Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Командировка на смерть


Пророссийские сепаратисты в Луганске готовятся к новым смертям. Заготовлено много пустых гробов

Пророссийские сепаратисты в Луганске готовятся к новым смертям. Заготовлено много пустых гробов

Гибель журналистов ВГТРК под Луганском спровоцировала полемику в украинском и российском обществах

Гибель 17 июня журналиста ВГТРК Игоря Корнелюка и его коллеги звукооператора Антона Волошина заставила международное сообщество обратить особое внимание на работу репортеров в зоне боевых действий на юго-востоке Украины. Совет Безопасности ООН и ОБСЕ потребовали тщательного расследования случившегося. То же самое сделали российский МИД и лично президент России Владимир Путин в телефонном разговоре с президентом Украины Петром Порошенко.

17 июня под минометный обстрел в Луганской области попали журналист ВГТРК Игорь Корнелюк и члены его съемочной группы – звукорежиссер Антон Волошин и оператор Виктор Денисов. Волошин погиб, Корнелюк был тяжело ранен и умер в больнице, а оператор остался жив. В Службе безопасности Украины заявили, что погибшие работали в зоне боевых действий без аккредитации. По информации Совета национальной безопасности и обороны Украины, погибшие российские тележурналисты нелегально прибыли на украинскую территорию из московского аэропорта “Внуково” больше двух недель назад. И Волошин, и Корнелюк были в военном камуфляже, без средств защиты и не имели опознавательных знаков прессы. Говорит руководитель киевского Института массовой информации Оксана Романюк: Игорь Корнелюк под Луганском. 3 июня 2014 года

Игорь Корнелюк под Луганском. 3 июня 2014 года



– Журналисты, которые едут в зону антитеррористической операции, должны быть обязательно аккредитованы в пресс-центре СБУ для освещения боевых действий. Это необходимо для того, чтобы они могли беспрепятственно перемещаться, чтобы там были защищены их права, чтобы к ним относились не как к участникам конфликта и не как к сопровождающим сепаратистов. Нам известно, что российские журналисты не были аккредитованы и украинская сторона даже не знала, что они находятся на территории Украины Это ужасная халатность. И я считаю, что ответственность за их гибель должно нести руководство ВГТРК, которое отправило эту съемочную группу.

В конце мая Министерство иностранных дел Украины заявило, что Россия под видом журналистов отправляет в Донбасс большие группы диверсантов. В прошлом месяце украинские военные задержали и вскоре освободили двух российских журналистов издания Life News Олега Сидякина и Марата Сайченко. А за последние две недели бойцы Национальной гвардии Украины задержали две съемочные группы российского телеканала “Звезда”. Впоследствии все они были переданы украинскими властями российским дипломатам.
Оксана Романюк заявляет, что на протяжении нескольких последних месяцев Россия ведет информационную войну против Украины:
К сожалению, путинская Россия убивает настоящую журналистику


– Россия распространяет на своих телеканалах наглую ложь о событиях на украинском востоке, подливая масло в огонь. И корреспонденты, которые освещают события только со стороны сепаратистов, кроме того что они рассказывают об ужасах “киевской хунты”, о том, что "украинские военные вырезают российских детей и пьют их кровь", еще и иллюстрируют свои репортажи фотографиями и видеокадрами из разных горячих точек мира, в частности из Сирии и Ирака. Против Украины Россия ведет масштабную информационную войну, и российские журналисты часто становятся солдатами этой войны. К сожалению, путинская Россия убивает настоящую журналистику.

Президент Украины Петр Порошенко, по сведениям пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, в разговоре с Владимиром Путиным обещал принять меры для повышения безопасности работы представителей СМИ.

В применении запрещенных средств и методов ведения войны, а также в воспрепятствовании работе журналистов, организации убийств и похищений заподозрил губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского и министра внутренних дел Украины Арсена Авакова Следственный комитет России и возбудил уголовное дело.
Глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов

Глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов


Глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов считает, что в условиях пропагандистской войны безопасность журналистам не обеспечить:

– Государственная помощь журналистам, которые работают там, не требуется. Требуется государственный нейтралитет по отношению к журналистам, причем с обеих сторон. Но поскольку и та, и другая стороны журналистикой, по большому счету, занимаются мало, а занимаются, в основном, набором материала для пропагандистских передач, то, соответственно, все находятся под ударом. И это проблема, которую решением Следственного комитета и возбуждением уголовных дел, к сожалению, не решить. Мне ужасно жалко погибающих ребят! Только я, честно говоря, не знаю, погибли они в борьбе за истину или в борьбе за кусок хлеба. Если журналисты будут соблюдать профессиональный кодекс, хотя бы минимально, то можно добиться, чтобы к ним чувствовали уважение. Их не будут подозревать в том, что они враги. Они – информаторы, они создают атмосферу, которая помогает разобраться в том, что происходит. Если бы так было, то можно было бы обращаться к правительству. В противном случае очень трудно. Я, к сожалению, должен констатировать, что не знаю, что нужно сделать для того, чтобы журналисты там не гибли. Для этого надо, скорее всего, прекратить гражданскую войну, – говорит Алексей Симонов.

Украинские политики и комментаторы отмечают, что Корнелюк, Волошин и не пострадавший в результате обстрела оператор Виктор Денисов работали в зоне антитеррористической операции без аккредитации, попали в страну нелегально, а их репортажи были необъективными. Одни комментаторы считают, что репортажи погибшей съемочной группы о происходящем на Украине являлись фактически образцом работы российской пропагандистской машины: в последнем из них, например, говорилось, что в селе Счастье Луганской области в результате действий украинской армии погибло более ста человек, в качестве единственного источника приводились слова одного из сепаратистов, что "военные вырезают женщин, детей, всех в возрасте от 16 до 50 лет". Другая сторона винит в гибели журналистов украинские власти: к примеру, глава Russia Today Маргарита Симоньян напоминает, что погибший Игорь Корнелюк родился в Запорожье.

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов заявил, что "российские журналисты своей работой на Украине мешают преступлениям киевских силовиков".

Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов

Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов

Секретарь Союза журналистов Михаил Федотов рассказывает, что Союз вместе с представителями ОБСЕ проводил необходимые встречи с украинскими коллегами, чтобы снизить накал информационной войны, но выражает опасения, что это не приведет к должным результатам:

– Прекратить ее можно только с двух сторон, одностороннего прекращения такой информационной войны история еще не знала. Я помню, как в начале 90-х годов мы вместе с моим казахским коллегой пытались остановить информационную войну между Арменией и Азербайджаном. Мы проводили в Москве встречи журналистов двух сторон. В какой-то момент показалось, что нам удалось добиться согласия, но потом снова все сорвалось. Нужно стараться найти взаимопонимание между журналистами России и Украины, только это может остановить эту информационную войну. Но останавливать ее, подчеркиваю, нужно вместе.

В связи с ситуацией на Украине Союз журналистов России готовит поправки в законодательство о СМИ, чтобы обязать работодателей готовить журналистов для работы в горячих точках, сообщил Федотов:

– У нас есть так называемые курсы "Бастион", где журналистов обучают приемам работы в горячих точках, и в первую очередь вопросам обеспечения своей физической безопасности. Кроме того, мы требуем, чтобы журналистам, отправляющимся в подобные командировки, выдавались специальные документы. Такие удостоверения предусмотрены дополнительным протоколом к Женевской конвенции 1949 года "О защите жертв вооруженных конфликтов". Кроме того, таким журналистам должна быть обеспечена дополнительная страховка, необходимое снаряжение и обязательно они должны пройти генно-молекулярную регистрацию, на всякий случай. Я понимаю, что от снарядов и пуль все эти средства защитить не смогут, но от этого можно спастись, только если не работать в зонах вооруженных конфликтов или если этих зон больше не будет.

Татьяна Локшина

Татьяна Локшина

​Директор российской программы международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина напоминает, что журналисты в зоне боевых действий осознают риски и должны соблюдать повышенные меры безопасности, она напоминает о гибели Андрея Миронова и итальянского журналиста Андреа Роккелли 24 мая под Славянском:

– Когда мы с коллегой были на юго-востоке Украины в конце мая, погибли российский журналист, известный правозащитник Андрей Миронов и его итальянский коллега Андреа Роккелли под минометным обстрелом. Мы находились совсем поблизости, было очень много разговоров, в том числе и в прессе: а вот что же это был за обстрел, с какой стороны летел тот снаряд, осколком которого их убило? Мне кажется, что в таких ситуациях подобные обсуждения контрпродуктивны.

Существует и другая категория рисков, продолжает Татьяна Локшина, на востоке Украины она вызывает особое беспокойство у правозащитников:

– С одной стороны, это базовый неизбежный риск, которому подвергаются журналисты, когда работают в зоне боевых действий. Безусловно, журналисты именно на этот риск идут добровольно, равно как и работники гуманитарных организаций и работники правозащитных организаций. Убивает железо. Но с другой стороны, нельзя забывать про целенаправленное, со стороны государственных или негосударственных вооруженных формирований, насильственное удержание, принудительное исчезновение, и это уже совсем другого рода проблемы. На это мы в первую очередь смотрим, анализируя работу СМИ в юго-восточной Украине с точки зрения соблюдения прав и свобод. Что именно делают государственные власти по отношению к прессе, что делает другая сторона конфликта, как проходят задержания журналистов, есть ли у журналистов возможность работать в регионе? В том, что касается непосредственно украинских властей, мы документировали ряд случаев, когда журналисты были задержаны, а потом исчезали на несколько дней, об их судьбе никому, включая их семьи, не было известно, им не предоставлялся доступ к адвокатам и так далее. Это само по себе абсолютно недопустимо. К сожалению, мы наблюдаем эти действия со стороны украинских властей. Что же касается другой стороны, там тоже журналистам препятствуют в работе, журналистов удерживают принудительно, избивают, ставят в совершенно невыносимые условия. То есть проблемы существуют с обеих сторон, и мы эти проблемы документируем, – говорит Татьяна Локшина.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG