Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ла-Манш определил развитие животного мира Британии


Ла-Манш. Спутниковая фотография

Ла-Манш. Спутниковая фотография

Изучение доисторических животных позволило выявить определяющую роль Ла-Манша в формировании природы Британии. Пролив служил фильтром, допускавшим распространение из континентальной Европы только определенных видов животных. Даже в те времена, когда уровень мирового океана был низким, а сама Британии еще не была островом, Ла-Манш был главным барьером для колонизации. По мнению английских исследователей, выступивших с докладом на палеоконференции в Гибралтаре, в этот период на дне будущего пролива существовала мощная речная система.


Сегодня длина Ла-Манша – 520 километров, ширина – от 30 до 160 километров, глубина от 30 до 100 метров, причем глубина возрастает в юго-западном направлении. Даже сейчас на дне пролива специалисты распознают сеть долин, оставшихся от древней речной системы, возникшей тогда, когда бурные талые воды ледника текли с далекого севера.


По словам известного антрополога Криса Стринджера (Chris Stringer) из Лондонского Музея Естественной Истории (London’s Natural History Museum), Ла-Манш «стал непреодолимым во времена высокого уровня мирового океана, но он уже был трудным препятствием для популяций, пытавшихся переселиться с юга на север, во времена низкого уровня моря».


В рамках проекта исследований заселения древними людьми Британии (Ancient Human Occupation of Britain – AHOB) Стринджер и его соавторы Энди Курант (Andy Currant), Дэниэл Шрив (Danielle Shrieve) и Роджер Джейкоби (Roger Jacobi) пытались ответить на вопрос, как менялась фауна британских млекопитающих за последние 500 тысяч лет. За это время животные колонизировали, оставляли и вновь заселяли Британию, чутко реагируя на изменения климата, несколько раз менявшегося от холодного к теплому.


Ученые считают, что пролив возник не позднее 200 тысяч лет назад. Талая вода ледникового панциря образовала озеро, которое, переполнившись, вызвало мощный поток, «перерезавший» меловой мост, до этого соединявший территории Британии и Франции. Изменения климата сопровождались изменениями уровня моря. Когда ледник был высоким, уровень моря был, напротив, низким. В межледниковые периоды, уровень моря повышался. Но даже когда вода замерзала, и уровень моря стремительно падал, Рейн и Темза наполняли талой водой главную речную систему, протекавшую по дну Ла-Манша. По словам профессора Стринджера, это ограничило богатство животного мира в Британии даже во время межледниковых периодов.


Так, при раскопках английские ученые нашли кости гиппопотама и лани (Cervus dama), но не обнаружили останков лошадей и людей, типичных для культурных слоев континентальной Европы того времени. Однажды уровень мирового океана повысился настолько, что Британия окончательно стала островом. Развитие фауны, оказавшейся в изоляции, в некоторых случаях пошло необычными путями.


Например, около 80 тысяч лет назад (фаза потепления) в пещере Бэнвелл, Сомерсет (Banwell Cave, Somerset) жили такие животные как северный олень, бизон и огромный медведь, напоминающий современного белого медведя. В отличие от континентальной Европы в этой пещере нет костей гиен. Мало того, по-видимому, роль гиен в пищевой цепи перешла к местным волкам, у которых, по словам Стринджера, развивались более крупные челюсти, а зубы несли следы многочисленных сколов и специфического изнашивания, как будто волки грызли кости наподобие гиен.


Животные из пещеры Бэнвелл относятся тем видам, которые и сегодня населяют холодные регионы Земли. Парадокс заключается в том, что эти виды жили в период потепления и, судя по всему, адаптировались к новой среде обитания. Их предки, вероятно, попали в Британию, когда климат был холодным. Когда потеплело, поднявшийся уровень моря «заточил» представителей северной фауны на Британских островах.


XS
SM
MD
LG