Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Гаскаров – о свидетелях обвинения

Сторона обвинения завершила представление доказательств по нашему делу. За два месяца мы выслушали почти тридцать свидетелей и потерпевших, из которых только двое были гражданскими. Все полицейские, конечно, сказали, что у них нет никаких оснований нас оговаривать, ну а затем, соответственно, начинали это делать.

Демонстрантов никто из них не бил, и вообще ничего подобного они не видели, спецсредств не применяли, задерживали только тех, кто вел себя наиболее активно, например, размахивал флагом или выкрикивал лозунги. Были также и те, кто упоминал об инструкциях задерживать лиц с белыми лентами. Участники митинга же, напротив, якобы пытались прорваться к Кремлю и для этого организовали давку у кинотеатра "Ударник", сопровождая свои действия призывами к насилию над полицейскими, которых к тому же начали закидывать камнями.

Все полицейские, конечно, сказали, что у них нет никаких оснований нас оговаривать, ну а затем, соответственно, начинали это делать

Подобное видение событий 6 мая 2012 года, наверное, имело бы право на существование, если бы в суде допрашивали каких-то наркоманов, либо лиц, страдающих серьезным расстройством памяти. Ведь фактически все, что происходило в тот вечер на Болотной площади, зафиксировано на множестве видеозаписей, сделанных с разных ракурсов и расстояний. Например, у нас в деле 20 часов видео.

Поэтому мы и задавали свидетелям так много вопросов в процессе, чтобы можно было бы соотнести их слова и какие-то субъективные оценки с тем, что зафиксировано на видео. И теперь довольно интересно, как суд оценит их показания, которые в совокупности как минимум наполовину не соответствую действительности.

Заслушали в суде и так называемых засекреченных свидетелей, показания которых касались только меня. Двое из них сотрудники полиции, управляющие автомашиной "Волна" – она же помогает видеофиксации. И третий – некий несовершеннолетний свидетель, о котором я уже писал.

Судя по его же показаниям, он сам участвовал в "прорыве" оцепления у "Ударника". В частности, он говорит, что стоял в первом ряду демонстрантов, в то время как сзади на него кто-то давил. А мы УЖЕ ЗНАЕМ, что СК именно такие действия расценивает как участие в прорыве. Еще забавно, что на вопрос о том, привлекался ли свидетель к уголовной ответственности за свои действия, он ответил, что данные сведения могут рассекретить его личность. Кстати, псевдоним его – Сергей Герасимов. Есть основания считать, что он и стал свидетелем обвинения с целью избежать уголовной ответственности в обмен на ложные показания.

Подобное видение событий 6 мая, наверное, имело бы право на существование, если бы в суде допрашивали каких-то наркоманов, либо лиц, страдающих серьезным расстройством памяти

В частности, он утверждал, что якобы я подошел к колонне анархистов и призывал их "прорываться к Кремлю всеми возможными способами". Причем на следствии он указывал, что это незамысловатое предположение было озвучено на Калужской площади, откуда в принципе нельзя было видеть, что происходит у "Ударника". А в суде речь уже шла о Малом Каменном мосте. Вообще на следствии "Герасимова" допрашивали три раза за три дня, и каждые его новые показания противоречили предыдущим. Для того чтобы хоть как-то убрать противоречия, я заявил ходатайство о проверке моих и его показаний на полиграфе, но мне ожидаемо отказали.

Помимо описания событий на Болотной площади, несовершеннолетний свидетель рассказал, кто такие антифашисты – "это те, кто считает российское государство фашистским и поэтому работают на его уничтожение. Их цель (антифашистов) – дестабилизация социальной и политической обстановки, а также физическое противодействие правоохранительным органам с целью приближения революции". Прямо Донбасс какой-то получился.

Я, конечно, еще на стадии следствия просил правоохранителей проверить, не относятся ли у нас антифашисты к списку экстремистских организаций. Возможно, настало самое время впаять мне 280 и 282 статьи, но эта идея почему-то их не заинтересовала.

Оценить правдоподобность показаний "Герасимова" каждый, кто был 6 мая на Болотной площади, может и вот как: на вопрос о том, каким образом демонстранты смогли пронести на митинг бутылки и фаеры, "Герасимов" выдал следующее объяснение: "один из способов – это несколько раз проходить сквозь одну и ту же рамку, пока ты не примелькаешься, и сотрудникам полиции не надоест тебя досматривать".

Никаких формальных оснований засекречивать свидетелей не приведено, а их показания выходят за пределы предъявленного обвинения. Но ничего сделать мы не можем. Остается только наблюдать, как "Суд разберется"

Два других засекреченных свидетеля под псевдонимами "Петров" и "Иванов" якобы видели вменяемый мне следствием эпизод с оттаскиванием полицейского от одного из демонстрантов, который я и сам не отрицаю. Но помимо этого они стали рассказывать, что я еще руководил какой-то группой молодых людей в капюшонах. В чем заключалось это руководство, они так пояснить мне не смогли.

Я убежден в том, что эти двое секретных полицейских, конечно, не обращали на меня вообще никакого внимания 6 мая. Они были нужны только для того, чтобы взять меня под арест. "Опера" показали им видео и попросили правильно его проинтерпретировать. Любой вопрос, выходящий за пределы обзора видения камеры "Волны", приводил к хаосу в их головах. Поэтому и нужно было засекретить этих людей, чтобы нельзя было на следствии провести очных ставок. Есть и прямые свидетельства недостоверности показаний свидетелей. Следователям было лениво смотреть 10 часов видео с "Волны", а там четко видно одного из этих персонажей и четко видно, что никто из них в принципе не выходил из машины во время событий, которые они описывали - хотя оба свидетеля как раз настаивали на этом.

В итоге получается, что никаких формальных оснований засекречивать свидетелей не приведено, а их показания выходят за пределы предъявленного обвинения. Но ничего сделать мы не можем. Остается только наблюдать, как "суд разберется".

Алексей Гаскаров – активист антифашистского движения. В рамках "Болотного дела" обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти. Виновным себя не признает, находится в следственном изоляторе. Текст получен редакцией Радио Свобода через сервис обмена электронными сообщениями с заключенными при посредничестве штаба помощи задержанным "Росузник".

XS
SM
MD
LG