Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на Родину


Крым наш, украинский или тех, кто живет там уже более 700 лет?

Александр Подрабинек: В жизни разных народов бывают счастливые времена, бывают трагические. История – дама капризная, и на всякую победу у нее припасено поражение. Благодаря этому в судьбах народов поддерживается некоторый баланс между триумфами и неудачами. Однако мало кому довелось пережить то, что пришлось вынести крымско-татарскому народу. По крайней мере, на территории безграничного отечества, будь то Российская империя, Советский Союз или Российская Федерация.

Крымское ханство образовалось на развалинах Золотой Орды в 1441 году. Наверное и тогда кто-то считал развал Золотой Орды крупнейшей геополитической катастрофой 15-го века. Но только не крымские татары. Получив независимость, они построили сильное государство. Оно просуществовало почти 350 лет, пока в 1783 году Россия не аннексировала Крым и большую часть других земель Крымского ханства. Кстати, как это видно на карте, в Крымское ханство входили земли между Днепром и Дунаем, практически все Приазовье и большая часть нынешнего Краснодарского края.

Разумеется, как и все страны в то время, Крымское ханство промышляло войной и набегами, захватом пленных. В 1571 году во главе своей 40-тысячной армии хан Давлет Гирей захватил и затем сжег Москву. После этого крымские татары вполне могут считать Москву городом своей боевой славы.

Процветала работорговля, но в самом Крыму рабов оставляли очень мало. К тому же по традиции невольников отпускали на свободу через 5-6 лет рабского труда. Тех, кто принимал ислам, освобождали немедленно – мусульмане не имели права держать в неволе единоверца.

Крымское ханство под управлением династии Гиреев развивалось весьма успешно. Достаточно сказать, что уже в 16-м веке в каждом населенном пункте ханства были мектебы – начальные школы, которые содержались за счет общины. В них обучались все мальчики и девочки в возрасте от 6 до 15 лет. Начальное образование в Крымском ханстве в 16 веке было обязательным. Первая общественная библиотека была открыта в 1491 году. В основу ее легла собственная библиотека хана Менгли-Гирея.

В Крыму тогда существовало более 20 медресе и духовных академий – высших учебных заведений, университетов того времени. Это при населении Крыма в 400 тыс. человек! Здесь изучали теологию, астрономию, математику, право. Высшее образование было престижным и учитывалось при назначении на управленческие должности.

Последний крымский хан Шагин-Гирей получил образование в Италии. Он знал греческий и латинский языки, свободно владел итальянским, французским, арабским, русским и, разумеется, татарским. В 1771 году 25-летний Шагин-Гирей побывал в Петербурге и очаровал двор императрицы. Екатерина ІІ писала тогда Вольтеру:

"Наследник крымского хана – очень приятный татарин: красивый собой, умный, образованный не по-татарски, пишет стихи, желает все видеть и все знать обстоятельно. Все его полюбили".

Взойдя на престол, Шагин-Гирей самым первым своим указом уравнял в правах крымских христиан и мусульман. А перед этим, в 1771 году, в Крымском ханстве было отменено рабство. На 94 года раньше, чем в США. На 90 лет раньше, чем в России – крепостное право.

Увы, европейски образованный хан поверил в поддержку России. Он не оценил угрозы с севера. Это привело Крымское ханство к катастрофе. Россия была тогда, можно сказать, гарантом независимости и суверенитета Крыма. Правда, зафиксировано это было не в Будапештском меморандуме, а в Кючук-Кайнарджийском мирном договоре, заключенном с Турцией в 1774 году. Но, как мы хорошо знаем, договоры договорами, а интересы интересами. 24 января 1783 года русские войска заняли Крым.

Уже через год из 400 тысяч татар в Крыму остались 112 тысяч, через два – 46 с половиной тысяч. Истребив или изгнав большую часть народа, оккупационная власть взялась за культуру. В 1833 году по приказу из Петербурга солдаты русской армии в один день провели обыски во всех мечетях Крыма. Были конфискованы религиозные и учебные книги, исторические манускрипты, письменные документы. Все это сожгли на центральных площадях крымских сел и городов. Так началась долгая полоса неудач для крымско-татарского народа. После трех с половиной веков национально-государственной жизни последовало 230 лет борьбы за выживание.

Революция 1917 года подарила крымским татарам зыбкую надежду на некоторую государственную самостоятельность. 18 октября 1921 года в Крыму была образована Автономная Крымская ССР в составе РСФСР. Крымско-татарский язык стал государственным наравне с русским. Крымских татар пригласили в местную власть. Формально большевики шли навстречу пожеланиям крымских татар, но по сути все было совсем иначе. Надежды на самостоятельную жизнь оказались призрачными. В Крыму свирепствовал голод и красный террор. Чекисты расстреливали всех, кто давал хоть малейший повод сомневаться в их лояльности революции.

Сталинский террор 30-х годов обрушился на все народы Советского Союза. Согласно официальной переписи населения, перед началом Второй мировой войны в Крыму оставалось чуть больше 200 тысяч крымских татар, примерно 20% всего населения полуострова. Геноцид 1944 года довершил дело.

Никто не знает, что в голове у тиранов, когда они замышляют свои злодеяния. Не было у Сталина видимых причин депортировать всех крымских татар из Крыма в Среднюю Азию. Что им двигало: блажь, страх, месть, мания преследования?

Геноцид готовился заранее. Все документы об этом преступлении до сих пор засекречены, архивы недоступны. Но кое-что все-таки стало достоянием гласности.

ПРИКАЗ

Наркома внутренних дел Союза ССР Генерального комиссара Госбезопасности Л. Берия и Наркома Госбезопасности 1 ранга В. Меркулова.

Москва, 13 апреля 1944 г.

"О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов"

В связи с предстоящим освобождением Крымской АССР от немецко-фашистских захватчиков приказываем:

1. Наркому внутренних дел Крымской АССР тов. Сергиенко и Наркому Государственной безопасности Крымской АССР тов. Фокину по мере продвижения частей Красной Армии в Крыму немедленно организовать на освободившейся территории органы НКВД и НКГБ для проведения оперативно-чекистской работы. …<…>

6. Выполнение настоящего приказа возложить на зам-наркома Госбезопасности СССР тов. Кобулова, зам. Наркома Внутренних дел Крымской АССР – тов. Сергиенко и наркома Госбезопасности Крымской АССР – тов. Фокина.

7 мая Кобулов и Серов докладывают Лаврентию Берии:

НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

Товарищу Берии Л. П. 7 мая 1944 г.

Подготовительную работу по операции считаем возможным закончить к 18-20 мая, а всю операцию к 25 мая.

Для обеспечения настоящей операции считаем необходимым:

1) выделить в наше распоряжение 2000 грузовиков, 1500 т автобензина, приблизительно к 15 мая;

Но исполнительности здесь недостаточно. Кобулов и Серов проявляют инициативу:

3) разрешить выселить 330 человек немцев, австрийцев, венгров, румын, итальянцев, проживающих в Крыму, а также до 1000 проституток, проживающих на курортах и городах Черноморского побережья.

Убедившись, что подготовка к операции идет по плану, Берия обращается к Сталину за формальным разрешением:

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

Товарищу Сталину

10 мая 1944 года

Органами НКВД и НКГБ проводится в Крыму работа по выявлению и изъятию агентуры противника, изменников Родины, пособников немецко-фашистских оккупантов и другого антисоветского элемента.

Учитывая предательские действия крымских татар против советского народа, и исходя из нежелательности дальнейшего проживания Крымских татар на пограничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на Ваше рассмотрение проект решения Государственного Комитета Обороны о выселении всех татар с территории Крыма.

Считаем целесообразным, расселить крымских татар в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР для использования на работах как в сельском хозяйстве – колхозах, совхозах, так и в промышленности и на строительстве.

Представляю при этом проект постановления Государственного Комитета Обороны, прошу Вашего разрешения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Александр Подрабинек: К 18 мая 1944 года в Крым было стянуто свыше 30 тысяч военнослужащих НКВД. Трехдневная операция была проведена с предельной жестокостью, присущей военным действиям. Свои это граждане или не свои, никого не интересовало. НКВД воевало с собственным народом как с чужеземными врагами.

Людей, помнящих подробности депортации, уже не осталось. Но сохранились многочисленные воспоминания и документы.

Доктор исторических наук Валерий Возгрин в своей книге "Исторические судьбы крымских татар" пишет, что за считанные дни до начала депортации практически вся мужская часть народа была насильственно вывезена далеко за пределы полуострова. Речь идет о молодежи и партизанах, боровшихся с нацистами и вышедших из подполья. Их забрали в Трудармию и интернировали в лагерях в Гурьевской, Рыбинской и Куйбышевской областях. Так Советская власть подстраховалась, чтобы во время масштабной депортации крымских татар не было оказано вооруженного сопротивления.

На сборы отводилось от 15 до 30 минут. Все запомнили необъяснимую ненависть НКВД-шников к мирным людям, грубость, мат, избиения сапогами и прикладами автоматов. Кое-где операция началась даже раньше, 17-го вечером. Валерий Возгрин приводит воспоминания очевидцев.

"17 мая после обеда прибыли солдаты на пяти грузовиках. Татары, по обычаю вскоре собрались вскладчину, чтобы накормить солдатиков, пожертвовав для этого последней уцелевшей скотиной. Сабе Усеинова вспоминает: "Кто мясо жарит, кто картошку, кто чебуреки[…] А солдаты такие довольные, за три года войны каждый из них соскучился по домашней еде". Но в 7 часов вечера сытые чекисты и красноармейцы уже рассыпались по деревне, прикладами выгоняя людей на улицу, а муж Сабе стоял с поднятыми руками (так захотелось лейтенанту, проводившему в доме настоящий обыск, якобы в поисках оружия). Потом всех согнали на сельскую площадь, погрузили в машины и до рассвета 18 мая не разрешали их покинуть".

О ходе депортации крымские чекисты подробно информировали Москву. Отчеты следовали один за другим.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

товарищу Сталину И. В. .

СНК

Товарищу Молотову В. М.

18 мая 1944 г

НКВД СССР докладывает, что сегодня, 18 мая начата операция по выселению крымских татар.

Уже подвезено к железнодорожным станциям погрузки и отправлено к местам нового расселения 48 400 чел. И находятся под погрузкой 25 эшелонов. Во время отправки никаких эксцессов не было. Операция продолжается.

Нарком внутренних дел Берия

На следующий день:

Телеграмма

Симферополь, 19 мая 1944 г.

Москва. Народный комиссариат Внутренних дел СССР, тов. Берии Л. П.

По состоянию на 18 часов 19-го мая с. г. подвезено спецконтингента к станциям назначения 165 515 человек. Отправлено к местам назначения 50 эшелонов численностью 136 412 человек. Операция продолжается.

Кобулов, Серов

20 мая1944 г.

Телеграмма

Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР

Наркому БЕРИИ

Настоящим докладываем, что начатая в соответствии с Вашими указаниями 18 мая т.г. операция по выселению крымских татар закончена сегодня, 20 мая, в 16 часов. Выселено всего 180 014 чел, погружено в 67 эшелонах, из которых 63 эшелона численностью 173 287 чел. отправлены к местам назначения, остальные 4 эшелона будут также отправлены сегодня.

Кроме того, райвоенкомы Крыма мобилизовали 6 тыс. татар призывного возраста, которые по нарядам Главупраформа Красной Армии направлены в гг. Гурьев, Рыбинск и Куйбышев.

Из числа направляемых по Вашему указанию в распоряжение треста "Московуголь" 8000 человек спецконтингента 5000 чел. также составляют татары.

Таким образом, из Крымской АССР вывезено 191 044 лица татарской национальности.

Кобулов. Серов

Депортировали не всех. В эшелоны не брали нетранспортабельных больных и душевнобольных людей. Их уничтожали на месте. Расстреливали на месте и тех, кто оказывал хотя бы малейшее сопротивление.

Расстрелом угрожали и депортированным. Солдаты говорили им: "ничего с собой не берите, все равно оно вам больше не понадобится". Жителям некоторых сел говорили, что они будут поголовно расстреляны, если не все успеют собраться на место погрузки в указанное время.

Один очевидец вспоминает:

"Людей согнали на кладбище, которое со всех сторон было окружено пулеметами. Стали детей отделять от родителей, и говорили, что старших расстреляем, а дети пойдут по детдомам. Так их держали [разделенными] 3 – 3,5 часа. За это время отдельные матери помешались. Одна женщина, у которой было 3 детей (старшей – 11 лет), взяла веревку и детей связала по рукам, чтобы попали в один детский дом, чтобы не разбрелись" после ее казни".

Другой очевидец рассказывает:

"В Капсихоре местных татар согнали в табак-сарай, и кто-то из солдат просто так, издеваясь, решил посмотреть, как люди будут падать от автоматной очереди. Таким образом, убили четверых".

Как проходила депортация? Рассказывает журналист, заместитель главного редактора "МК" Айдер Муждабаев.

Айдер Муждабаев: Ну, проходила она жестоко. Как рассказывали, моей бабушке было 15 лет или 14, братья старший и младший. Кто повзрослее, вспоминали, что не церемонились ни с беременным, ни с больными. Никто не лечил, конечно. Люди ехали не один день, не два и не неделю. Часть ехала на Урал в товарных вагонах, закрытых под охраной, большая часть ехала в Узбекистан. Дорога была, мягко говоря, не комфортная. Людей запрещали не только лечить, собственно, лечить их было нечем, но и хоронить. Трупы позволяли максимум закопать около насыпи, а чаще не было ни времени, ни разрешения, их просто клали, умерших людей, рядом на остановках.

Александр Подрабинек: Из воспоминаний об этапе в Среднюю Азию:

"Утром вместо приветствия отборный мат и вопрос: трупы есть? Люди за умерших цепляются, плачут, не отдают. Солдаты тела взрослых вышвыривают в двери, детей – в окно... ".

"Люди пили воду из водоемов и оттуда запасались впрок. Воду кипятить возможности не было. Люди начали болеть дизентерией, брюшным тифом, малярией, чесоткой, вши одолевали всех. Было жарко, постоянно мучила жажда. Умерших оставляли на разъездах, никто их не хоронил".

"Через несколько дней пути из нашего вагона вынесли умерших: старушку и маленького мальчика. Поезд останавливался на маленьких полустанках, чтобы оставить умерших".

По постановлению ГКО, подписанному Сталиным, каждой семье депортированных дозволялось взять с собой 500 кг домашнего скарба, а на каждый эшелон для оказания медицинской помощи были положены один врач и две медсестры. В реальности ничего этого не было. Говорит Айдер Муждабаев.

Айдер Муждабаев: Два чемодана на семью разрешали брать. Конечно, люди брали, что могли ухватить, швейную машинку брали – это тогда была огромная ценность. Брали какие-то ценные вещи. Хотя какое там богатство после войны, да после 1930 годов, после раскулачивания, после всех этих дел. Что там у людей было.

Александр Подрабинек: В большинстве эшелонов еду дали один раз за все время этапа – через две недели после отправления из Крыма. Из расчета: два половника пустой баланды на пятерых. Депортированных везли в товарных вагонах, двери были наглухо закрыты. Люди страдали от жары, духоты и жажды. Воду давали редко. Спасались тем, что собирали дождевую воду, которая капала через дырки от пуль и осколков в крышах вагонов. "Ад на колесах" – так называли крымские татары свой путь из Крыма в Среднюю Азию. В дороге погибло около 8 тысяч человек. Крымские чекисты рапортовали в Москву, что депортация прошла без эксцессов. Но эксцессы были.

Во время этапа по меньшей мере несколько десятков человек бежали из вагонов. Некоторые вернулась в Крым, скрывались в горах. За ними охотилось НКВД. Одна из таких групп насчитывала 40 человек, она просуществовала до 1947 года, когда их землянку у Биюк-Дере обнаружили НКВД-шники. Они забросали землянку противотанковыми гранатами. Погибли все.

При составлении планов депортации забыли про татар, проживавших на Арабатской стрелке – узкой полоске суши у Азовского моря протяженностью почти сто километров. Там жило несколько десятков уцелевших семей, в основном рыбаки. Обнаружилось это лишь в 1945 году. Доложили Богдану Кобулову, заместителю наркома НКГБ. Тот пришел в ужас от своего промаха, который могли расценить как вредительство. На решение вопроса он дал своим подчиненным один день. Как рассказал позже один из участников этой операции, "в течение суток всех татар собрали на одной из пристаней, погрузили их в трюм старой баржи и отбуксировали ее до середины Азовского моря. Затем открыли кингстоны. Верхние люки были закрыты".

Еще больше людей погибло в местах высылки от рабского труда, голода, болезней, репрессий и тяжелых условий жизни. Рассказывает Айдер Муждабаев.

Айдер Муждабаев: Самая большая смертность была уже в местах спецпоселений, потому что опять не было никакой медицины. Были эпидемии, я не помню, то ли холера, серьезное инфекционное заболевание, которое косит как мор просто. Писали даже энкэвэдешники, на их глазах люди умирали в огромном количестве, они писали в Москву: пришлите хотя бы какие-то лекарства, у нас татары тут мрут как мухи. В первые год, два, три погибло до 46% тех людей, которые были выселены.

Александр Подрабинек: Со времен депортации крымские татары мечтали вернуться в Крым. И не только мечтали. Большая часть взрослых мужчин служила в Красной Армии. После победы над фашизмом их всех, большими или малыми группами отправляли в места высылки. Иногда под конвоем, через фильтрационные лагеря. Иногда своим ходом, по предписанию военных властей.

В 1945 году несколько сот средних и старших офицеров-крымских татар собралась в Симферополе. Они требовали возвращения их семей в Крым. Дело дошло до Москвы. Из ЦК партии поступило распоряжение отправить всю группу временно в какой-нибудь санаторий на Южном берегу, до решения проблемы. Так и сделали, а затем состоялось "решение проблемы". Свидетелем этого стал военный шофер, давший впоследствии показания:

"Была глубокая ночь, мы, не зная для чего, остановились у здания санатория, в машины стали грузить каких-то людей, охрана была такая, что у каждого из этих людей был поставлен охранник и каждый вел своего. Я услышал только, что мы едем в какое-то ущелье. С нами никто не разговаривал. По приезду в это ущелье, выгрузив людей, мы стали отъезжать. Моя машина была последней, когда я стал отъезжать, я услышал частые автоматные очереди, услышали это и другие водители. Людей [которых казнили] было приблизительно человек 400".

Смерть в 1953 году Сталина и последовавшая затем оттепель облегчили жизнь депортированного народа, но до возвращения на родину было еще далеко. Организатор депортации 1944 года зам. министра внутренних дел генерал Богдан Кобулов в декабре 1953 года был лишен всех званий и наград и расстрелян вместе со своим боссами – Лаврентием Берия и Всеволодом Меркуловым. Другой палач крымско-татарского народа Иван Серов стал при Хрущеве председателем КГБ.

Во второй половине 60-х годов возникло крымско-татарское национальное движение за возвращение в Крым. Одним из его лидеров стал Мустафа Джемилев, активист этого движения и участник демократического движения в Советском Союзе. Крымские татары приезжали в Москву, устраивали демонстрации, собирали тысячи подписей под петициями в советские и партийные органы, требуя возвращения на родину.

На словах крымских татар реабилитировали неоднократно, но на деле в Крым их не пускали до самого крушения коммунистического режима. Они возвращались на свой страх и риск, строили дома на пустырях и городских окраинах – дома сносили, самих их высылали обратно в Узбекистан. В Крыму они были гражданами второго сорта. Их не прописывали, лишая тем самым возможности работать, учиться, получать медицинскую помощь.

С началом перестройки крымские татары начали массово возвращаться в Крым. Здесь их встречал ОМОН, аресты и все те же бульдозеры, которыми сносили их дома. Только с концом советской власти и образованием на развалинах Советского Союза новых независимых республик, крымские татары получили реальную возможность вернуться и жить в Крыму. В Крыму, который с 1954 года находился в составе Украины.

За 60 лет, в течение которых Крым находился в составе Украины, Российская Федерация никогда не претендовала на возвращении полуострова или города Севастополь в состав России. Ситуация резко переменилась, когда в начале 2014 года Украина сделала ясный и осознанный выбор в пользу интеграции с Европой.

Крым наводнили российские военные без опознавательных знаков. Они же помогли кучке российских националистов имитировать референдум, в результате которого 17 марта была провозглашена независимость Крыма, а на следующий день Крым уже был присоединен к Российской федерации. Так крымские татары снова попали в Россию.

Они протестовали, как обычно мирными средствами. Ни на "вежливых зеленых человечков", ни на ошалевших от безнаказанности сторонников присоединения к России это впечатления не производило. 3 марта 39-летний Решат Аметов стоял в одиночном пикете в Симферополе перед зданием Совета министров, протестуя против ползучей аннексии Крыма. Так называемые силы самообороны похитили его среди бела дня прямо на центральной площади города. Через десять дней нашли его труп со следами пыток. У Решата остались жена и трое маленьких детей. Милиция убийц даже не искала. Хотя найти их было бы не так уж трудно.

В мае российские власти не пустили в Крым Мустафу Джемилева, общепризнанного лидера крымских татар. На встречу с ним на пограничный пункт в Армянске приехали на своих машинах около 5 тысяч крымских татар. На крымско-украинской границе их встречали более 200 омоновцев и БТРы. В результате недолгого противостояние татары прорвали границу и встретили Джемилева на украинской территории. Здесь состоялся митинг. Между тем, граница со стороны Крыма была снова заблокирована. Чтобы избежать кровопролития Джемилев согласился остаться на украинской территории при условии, что все прорвавшиеся через границу беспрепятственно вернутся домой. Это условие было выполнено.

Двумя месяцами раньше Мустафа Джемилев разговаривал с президентом Путиным по инициативе последнего. Путин обещал Джемилеву процветание крымско-татарского народа в составе России, рассчитывая на сотрудничество с его национальными лидерами. Впрочем, обещаниям российской власти крымские татары уже давно не верят. Журналист Айдер Муждабаев говорит, что российские порядки пришли в Крым.

Айдер Муждабаев: Что бы там ни происходило с крымскими татарами или не с крымскими татарами, реалии России, которая пришла в Крым, таковы, что возмущаться этими публично невозможно. Люди пытались в Севастополе протестовать против каких-то социальных несправедливостей, но их забрали в полицию. Идея такая, что все должны либо хлопать в ладоши и прыгать от радости, либо помалкивать.

Александр Подрабинек: Кремлевская идея, чтобы все помалкивали, с крымскими татарами, вряд ли сработает. Вероятно, российская власть это понимает. Сейчас она пытается обезглавить крымско-татарское национальное движение. В июле в Крым не пустили председателя Меджлиса крымских татар Рефата Чубарова. Он тоже стал в России персона нон-гранта. Власти стараются отсечь лидеров от народа. Это довольно глупое занятие, потому что в отличие от вертикали власти лидеров у крымских татар не назначают, и на место одних непременно придут другие.

Намерение российской власти лишить Джемилева и Чубарова родины – это, в сущности, продолжение сталинской политики депортаций. С поправками на 21-й век и внимание мировой общественности ко всему, что творит Россия в Крыму и на Украине. Однако крымские татары народ упорный и умеющий выживать в самых невероятных условиях. Уж если они пережили сталинский геноцид, то наверняка переживут и нынешнюю аннексию Крыма путинской Россией.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG