Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Без надежды на оправдание


Акция в поддержку Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева у Мосгорсуда

Акция в поддержку Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева у Мосгорсуда

Мосгорсуд приговорил Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева к 4 с половиной годам заключения каждого. Удальцов объявил голодовку

Московский городской суд 24 июля приговорил лидеров "Левого фронта" Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева к одинаковым срокам наказания - четырем годам и шести месяцам заключения. Они признаны виновными в организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве и в попытке организовать беспорядки в других городах России. Леониду Развозжаеву, помимо этого, также были предъявлены обвинения в незаконном пересечении российской границы, и его дополнительно приговорили к штрафу в 150 тысяч рублей. Оглашение приговора длилось более 9 часов. Сразу после него Сергея Удальцова, объявившего бессрочную голодовку, взяли под стражу.

Представители прокуратуры просили суд приговорить обоих оппозиционеров к 8 годам колонии общего режима. Леонид Развозжаев и Сергей Удальцов вину не признали, считая уголовное преследование местью за их политическую деятельность. При этом мало кто из защитников и сторонников подсудимых надеялся, что Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева оправдают.

​Уголовное дело в отношении Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева Московский городской суд рассматривал около пяти месяцев. Представители государственного обвинения заявили, что считают вину оппозиционеров полностью доказанной. Она, по мнению прокуроров, подтвердилась представленными в суде видеозаписями, показаниями свидетелей и различными документами. В частности, прокуроры заявляли, что события 6 мая 2012 года были спланированы и прошли полностью по сценарию Удальцова, Развозжаева и грузинского политика Гиви Таргамадзе, который, по версии обвинения, помогал оппозиционерам готовить захват власти в России. По словам прокуроров, найденные на месте происшествия запрещенные предметы: палки, битое стекло, газовые баллончики – свидетельствовали о том, что "люди готовились к массовым беспорядкам". Эту версию, как утверждает гособвинение, также подтверждают показания свидетелей, в которых говорилось, что агрессивно настроенная и вооруженная толпа людей прорвала полицейское оцепление на подходе к Большому Каменному мосту, после чего в полицию полетели куски асфальта и пустые бутылки.

Леонид Развозжаев в суде

Леонид Развозжаев в суде

Прокуроры считают, что Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев инструктировали людей, как вести себя в ходе беспорядков, на семинарах в Литве. Также оппозиционеры создали базу и рассылали SMS-сообщения о готовящихся акциях. По мнению прокуроров, это говорит о том, что активисты "Левого фронта" готовили дальнейшие беспорядки в других городах России. Кроме того, по словам прокуратуры, это подтверждается показаниями Константина Лебедева, третьего фигуранта дела.

Константин Лебедев, которому были предъявлены те же обвинения – в организации массовых беспорядков 6 мая и подготовке к другим беспорядкам, – вину признал. В апреле 2013-го его приговорили к 2,5 годам колонии, а спустя год отпустили условно-досрочно.

Адвокат Каринна Москаленко

Адвокат Каринна Москаленко

Оба оппозиционера вину отрицают: в их действиях не было состава преступления. Вот что поясняет адвокат Сергея Удальцова Каринна Москаленко:

– Иногда я шутила перед процессом, приходя в день суда, глядя на него, говорила: "Сережа, такого невиновного подзащитного у меня за все 37-38 лет, наверно, никогда еще и не было, то есть ты вообще ничего дурного не совершил и вот находишься под уголовным преследованием и очень мало надежд, что тебя могут оправдать". Называть массовыми беспорядками то, что было 6 мая, нет никаких оснований. Даже если бы это были чьи-то беспорядки и чье-то участие в этих беспорядках, то к Сергею Удальцову это не имеет никакого отношения. 6 мая произошел отказ от нормального хода мероприятия, возникли дополнительные рамки, произошло произвольное сужение площади проведения митинга, непонятно, почему застопорилось движение. Как говорят водители: "Не вижу – не еду". Сергей Удальцов и его товарищи приняли решение об остановке – сели они или встали – это не имеет никакого значения, они решили остановить движение, потому что это было движение с непредсказуемыми последствиями. Ничего нейтральнее, лучше, оптимальнее, сбалансированее и придумать было невозможно.

По мнению Каринны Москаленко, нет оснований возлагать ответственность за события на Болотной площади на участников той акции:

Иногда я шутила перед процессом, приходя в день суда, глядя на него, говорила: "Сережа, такого невиновного подзащитного у меня за все 37-38 лет, наверно, никогда еще и не было"

– На организаторов и участников этого шествия возлагают ответственность за то, за что нести ответственность должна была власть. Она не только не справилась со своей задачей по охране общественного порядка – действия были неквалифицированными. Возможно, эта непрофессиональность была кем-то задумана, и тогда их действия были просто провокационны. Но как бы там ни было, нет оснований возлагать ответственность за то, что произошло, на участников мирного шествия, которые пришли без оружия, без запрещенных предметов, – считает адвокат Каринна Москаленко.

В основу уголовного дела в отношении активистов "Левого фронта" был положен фильм телеканала НТВ "Анатомия протеста – 2". Его авторы, а затем и следователи утверждают, что Сергей Удальцов, Леонид Развозжаев и Константин Лебедев готовили силовой захват власти в России. Финансировал их деятельность грузинский политик Гиви Таргамадзе. На записи демонстрируются кадры, на которых запечатлены якобы эти переговоры. Леонид Развозжаев и Сергей Удальцов заявляли, что не знакомы с Таргамадзе, Сергей Удальцов даже усомнился в его существовании, поскольку в материалах дела нет никаких подтверждений его личности. Защита подсудимых также подвергла сомнению законность видеозаписи фильма "Анатомия протеста – 2". По словам адвоката, она попала к следователям, будучи скопированной уже трижды, а оригинал видео, как признались в суде сами сотрудники НТВ, был утерян. Кроме того, по словам авторов фильма, звуковая дорожка была также наложена отдельно, поскольку в оригинальной видеозаписи невозможно было разобрать, что говорят люди.

Шутка ли сказать: в уголовном деле в качестве доказательств демонстрируется какой-то – даже не могу сказать, что документальный, хотя он и называется документальным, – фильм

Вот как доказательную базу стороны обвинения оценивает адвокат Каринна Москаленко:

– Шутка ли сказать: в уголовном деле в качестве доказательств демонстрируется какой-то – даже не могу сказать, что документальный, хотя он и называется документальным, – фильм. Что значит документ? Документы по уголовному делу имеют источники, критерии достоверности, а мы слушаем какие-то рассуждения и смотрим "произведение искусства" "Анатомия протеста – 2". Я не знаю такого, чтобы в уголовном деле с помощью фильма доказывали вину подсудимого.

Адвокат Дмитрий Аграновский

Адвокат Дмитрий Аграновский

При этом Каринна Москаленко признается: шансов на оправдательный приговор мало. Такого же мнения придерживается и ее коллега, адвокат Леонида Развозжаева Дмитрий Аграновский:

– Я обычно неисправимый оптимист, но в данном случае я ничего хорошего не жду. Приговор будет обвинительным с вероятностью 100%. Что касается сроков, уважаемый суд ни разу за весь процесс не дал возможности заподозрить его в какой-то доброте или лояльности к нам, поэтому я не думаю, что срок будет условный или небольшой.

Сторона защиты отмечает, что процесс шел в жестком и нервном режиме. Адвокат Каринна Москаленко поясняет – был нарушен принцип равноправия сторон:

– Скажем, допрашивают свидетелей обвинения: вопросы им задавать нельзя, все наши вопросы неправильные, хотя, конечно, были неудачные вопросы, но снимать все вопросы подряд нельзя. В то же время, если допрашивались свидетели защиты, то суд долго, подробно, почти изобличающе задавал вопросы свидетелям. И это неравноправие было очень видимым. Как британцы говорят, правосудие должно не только вершиться, должно быть видно, что вершится правосудие. Так вот видно было совсем другое.

Наблюдая за тем, сколько народу ходило на второй процесс, я не думаю, что 24 июля людей будет много. Тут важна, скорее, моральная поддержка, повлиять на итог она уже не сможет

О тяжелых впечатлениях от процесса говорят и гражданские активисты, которые приходили в суд поддержать Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. 24 июля активисты также планируют собраться около суда, а в случае обвинительного приговора – отправиться в центр Москвы. Гражданская активистка Евгения Третьякова сомневается, что подобная акция способна повлиять на решение суда:

– Дело закончится обвинительным приговором, и вряд ли сроки, которые будут даны, будут сильно отличаться от запрошенных прокуратурой. По тому, как шел этот процесс, по тому, как шел первый процесс по "Болотному делу", я не вижу оснований для оптимизма. Впечатления самые гнетущие, то, как вела процесс тройка судей под председательством господина Замашнюка, угнетает: постоянное прерывание свидетелей защиты, невозможность заявлять ходатайства, очевидный обвинительный уклон дела. Наблюдая за тем, сколько народу ходило на второй процесс, я не думаю, что 24 июля людей будет много. Тут важна, скорее, моральная поддержка, повлиять на итог она уже не сможет.

Пессимистичных настроений придерживается и координатор "Левого фронта" Алексей Сахнин, который уехал из России, опасаясь уголовного преследования по "Болотному делу":

– Трудно предположить что-то другое, кроме обвинительного приговора. И дело это отличается тем, что заранее было известно, что обвинительный приговор уже написан, еще до того, может быть, как были предъявлены обвинения. К сожалению, моих товарищей посадят в тюрьму, и на довольно долгий срок. Посмотрим, как будет в действительности, история может изменить приговоры гораздо быстрее, чем это кажется и судье Замашнюку, и тем, кто в действительности пишет этот приговор. Но 24 июля, конечно, мы услышим обвинительный приговор.

Акция в поддержку Сергея Удальцова в Санкт-Петербурге, февраль 2014 года

Акция в поддержку Сергея Удальцова в Санкт-Петербурге, февраль 2014 года

В случае, если эти прогнозы подтвердятся и 24 июля будет вынесен обвинительный приговор, сторона защиты планирует его обжаловать, сначала в российской апелляционной инстанции, затем и в Европейском суде по правам человека. ЕСПЧ уже придал приоритет жалобе Леонида Развозжаева, который, по его же словам, был похищен российскими спецслужбами с территории Украины в октябре 2012 года. Вот что поясняет адвокат оппозиционера Дмитрий Аграновский:

– Нам ничего не удалось добиться, не удалось доказать государству, что Леонид был похищен. Наши объяснения, в том числе и показания непосредственно очевидца из Киева, Следственный комитет просто не стал рассматривать. Пусть теперь Следственный комитет то же самое расскажет Европейскому суду: через Министерство юстиции, через правительство Российской Федерации. Мы надежды не теряем, приговор, который, скорее всего, нас не устроит, мы обжалуем в апелляционном порядке, затем в ЕСПЧ. С учетом характера дела нас там воспримут, потому что по мировым меркам ничего экстраординарного 6 мая 2012 года на Болотной площади не произошло, такие происшествия происходят каждую неделю. Конечно, полиция действует у них жестко, но таких процессов по два года там нет.

По мировым меркам ничего экстраординарного 6 мая 2012 года на Болотной площади не произошло, такие происшествия происходят каждую неделю

О дальнейших перспективах дела Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева в Европейском суде по правам человека рассуждает адвокат Каринна Москаленко, которая возглавляет Центр содействия международной защите:

– Предметом обращения в ЕСПЧ будут нарушения в этом процессе: лишение каких-либо прав или общее глобальное нарушение статьи 11-й Конвенции "Свобода собраний и объединений". Люди собрались на мирную акцию, чтобы выразить свою позицию, и не делали ничего противозаконного, но тем не менее арестованы и подвергаются уголовному преследованию. Вмешательство в права, гарантированные конвенцией, налицо. Мы не так давно получили решение, а в этом году оно вступило в силу, по делу "Гарри Каспаров и восемь других против России". Там уже установлен важный прецедент: арест людей в связи с их мирным, ненасильственным участием в публичных акциях уже считается нарушением. Власти так или иначе должны признавать решение по делу "Гарри Каспаров и другие". Они должны его выполнять и не допускать подобных нарушений в будущем. ЕСПЧ старается не давать политических оценок, но нарушения по лишению свободы, в отношении несправедливого судебного разбирательства, бесчеловечного обращения, он фиксирует, констатирует и дает четкие правовые международные оценки. Мне очень хотелось бы, чтобы и конкретный суд по делу Удальцова – Развозжаева, и вообще российский суд учитывал практику Европейского суда, – надеется адвокат Каринна Москаленко.

6 мая 2012 года оппозиционная акция "Марш миллионов" завершилась столкновениями демонстрантов с полицией. Эти события были квалифицированы Следственным комитетом как массовые беспорядки, было возбуждено уголовное дело. Его фигурантами стали более 30 человек, 11 из них уже осуждены, еще 13 амнистированы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG