Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ООН: скрытая повестка дня


Главный зал Генеральной Ассамблеи ООН

Главный зал Генеральной Ассамблеи ООН

Завершающаяся 69-я сессия Генассамблеи ООН вновь вызвала дискуссию о необходимости глубоких реформ организации

1 октября в Нью-Йорке завершит работу 69-я сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, открывшаяся 16 сентября. Главные пункты ее официальной повестки были хорошо известны с самого начала: борьба с эскалацией насилия в разных точках планеты и с международным терроризмом, с глобальным изменением климата и вспышкой эпидемии лихорадки Эбола. В ООН, однако, существует и вторая повестка, тоже официальная, но привлекающая куда более скромное внимание СМИ – хотя ее важность для организации в долгосрочной перспективе может быть не меньшей.

Наибольшее внимание средств массовой информации ежегодно привлекают так называемые "прения по общим вопросам" на открытии очередной сессии ООН, хотя это, конечно, никакие не прения, а просто череда заявлений глав государств и правительств, никак между собой не связанных. И адресованных чаще всего не международному сообществу, а домашней аудитории, на которую факт общения ее лидера с сильными мира сего призван оказать завораживающее воздействие. Время, отпущенное на выступление каждому докладчику, никоим образом не зависит от ВВП страны, которую он представляет, или численности ее вооруженных сил, указывает старший аналитик американского исследовательского фонда "Наследие" Брэтт Шейфер:

– Если какая-то корреляция и просматривается, то обратная: чем меньше страна, тем дольше порой говорит ее руководитель. Исключения крайне редки: на память приходят речь израильского премьера Биньямина Нетаньяху, посвященная иранской ядерной угрозе, или последняя речь Барака Обамы, в которой он обосновывал воздушную войну против экстремистской группировки "Исламское государство". Но, в целом, повторю, это пиар-акции на главном международном форуме планеты, рассчитанные на домашнее потребление.

Барак Обама говорит об эпидемии Эболы на сессии Генеральной Ассамблеи

Барак Обама говорит об эпидемии Эболы на сессии Генеральной Ассамблеи

Впрочем, даже содержательные и важные замечания Обамы, по мнению Брэтта Шейфера, носили конъюнктурный характер. Президент не остановился на фундаментальных проблемах, отрицательно сказывающихся на деятельности Совбеза ООН, Генассамблеи, а также ее специализированных учреждений. И на непомерно раздутом бюджете организации:

К чести администрации Обамы должен сказать, что она приложила усилия к тому, чтобы замедлить рост бюджета ООН по сравнению с теми темпами, которыми он прирастал в последние годы. Но на Генеральной Ассамблее президент об этом не говорил. Наверное, потому, что относительные бюджетные строгости в ООН – заслуга не только США, но и всех других крупных стран-доноров. Экономическое положение не позволяет им столь же щедро финансировать ООН, как раньше. Поэтому сегодня они вынуждены воспринимать критически то, что стало обыденной практикой в организации, и на что в прошлом все они, за исключением США, закрывали глаза. Я имею в виду бесконечное дублирование программ. В первую очередь, в области гуманитарных акций и мероприятий, нацеленных на помощь Африке. Принятие программ, не имеющих четко сформулированных целей, например, ликвидация бедности, недоедания и практики детского труда в планетарном масштабе. Или не имеющих сколь-либо внятных критериев оценки того, насколько эффективно протекает их реализация. Я уже не говорю о программах, которые безнадежно устарели и элементарно не соответствуют нуждам момента.

Эксперт фонда "Наследие" Брэтт Шейфер подчеркивает, что в ООН пишется масса отчетов, которые никто не читает; куча денег тратится на дознания, не вскрывающие никакой новой информации; невероятное количество времени в работе комитетов занимает голосование по резолюциям, устанавливающим единственно даты следующих безрезультатных заседаний. Причем вся эта деятельность осуществляется людьми, получающими просто царские оклады и льготы. И это приводит нас к следующему пункту негласной повестки дня ООН, указывает он:

Президент Ирана Хасан Роухани говорит об опасностях мирового терроризма

Президент Ирана Хасан Роухани говорит об опасностях мирового терроризма

– Свою тарифную сетку ООН унаследовала от Лиги Наций, где она была разработана французским представителем Джорджем Ноблмэром. Он предложил соотносить вознаграждение сотрудников международной организации с вознаграждением государственных служащих той страны-участницы, которая платит работникам своего госсектора самые высокие оклады. С первого дня основания ООН такой страной была Америка. На сегодня, однако, всякое подобие соотносимости утрачено, и зарплата ооновского сотрудника превышает зарплату сопоставимого американского чиновника на 30-40 процентов. И это – не считая более щедрого медицинского страхования, пенсионного обеспечения и отпусков, включая декретные, которое имеют ооновцы, плюс дотации на жилье, обучение детей и поездки на родину, которых, понятно, американцы вообще лишены.

На настоящий момент рост зарплат в ООН заморожен; как долго это продлится, неизвестно, продолжает Брэтт Шейфер. Такие же кричащие перекосы, как в зарплатах, по мнению реформаторов, присутствуют во взносах стран-участниц в дорогостоящие миротворческие операции ООН. Эта проблема существует отдельно от того, насколько вообще результативны эти операции, в том числе для государств, которые их оплачивают:

– Соединенные Штаты формируют 28,4 процента бюджета Управления миротворческих операций, который в этом году составляет вполне приличную сумму в 8 миллиардов долларов. Это намного больше любого другого участника. А знаете, какую часть "миротворческого" бюджета покрывает самый малый взнос? Одну десятитысячную! Наименее финансово обремененные 185 участников совокупно вносят на эти цели меньше, чем Соединенные Штаты. В 2000 году, когда Вашингтон согласился погасить свою задолженность перед Управлением миротворческих операций, было решено, что доля США в нем не будет отныне превышать 25 процентов. А сегодня она достигает 28,4 процента.

Какое-то время назад мы обсуждали с экспертом близкого Пентагону аналитического центра RAND Ольгой Оликер факты преследований по службе, которым подверглись крупные ооновские чиновники, пытавшиеся привлечь внимание к злоупотреблениям коллег, визирующих лизинг российских вертолетов для миротворческих мероприятий ООН. Более надежная защита такого рода разоблачителей входит отдельным пунктом в программу реформ, о которой говорит Брэтт Шейфер:

Дэвид Кэмерон говорит о событиях на Украине

Дэвид Кэмерон говорит о событиях на Украине

– Для Соединенных Штатов и других стран Запада это очень важный момент: без этого за такой огромной бюрократией, как ооновская, уследить почти невозможно. Многих потрясла история специалиста ООН, служившего в Косово, рассказавшего о хищениях, которыми занимались коллеги, ведавшие в крае коммунальным хозяйством. Он потерял работу, не смог устроиться ни на одно другое место в системе ООН, его апелляция сопровождалась многочисленными процедурными нарушениями. Но, по существу, он выиграл и получил бы компенсацию, если бы на последней стадии не вмешались влиятельные лица в секретариате. Защита информаторов непременно должна быть усилена.

– Последняя в ряду задач, решения которых, по-вашему, должны добиваться Соединенные Штаты на нынешней сессии ООН, носит, правда, не структурный, а сугубо политический характер: не допустить избрания в Совет Безопасности Венесуэлы в качестве непостоянного члена…

– Да, я убежден, что это очень важно. Я сбился со счета, вспоминая все те случаи, когда представители Венесуэлы на международных форумах отстаивали послужной список Кубы, России, Ирана, Сирии в области соблюдения прав человека. То есть самых последовательных нарушителей этих прав! А что творит венесуэльский режим у себя в стране и в регионе, поддерживая разнообразных автократов и леворадикальные движения! Сколько оппозиционеров в последние годы подверглись преследованиям, арестам; сколько значатся без вести пропавшими! Еще при Уго Чавесе в 2006 году Венесуэла пыталась пробиться в Совбез, но натолкнулась на решительное сопротивление администрации Буша-младшего. Белый дом подыскал тогда Венесуэле конкурента, Гватемалу, и убедил ее вступить с Каракасом в конкуренцию за место в Совете Безопасности. Чтобы разыграть это место, потребовалось 47 раундов голосования; во всей истории организации было всего два случая, когда борьба за место в Совбезе была еще более затяжной. Концовка этого противостояния была очень элегантной: Каракас и Гватемала отозвали свои заявки, и в качестве компромиссного кандидата от Латинской Америки была выдвинута Панама, которую благополучно и безболезненно утвердили. В Вашингтоне помнят этот эпизод, и, будем надеяться, Барак Обама найдет в себе силы помешать появлению в Совете Безопасности страны, которая с его высокой платформы примется пропагандировать на весь мир свои антилиберальные взгляды.

Махмуд Аббас на сессии Генассамблеи ООН

Махмуд Аббас на сессии Генассамблеи ООН

Все перечисленные пункты негласной повестки дня ООН Брэтт Шейфер считает, в принципе, выполнимыми. Более того, эксперт фонда "Наследие" усматривает основания для оптимизма и в том, что касается главной функции ООН – миротворческой. В минувшую среду, 24 сентября, делегация Палестинской автономии во главе с Махмудом Аббасом подошла к входу в зал Генеральной Ассамблеи в тот момент, когда там находился президент США Барак Обама. Сопровождающие лица из числа сотрудников организации быстро провели Аббаса вовнутрь, а когда за ним поспешили зазевавшиеся на миг охранники палестинского президента, то их остановили агенты американской Секретной службы, находившейся в состоянии пиковой бдительности. Между двумя вооруженными группами завязалась потасовка. Однако всего через несколько минут здравый смысл восторжествовал. Все закончилось без единого выстрела, и даже стволы не были расчехлены. Никто не пострадал. При этом каждая из сторон признала частичную правоту в действиях своего визави, что в истории ООН – большая редкость.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG