Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети: прошлое или будущее России?


В программе участвуют: Леонид Кацва - автор учебников по истории России, Лев Рубинштейн - поэт и эссеист.

Александр Подрабинек: Тема нашей сегодняшней передачи – дети, наше будущее, которое хотят сделать похожим на прошлое. Мы говорим сегодня о государственной заботе о детях. Забота эта – весьма специфического свойства. Речь не идет о социальной поддержке детей-инвалидов, сирот или многодетных семей. Здесь все остается на стабильно низком уровне. Речь идет о «патриотическом воспитании».

Депутат от «Единой России» Аркадий Пономарев в начале мая внес в Государственную думу законопроект, запрещающий распространение среди детей информации, искажающей или отрицающей патриотизм. Вполне логичный шаг, если вспомнить недавно принятый закон о противодействии реабилитации нацизма, который ссылался на европейский опыт уголовной ответственности за отрицание Холокоста. Депутат-единоросс в пояснительной записке к закону приводит данные социологической службы ВЦИОМ о падении патриотических настроений в России. Согласно этим данным, в 2008 году патриотами считали себя 88 процентов опрошенных, в 2010-м – на четыре процента меньше, а в 2012-м только 80 процентов. Скорость падения патриотизма – два процента в год!

Что происходит с патриотизмом в России? Вопрос этот вызвал некоторое недоумение у известного педагога, автора учебников по истории и учителя московской гимназии Леонида Кацвы.

Леонид Кацва: Вы знаете, я не очень понимаю, что происходит с патриотизмом в России, потому что я не очень понимаю, что это такое — патриотизм. Когда меня начинают каким-то образом об этом спрашивать, я задаю контр-вопрос: вот есть две женщины в нашем богоспасаемом отечестве, а именно Наталья Нарочницкая и Валерия Новодворская. Кто из них патриот? На самом деле, как ни странно, наверное, каждая из них считает себя патриоткой, просто понимают они патриотизм по-разному. Есть понимание патриотизма — моя страна лучше всех, моя страна всегда права, вообще весь окружающий мир к нам враждебен. Можно так понимать патриотизм. Поэтому, когда говорят, что количество людей, называющих себя патриотами, снижается, вероятно, имеется в виду, что снижается количество людей, гордящихся страной, собирающихся свою жизнь связывать полностью с этой страной. Поэтому сама по себе эта цифра слишком малоинформативна.

Александр Подрабинек: Поскольку уговорами заставить людей приобщиться к патриотизму не получается, представитель «Единой России» решил прибегнуть к помощи закона. В своем законопроекте он предложил законодательно определить патриотизм так: «Любовь к Отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам». За скобками остался вопрос: а кто, собственно, определяет, в чем именно состоят интересы отечества.

Впрочем, особой тайны тут нет. Аркадий Пономарев считает, что новый закон «позволит оградить подрастающее поколение от той информации, которая отрицает патриотизм либо искажает это понятие». Речь, как всегда, идет об ограничении доступа к информации. И как всегда в интересах детей!

Правда, свой законопроект депутат Пономарев отозвал с намерением вернуться к нему позже. Может быть, вернется, может быть – нет. Дело, однако, уже не в этом. Идея принудительного воспитания патриотизма витает в воздухе.

Преподаватель литературы 57-й московской школы Надежда Шапиро считает безграмотным такой подход к воспитанию.

Надежда Шапиро: Формулировка неграмотная, думать тут нечего особенно. Что значит «искажающий патриотизм»? Как это надо понимать? Патриотизм — это сложное понятие, известны разные определения патриотизма, от совсем иронических до совсем патетических. Как можно искажать чувство? Если патриотизм — это чувство любви, тогда мы смотрим, что такое чувство любви к родине, к отечеству и оказывается, что нет двух писателей, которые говорили бы одно и то же про то, какое чувство они испытывают к своей стране. Значит кто-то один правильные чувства испытывают, а все остальные искажают? Это такая абсурдная идея, что я даже не вижу смысла ее обсуждать.

Александр Подрабинек: Инициатива Пономарева – не первая ласточка в этом деле. Еще год назад, в апреле 2013 года, координационный совет при спикере Совета Федерации Валентине Матвиенко предложил правительству разработать концепцию государственно-патриотической идеологии России. Концепция должна была обеспечить «духовно-нравственное развитие, общенациональное единство и сплочение армии и общества, а также всех социальных слоев населения, и укрепление государственного строя России». Кроме того, Концепция должна была обязать правительство внести в Государственную Думу законопроект «О патриотическом воспитании граждан России».

С чего начинается Родина? Законодатели с советским воспитанием давно усвоили, что «с картинки в твоем букваре». И даже еще раньше – с фасада школы. Государственная Дума приняла закон, в соответствии с которым государственные флаги должны быть постоянно вывешены на зданиях или территориях школ. Ведь понятно же: идет ребенок в школу, доходит до школьного двора и уже не думает ни об уроках, ни о футболе после занятий, ни о школьных друзьях или подружках, а видит он государственный флаг и детское сердце его переполняется гордостью за свою великую страну.

Для лучшего восприятия казенного патриотизма во время школьных мероприятий теперь обязательно будет исполняться государственный гимн. Законопроект этот внес в Госдуму президент России. До сих пор исполнение государственного гимна было обязательным только в школах Чечни, Костромской и Белгородской областей. Видимо, накопленный опыт признан положительным.

Как реагируют дети на государственные символы? Рассказывает поэт и публицист Лев Рубинштейн.

Лев Рубинштейн: Мне кажется, что правильные дети, свободные и цивилизованные, на такие вещи реагируют с некоторой иронией или с некоторой степенью отстранения. Потому что любая экзальтация по поводу государственных символов — это признак нездоровый, это признак тоталитарности. Я, например, слышал в Германии, и мне это очень понравилось: мимо меня прошла стайка очень веселых и хохочущих школьников, лет 13-14, которые горланили государственный немецкий гимн и явно его передразнивали, явно как-то ерничая. Наверное, с точки зрения наших законодателей они совершали ужасный проступок. А мне это как раз очень понравилось, потому что есть ценности важнее, чем вся эта символика.

Александр Подрабинек: В соответствии с универсальными рецептами советской эпохи, воспитание положительным примером обязательно должно сопровождаться ограждением детей и взрослых от тлетворного влияния Запада. До взрослых российские законодатели по-настоящему еще не добрались, хотя отдельные попытки в разных сферах уже предпринимаются. Пока идет тренировка на детях.

Начали с самых маленьких. Министерство образования и науки не включило в федеральный перечень школьных учебников на 2014–2015 год учебник Людмилы Петерсон по математике для первого класса. Стоящая за этим запретом эксперт заявила, что пособие «не способствует развитию этических чувств, доброжелательности и эмоционально-нравственной отзывчивости», а также формированию патриотизма. По ее глубокому убеждению, «герои произведений Джани Родари, Шарля Перро, братьев Гримм, Астрид Линдгрен вряд ли призваны воспитывать чувство патриотизма и гордости за свою страну и народ».

А чтобы у разумных учителей, которых в России все же немало, не возникло искушения пренебречь патриотическим подходом к преподаванию математики, Минобрнауки постановил, что образовательные учреждения смогут теперь выбирать учебники только в рамках утвержденного списка. И чтоб никакой самодеятельности! Раньше таких ограничений не было.
Надежда Шапиро считает, что причин для таких решений много.

Надежда Шапиро: Что за этим стоит на самом деле, мы не узнаем никогда или узнаем, когда это будет уже неинтересно знать. Все эти подходы существуют: и коммерческая борьба, вплоть до выбитых глаз (недавно были такие драматические истории), где издаются учебники, разворачивается, и просто невежественные критерии, которые предлагаются оценщиком, провоцируют на какие-то невероятные умозаключения. Если я правильно помню, речь шла о том, что персонажи в этих смешных задачках для начальной школы не воспитывают патриотизм. Это опять такое кривое представление о том, что как и что воспитывает. Я думаю, что тут даже не злой умысел, а просто безвыходное положение, в которое поставлен человек, который вынужден по всем критериям оценивать учебник. Он искренне говорит: нет. Меня бы спросили: воспитывает патриотизм книга Гончарова «Обломов»? Нет, не воспитывает. Воспитывает патриотизм Лермонтов? Вообще никак не воспитывает. И, конечно, учебник математики не будет удовлетворять. И цирк должен воспитывать патриотизм, и таблица умножения. Эти разговоры нельзя вести всерьез.

Александр Подрабинек: На самых маленьких, однако, не остановились. История России – вот что волнует власть более всего. Российская история должна быть величественна и безгрешна, чтобы у тех, кто ее изучает, и мысли не могло возникнуть, что руководители государства, в каком бы веке это ни было, могли повести себя недостойно или просто совершить ошибку. Президент Путин этого, практически, и не скрывает.

Владимир Путин: Мы знаем, как активно и заинтересованно обсуждается у нас в обществе проблема, связанная с историей, а тем более с преподаванием истории в школе и высших учебных заведениях. Собственно говоря, это понятно, почему. Потому что от этих оценок в значительной степени зависит то, как общество относится к тому, что мы делаем сегодня, и то, какие мы планы строим на ближайшую, среднесрочную и на более отдаленную историческую перспективу. Именно в этом заключается тот накал, здесь лежит причина накала страстей, которые вокруг исторических проблем крутятся.

Александр Подрабинек: Разумеется, нарисовать такую лубочную картинку можно поручить только самым преданным переписчикам истории и сочинителям исторических фактов. В январе этого года президент Путин на встрече с разработчиками новой концепции отечественной истории заявил, что все школьные экзаменационные материалы должны быть сформированы на базе новой концепции истории России.

Владимир Путин: Сейчас на базе концепции нужно приступить к подготовке новых учебников по истории для всех классов. При этом очевидно, что до их появления в школах пройдет время, нам нужно предусмотреть переходный период.

Александр Подрабинек: Президенту перечить никто не стал, а глава министерства образования и науки Дмитрий Ливанов тут же заявил, что в этом и следующем учебных годах на курсы повышения квалификации будет отправлено более 60 тысяч учителей истории. Там им будут разъяснять, как надо учить детей патриотизму и правильному взгляду на отечественную историю. Председатель Госудумы, выпускник Высшей школы КГБ СССР Сергей Нарышкин пояснил, что российские школьники будут учиться по единому учебнику и завершать курс изучения новейшей истории 2012 годом и избранием Владимира Путина президентом. О том, что это его третий срок, упоминаться не будет. О протестном движении 2011-2012 годов не будет сказано вообще ничего, а об оппозиции только то, что она существовала во времена реформ императора Александра I.

Старательно копируя советский опыт, президент Путин сформулировал стоящую перед современной Россией задачу: воссоздать в стране систему ГТО. «Готов к труду и обороне» – если кто не помнит своего счастливого советского детства.

«В рамках обновленного ГТО предусматривается сдача спортивных нормативов в 11 возрастных группах начиная с 6 лет», – рассказал Путин. Глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов тут же заявил, что с 2015 года сдача нормативов ГТО будет учитываться при поступлении в российские вузы. Стране нужны не просто умные специалисты, стране нужны специалисты сильные, физически развитые! Тут Путин превзошел советские традиции, поскольку в Советском Союзе сдача норм ГТО на поступление в вузы не влияла.

О чем свидетельствует повышенное внимание власти к физическому воспитанию школьников? Леонид Кацва в системе физической подготовки не видит ничего дурного, но опасается несуразностей при ее применении.

Леонид Кацва: Я против самого комплекса ГТО ничего не имею, а против его включения в систему предэкзаменационных испытаний вступительных имею. Я работаю в школе давно, уже больше 30 лет, и перевидел огромное количество тех, кого называют за глаза «хилыми ботаниками». Эти «хилые ботаники» потом становятся талантливыми успешными студентами, и их физическая готовность к их специальности отношения не имеет. Получится, что они на этом комплексе ГТО проиграют кому-то более физически крепкому, пойдут в армию, как они эту армию переживут, мы все знаем, что бывает в нашей армии - большая проблема. Какими они вернутся из армии, тоже большая проблема. Я бы этого не делал.

Александр Подрабинек: В самом деле, в хорошем физическом развитии нет ничего плохого, однако, странно, когда это превращается в государственную задачу, которую ставит перед страной ее президент. И удивительно, что это будет иметь такое значение при поступлении в вузы для изучения, скажем, математики или ботаники. Лев Рубинштейн вспоминает о процветавшем в тоталитарных режимах культе силы и здоровья.

Лев Рубинштейн: Это тоже обычно для тоталитарных режимов — культ тела, культ силы, культ здоровья. А государству нужно, чтобы граждане были здоровы не для того, чтобы они были здоровыми, а для того, чтобы они меньше болели на производстве и чтобы их можно было посылать на войну, например. Для того здоровые люди и нужны.

Александр Подрабинек: Лев Рубинштейн не случайно вспомнил о тоталитарных государствах. В социалистическом СССР и национал-социалистической Германии физкультуре придавали огромное значение. Почему?

Адольф Гитлер, человек примитивный, но откровенный, объяснял свою приверженность физкультурному воспитанию молодежи вполне доходчиво. В своей книге «Моя борьба» он писал, что государство будет видеть главную свою задачу не в том, чтобы накачивать детей возможно большим количеством знаний, а прежде всего в том, чтобы вырастить вполне здоровых людей. Только во вторую очередь ставилась задача развития духовных способностей. И приоритетным здесь считалось развитие у молодежи характера, воли, решимости и чувства ответственности. «Лишь в последнюю очередь мы будем думать о чисто школьном образовании», – писал человек, ввергнувший Германию в самую страшную в ее истории катастрофу.

В Советском Союзе программа физкультурной подготовки «Готов к труду и обороне СССР» существовала в общеобразовательных, профессиональных и спортивных организациях с 1931 по 1991 годы. Она охватывала население в возрасте от 10 до 60 лет. Сдача нормативов подтверждалась значками – «золотыми» или «серебряными». Еще существовал «Почетный значок ГТО», а предприятия и организации награждались иногда знаком «За успехи в работе по комплексу ГТО».

Это была хорошо развитая система поощрений в тоталитарном государстве, которое заботится обо всех и обо всем. И не дай бог, кто-нибудь попытается уклониться от такой заботы.

Планы охвата школьников своим вниманием у Минобрнауки грандиозные. Там обдумывают возможность введения паспорта школьника, где будут учитываться показатели ГТО, а также успеваемость и творческие достижения. И вовсе не только физические.

Не знаю, чего тут больше – забавного или печального, но Гитлер в свое время предлагал выдавать на руки выпускникам немецких школ два документа: гражданский диплом, дающий право заниматься общественной деятельностью, и «свидетельство о состоянии физического здоровья», дающее право вступать в брак. В России до ограничений на семейную жизнь дело пока не дошло, но стилистика узнаваемая.

В Минобрнауке между тем уже подумывают насчет того, чтобы распространить систему ГТО на все возраста. Пока вроде бы добровольно. Ну, разве что, показатели ГТО станут учитывать при присуждении ученой степени доктора наук. В «правильном» государстве профессора должны не только хорошо думать, но также хорошо бегать, прыгать и метать гранату.

Патриотический взгляд на историю и хорошая физическая подготовка - это важно, но и текущую политическую ситуацию упускать из виду тоже нельзя. Обработка детского сознания должна вестись по всем направлениям. С марта этого года в российских школах проводятся уроки, посвященные аннексии Крыма. Вот любезно предоставленный нам порталом «Грани.ру» видеоматериал об «уроке мира» в одной из подмосковных школ.

«Как вы восприняли новость о том, что Крым присоединят к России?», – спросил корреспондент Граней Юлию Оболенскую, педагога-психолога школы № 20 в подмосковных Химках.

Юлия Оболенская: Новость восприняли положительно. Наверное, долго ждали и жили этими событиями, ежедневно смотрели новости, ежечасно. Переживали, смотрели всем коллективом, обсуждалось все это в семьях. Учитывая, что в основном у учителей мужья военные, для нас эта ситуация не прошла мимо, все это обсуждалось, все это говорилось, поддерживалось. И конечно, у всех было одно мнение: Крым должен быть в Российской Федерации, другого здесь просто быть не может.

Все мы стали участниками новых интересных исторических событий. Для нас большая честь, что мы с вами переживаем этот целый исторический период и эпоху, которая никогда больше не повторится. И поговорим мы с вами сегодня о Крыме и России. Скажите мне, пожалуйста, кто в 1954 году без мнения проживающих людей на территории Крыма передал права автономной республики Крым в Украинскую Социалистическую республику? Это был Хрущев, который на тот момент возглавлял РСФСР. Переходим к нашим сегодняшним событиям. Посмотрите, что произошло 16 марта 2014 года? Референдум. Где он произошел? В Крыму. Что требовали жители Крыма, что они хотели? Присоединения к России. Скажите, пожалуйста, какое лично ваше мнение, вы за присоединение или против? Конечно, за воссоединение.

Наверное, как нельзя лучше показывают мнения детей рисунки. На всех рисунках, которые сегодня дети изобразили, конечно, Россия и Крым вместе, и никакой другой позиции, другого мнения просто не может быть.

Александр Подрабинек: Вот так, другого мнения просто быть не может. Откуда берется в новой России эта удручающая советская покорность и такое впечатляющее единомыслие? Все то же Минобрнауки опубликовало методические рекомендации к школьным урокам «Крым и Севастополь: их историческое значение для России». Опубликованы примерные планы и справочные материалы. Как утверждает министерство, цель таких занятий – «подчеркнуть обоснованность воссоединения с точки зрения мирового права, моральных и этических норм», продемонстрировать «миротворческий и гуманистический характер действий России». Убедить детей, что черное – это белое, а белое – черное. Кто сказал, что это невозможно? Советская педагогика и партийная пропаганда занимались этим десятилетиями и добивались иногда значительных успехов.

Мы попросили гостей нашей сегодняшней передачи рассказать, как они воспринимали в детстве коммунистическую пропаганду? Какое влияние оказывала она на них и на их сверстников?

Лев Рубинштейн поддавался ей только в самом младенческом возрасте.

Лев Рубинштейн: В раннем детстве, конечно, я воспринимал ее не критически. Дело в том, что я родился еще при Сталине, помню день, когда он умер, краем меня зацепила немножко эпоха Сталина. Конечно, я лежал в постели, я все время болел ангиной, а радио было включено, по радио мне говорили, какой я, советский ребенок, счастливый, что я родился в СССР, а не в какой-то ужасной, допустим, Америке, где люди голодные, им негде жить и так далее. Такой патриотизм у меня был, к счастью, недолго. Потому что потом наступила эпоха хрущевской десталинизации, критическое отношение к реальности. И у меня очень быстро критическое отношение развилось. Цинично к этому относилось уже следующее поколение, мы были немножко романтиками, нам все время хотелось правды, нас что-то возмущало. А следующее поколение уже все понимало, но совершенно спокойно изучало какую-нибудь брежневскую «Малую землю», сдавало экзамен, а потом выходило оттуда, рассказывая анекдоты. Никто ни во что не верил, но этот ритуал соблюдался. В мое школьное время как-то было принято искать правду.

Александр Подрабинек: Леонид Кацва вспоминает о насмешливом отношении к советским пропагандистам.

Леонид Кацва: Мое детство проходило в условиях советского тоталитарного режима. Мы в этом рождались, мы ничего другого не нюхали. Когда зашкаливало, становилось тяжеловато. Я помню, что одного нашего учителя мои одноклассники за глаза называли очень длинной кличкой. Учителя обычно короткие клички получают, а этот кличку получил длинную. Кличка звучала как: «Волга» лучше «Мерседеса». Я думаю, это о многом говорит.

Александр Подрабинек: Надежда Шапиро вспоминает, как в детстве ей хотелось верить, что она живет в самой лучшей стране в мире.

Надежда Шапиро: Я думала, просыпаясь утром: какое счастье, что я живу в советской стране, а не в какой-нибудь маленькой Чехословакии, которую на карте не видно. Наша страна самая большая, самая справедливая, самая прекрасная. Кто же не поверит? Хочется в это верить всегда, есть потребность. Недавно мой внк пришел домой, принес радостную новость моему сыну: ты знаешь, оказывается, наша страна самая лучшая, потому что только наша страна никогда не захватывала чужие территории и не покоряла чужие народы. Не то, что Америка, вот что она с индейцами сделала. Сын провел, конечно, краткий исторический экскурс. Внук поражен был совершенно. А как приятно ребенку знать, что наша самая хорошая, удовольствие, мало с чем сравнимое, конечно, на хорошую почву падает у хороших детей, которым важно жить в хорошей стране.


Александр Подрабинек: Сегодня, с пропагандистским упорством, достойным лучших советских образцов, детям предписывается обратить внимание на то, что Крым является «духовной скрепой», потому что именно отсюда началось распространение православия по Руси. Детям объясняют историческую ошибку Хрущева и историческую заслугу Путина. Правда, не всегда дети воспринимают пропаганду так покорно, как того хотелось бы пропагандистам. Учитель Леонид Кацва относится к этому спокойно.

Леонид Кацва: Дети переживают последние события очень по-разному. Я старшеклассников избегаю сам спрашивать об их политических пристрастиях, потому что это личное дело, и школа не должна в это вмешиваться, чтобы не возникло симпатий и антипатий на этой почве. Сами старшеклассники периодически задают какие-то вопросы, они говорят о том, что в их среде довольно горячие споры возникают. Есть серьезные споры. И это понятно, потому что одни говорят о таком фундаментальном праве, как право на самоопределение, другие говорят о не менее фундаментальном принципе нерушения границ. Это те же самые споры, которые идут и между взрослыми людьми, я даже не имею в виду сейчас тех, кто по любому поводу одобряет любые действия власти или кто просто исходит из того, что мы круче всех, и по любому поводу кричит «Россия, вперед», я не об этих людях говорю. Мне приходилось слышать спор такой: ну это же чужая страна? Да, это другая страна. Но ведь крымчане хотели в большинстве своем в Россию? Да, хотели. А крымские татары? Крымские татары — меньшинство. На этом уровне идут эти разговоры. Надо сказать, что люди имеют право на эти разговоры, почему нет?

Александр Подрабинек: Передача полуострова Украине в 1954 году в методических рекомендациях трактуется как «каприз» Никиты Хрущева, хотя указ об этом подписал председатель Президиума Верховного Совета СССР Климент Ворошилов. Однако даже взрослые люди далеко не всегда готовы вникать в такие тонкости; дети же в основной массе будут легко впитывать пропаганду и терять ориентацию в окружающем мире. А дезориентированными людьми легко управлять.

Не в этом ли и состоит общий замысел пропагандистской кампании – от патриотического промывания детских мозгов до воспевания культа физической силы на фоне интеллектуальной и нравственной деградации?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG