Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Буш включился в гонку определений


Президент США разглядел во врагах «наследников фашистов, нацистов, коммунистов и других сторонников тоталитаризма 20 века»

Президент США разглядел во врагах «наследников фашистов, нацистов, коммунистов и других сторонников тоталитаризма 20 века»

Лидеры международных террористических организаций в своей риторике привычно называют действия Запада на Ближнем Востоке новым крестовым походом, апеллируя к реалиям многовековой давности. Отвечать им той же монетой руководители западных стран до недавних пор отказывались. Президент США нарушил этот негласный мораторий, введя в оборот термин «исламофашизм». Эксперты расходятся в оценке правомерности такого определения.


О прямом сходстве экстремистских кругов в мусульманских странах с нацистами Джордж Буш вспоминал в связи с развитием ситуации вокруг Ирана. На этой неделе она вышла на новый уровень. Тегеран просрочил время, отведенное ему Советом Безопасности ООН для замораживания программы обогащения урана. Теперь членам Совета предстоит решать, чем ответить несговорчивому партнеру.


Самую непримиримую позицию в отношении Тегерана занимает Вашингтон. Выступая на съезде Американского легиона в Солт-лейк-сити, президент США Джордж Буш вновь заявил, что Иран поддерживает террористов на всем Ближнем Востоке. «Сегодня истек срок, данным международным сообществом иранским лидерам. Они должны были принять предложения, отказаться от ядерных амбиций и направить свою страну по иному пути, - напомнил Буш. - Но иранский режим ответил пока новыми проволочками. Пора Ирану сделать свой выбор. Мы свой сделали. Мы будем продолжать тесное сотрудничество с нашими союзниками в поисках дипломатического решения, но Иран должен знать о последствиях, которые его ждут. Мы не должны позволить Ирану создать ядерное оружие».


В той же речи президент назвал нынешнюю ситуацию в мире противостоянием «западного, демократического мира» и мира «исламского экстремизма». Иран, по словам Буша, является одним из столпов этого последнего, именно он поддерживает террористов на Ближнем Востоке. Таким образом, американский президент попытался перевести «иранскую проблему» в идеологическую плоскость.


Отмечая глобальность и трудность стоящих перед Америкой задач, президент и его помощники все чаще сравнивают их с борьбой против германского фашизма. Накануне пятилетия терактов 11 сентября президент напомнил, что в XXI веке война пришла и на территорию США. «Поддерживая боевиков в Ираке, в Ливане и в других районах,- сказал Буш,- всемирная сеть радикалов использует террор для убийства тех, кто стоит на пути их тоталитарной идеологии». Буш назвал идеологию исламистов наследницей фашистской, нацистской, коммунистической и прочих тоталитарных идеологий XX века.


Термин « исламофашизм » в последнее время довольно часто употребляется соратниками Буша (в частности, министром обороны Дональдом Рамсфельдом). Насколько точно определяет эту опасность руководство США? Корректно ли сопоставление исламского фундаментализма и порожденного им экстремизма с фашизмом и нацизмом?


Комментаторы отмечают, что последний цикл выступлений президента и членов его администрации, посвященных пятой годовщине терактов 11 сентября (запланировано еще несколько подобных, а завершатся они речью Буша на Генеральной ассамблее ООН 19 сентября) направлен на то, чтобы вернуть поддержку все более скептичных американских избирателей, разуверившихся в возможности успеха иракской кампании. Социолог профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох видит в президентской речи и более глубокую подоплеку. «Хотя администрация Буша рассматривает борьбу с международным терроризмом как свою главную задачу, до последнего времени она остерегалась давать идеологическую оценку противостояния с международным терроризмом. Буш и его соратники обычно говорили о “силах зла”, о людях, которые являются “врагами свободы и демократии”. Но они избегали характеризовать ту идеологию, которая вдохновляет огромное количество людей на борьбу с Западом, с Соединенными Штатами, с Израилем. Бушу давно следовало сказать то, что он сказал сегодня, - что Запад имеет дело с необычайно сильной идеологией, идеологией именно исламского фундаментализма, исламофашизма, если угодно, который по своей эффективности, по своей способности привлечь людей намного сильнее и фашистской и большевистской идеологии».


Если такая трактовка верна, то президент Буш прибегает к инструментарию своих предшественников, сумевших поднять страну на борьбу с фашизмом, а затем с коммунистической идеологией. Каковы шансы того, что к нему прислушаются сейчас американцы и мир? По мнению профессора Шляпентоха, «ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Идет речь о мощном противостоянии с идеологией, целью которой является разрушение западного мира. Такая ситуация в известном смысле была и накануне Второй мировой войны. Как вы знаете, Запад, включая Америку, [и тогда] был настроен далеко не однозначно относительно того, как оценивать фашизм, его опасность для западного мира. В общем, я боюсь, что Рамсфельд почти не преувеличивает, когда сравнивает нынешнюю ситуацию с ситуацией 1939 года. Буш и его администрация сделали некий вклад в попытке объяснить миру драматизм этой ситуации».


Однако далеко не все эксперты, в особенности востоковеды и историки, согласны с отождествление исламизма (даже в крайних его формах) с историческим фашизмом. Ведущий сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звягельская отмечает, что инвективы американского президента в адрес т.н исламского фашизма вызвали резкую реакцию мусульман во всем мире. По мнению профессора Звягельской, намеренно или нет политики смешивают несколько различных понятий: «Нужно все-таки отделять ислам, как религию, от носителей экстремистских радикальных идей, которые прикрываются исламскими лозунгами. Более того, последнее время некоторые обозреватели достаточно часто используют понятие "фундаментализм". Но фундаментализм сам по себе - лишь возвращение к корням, к истокам, отказ от нововведений в исламе. То есть это вещь, которая касается самих мусульман. Их дело, что выбрать, следовать за какими-то нововведениями или придерживаться той религии, которую исповедовали их предки. Сам по себе фундаментализм не несет в себе экстремистского начала.


В чем же дело? Кого мы определяем, как экстремиста? Мне кажется, что главное кроется в их отношении к возможности применения насилия. Те, кто считают, что насилие вполне достойный, доступный, желательный и разрешенный способ достижения своих целей, безусловно являются экстремистами. И здесь не имеет большого значения, кто они – так называемые ваххабиты, фундаменталисты или какие-то другие радикалы. Важно другое: для них приемлемо применение насилия для достижения своих целей, они нетолерантны, они абсолютно игнорируют позиции других и так далее, и тому подобное. Мне кажется, только в этом и состоит характеристика экстремистов, в том числе и тех, которые воюют под знаменами ислама».


XS
SM
MD
LG