса в России, реальный эффективный курс рубля снизился примерно на 10%, тогда как с середины прошлого года в целом – уже на 11%, напоминает заместитель директора Института “Центр развития” Высшей школы экономики Валерий Миронов. Очередное ослабление национальной валюты не привело, впрочем, к какому-либо ускорению импортозамещения, так как 2013-ый стал годом сокращения внутренних инвестиций - после их роста на 6-10% в течение предыдущих трех лет. Для сравнения, в 2004-2005 годах прирост инвестиций в России составлял 10-12%, а в 2006-2007 – 18-21%.
Средний возраст загруженных и активно используемых производственных мощностей в российской промышленности составляет ныне от 12 до 18 лет.

Кроме того, даже по сравнению с периодом кризиса 2008 года, не говоря уже о временах после кризиса 15-летней давности, в издержках российских промышленных компаний значительно выросла доля импортных комплектующих, поясняет Миронов. С этой точки зрения, девальвация рубля, наоборот, даже сокращает возможности импортозамещения, так как заметно дорожает ввоз тех комплектующих и материалов, производство которых в стране пока не налажено.

“В таких условиях ожидать эффекта девальвации следует не ранее, чем через 1,5-2 года, когда могут быть созданы новые производственные мощности, - продолжает Валерий Миронов. – Но для этого необходимо возобновление роста в экономике внутренних инвестиций. Пока, по итогам первого квартала, они продолжают сокращаться”.

Многие российские компании зависят от импорта сырья и материалов, комплектующих и оборудования, а также кредитных ресурсов, и девальвация рубля приводит для них к удорожанию всех этих компонентов, соглашается Владимир Сальников. Согласно недавним оценкам ЦМАКП, наиболее пострадавшими от последней девальвации рубля оказались именно те отрасли, которые максимально зависят от импорта – машиностроение и химические комплексы. “Для большинства секторов российской экономики сегодня девальвация – это либо ноль, либо минус, - поясняет Сальников. – В плюсе оказываются лишь добыча полезных ископаемых и металлургия”.

ПОДВЕСТИ КОНЯ К ВОДОПОЮ

В планах властей - и стимулирование модернизации устаревших производственных фондов в российской промышленности, для чего предполагается, в частности, ввести для таких фондов повышенную ставку налога на имущество предприятий.
Располагая огромными ресурсами нефти и газа, Россия, тем не менее, производит лишь самые простые пластмассы. Все, что чуть более технологично, импортируется.

Если иметь в виду именно загруженные и работающие мощности, то средний их возраст в российской промышленности составляет ныне от 12 до 18 лет, приводит последние оценки ЦМАКП Владимир Сальников. В отраслях-лидерах здесь автомобилестроение или производство продуктов питания, а в аутсайдерах (до 17-18 лет) – производство строительных материалов, целлюлозно-бумажная индустрия, металлургия и химия, а также нефтепереработка, хотя в последней ситуация начинает быстро меняться.

“Безусловно, нормативные сроки эксплуатации оборудования разнятся от отрасли к отрасли, но, тем не менее, 15 лет – это уровень, к которому стоит стремиться, - добавляет Сальников. – Если за него выходим, можно говорить уже об устаревшем оборудовании, замена которого потребует немалых инвестиций”.

Одним из источников последних правительство считает относительно дешевые банковские кредиты для предприятий. Способы их “удешевления” пока обсуждаются. Но даже при низких процентных ставках они могут оказаться не сильно востребованными теми, на кого рассчитаны, если у заемщика не будет ясного представления о перспективах роста его рынков, то есть найдет ли спрос новая продукция?
Динамика инвестиций сейчас – даже более важный показатель, чем текущие темпы роста экономики.

Программа льготного кредитования, с одной стороны, решает в той или иной степени проблему “длинных” денег в экономике, но с другой, не упрощает прогнозирования спроса, в том числе – из-за недостаточного развития, например, транспортной инфраструктуры, говорит Валерий Миронов из “Центра развития” ВШЭ. Не хватает и дорог, и портовых мощностей, чтобы уверенно прогнозировать, например, экспорт своей продукции. Для предприятий, расположенных вдали от границ огромной страны, этот фактор приобретает особое значение в части стоимости доставки, сдерживая их крупные инвестиционные проекты, для которых привлекались бы дешевые кредиты, включая государственные.

“Можно подвести коня к водопою, но нельзя заставить его пить, - иронизирует Миронов. – Чтобы он захотел напиться, то есть предприятия охотно брали бы такие кредиты, им необходима уверенность в том, что государство, со своей стороны, реализует те или иные инфраструктурные проекты, включая не только, например, очевидные транспортные, но и такие проблемные как переселение работников в регионы предполагаемого ускоренного развития, где ощущается острая нехватка рабочей силы”.

Это, в свою очередь, связано с проблемами и переобучения работников, и с дешевой ипотекой, и рынком жилья внаем, поясняет Валерий Миронов. “То есть нужны некие совместные планы государства и бизнеса”.
В ближайшем будущем между частными инвестициями в российской экономике и импортозамещением в ней фактически можно ставить знак равенства.

“Принудительная” модернизация имеет смысл лишь в тех секторах экономики, где естественные, рыночные стимулы к ней минимальны – как правило, это сферы монополий, считает Владимир Сальников. Во всех остальных экономическая политика во многом должна опираться на мнение самого бизнеса. В стране немало компаний, как российских, так и работающих здесь зарубежных, которые давно доказали, что они что-то могут. “К таким компаниям и следовало бы обратиться: что им необходимо для дальнейшего развития? - полагает Сальников. – Ранжировать по приоритетности то, что, по мнению бизнеса, могло бы сделать государство, а уже потом приступать к действиям”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG