Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выражение глубокого отчаяния


Узбекистан. Арест неизвестного

Узбекистан. Арест неизвестного

Human Rights Watch выпустила доклад о политзаключенных в Узбекистане. К ним косвенно можно отнести и старшую дочь президента

Международная правозащитная организация Human Rights Watch выпустила на днях новый доклад о положении политических заключенных в Узбекистане, в котором приводятся подкрепленные множеством документов и свидетельств факты их систематических пыток, унижений и содержания в условиях, не отвечающих никаким гуманитарным нормам.

В докладе Human Rights Watch под заголовком "До самого конца" говорится, что к политзаключенным в Узбекистане в тюрьмах применяются самые изощренные и разные пытки, включая избиения, электрошок, симуляцию удушения, угрозы изнасилования и унижения с сексуальной подоплекой. Выводы авторов основаны на исследованиях юридических документов, судебных постановлений и многочисленных интервью, в том числе с 10 бывшими узниками, только что все-таки вышедшими на свободу. В подавляющем большинстве случаев эти люди были приговорены к тюремному заключению на основании почти не подтвержденных и сфабрикованных обвинений, подчеркивает Стив Свердлов, эксперт Human Rights Watch по странам Центральной Азии:

Тело умершего заключенного выносят из одной из узбекских тюрем

Тело умершего заключенного выносят из одной из узбекских тюрем

– Узбекские власти систематически продлевают сроки заключенным, находящимся в тюрьмах по политически мотивированным обвинениям, причем делают это на совершенно абсурдных, безумных и смехотворных основаниях. Мы смогли задокументировать 14 случаев, из всех 44, о которых идет речь в нашем докладе, когда осужденные получали новые приговоры и новые сроки за такие "преступления", как плохая чистка моркови на тюремной кухне, не вовремя убранная обувь, ношение рубашки белого цвета, молитвы вслух и посещение уборной без разрешения. И за такие "нарушения" людям давали дополнительно по три, по пять лет за решеткой! Они не имеют права на адвоката, приговоры им выносит некое подобие судебной коллегии, и очень часто им объявляют о продлении срока заключения всего за пять дней, или за пару недель до момента, когда они должны были бы выйти на свободу.

Тюрьма Отбозор вблизи Бухары считается одной из самых страшных

Тюрьма Отбозор вблизи Бухары считается одной из самых страшных

В докладе Human Rights Watch описываются многие печальные судьбы самых, по словам Стива Свердлова, ярких и талантливых представителей Узбекистана, журналистов, гражданских активистов, ученых, деятелей культуры и просто "борцов за правду", осмелившихся привлечь внимание к фактам масштабной коррупции среди чиновников. В частности, он выделяет историю журналиста Мухаммада Бекджанова, похищенного в России и переправленного в Узбекистан для показательного суда:

– Мухаммад Бекджанов – самый долго сидящий в тюрьме журналист во всем мире. Его случай – отличный пример многочисленных и разнообразных нарушений прав человека, которые узбекские власти допускают в отношении всех своих критиков. Он был похищен спецслужбами Узбекистана в 1999 году и отправлен на родину без малейших юридических обоснований. Во время процесса он пережил совершенно чудовищные пытки. И его дело также прекрасно иллюстрирует практику систематического продления сроков заключения политическим заключенным. Всего за пять дней до его освобождения, которое должно было произойти в начале 2012 года, его родственники выяснили, что он получил дополнительный приговор за некие неопределенные нарушения тюремного режима.

Азам Фармонов до сих пор остается в тюрьме

Азам Фармонов до сих пор остается в тюрьме

В докладе Human Rights Watch, продолжает Стив Свердлов, приводятся и другие примеры. Абдурасул Худойназаров, гражданский активист, вскоре после выхода на свободу в начале этой весны умерший от рака, перед смертью рассказал, как в течение всех восьми лет его заключения администрация его колонии постоянно отказывалась предоставить ему хоть какую-то медицинскую помощь. Еще один правозащитник и общественный активист Азам Фармонов, сидящий в тюрьме с 2006 года, говорит, что полиция в прямом смысле выбила из него ложное признание в несовершенных преступлениях – в течение нескольких дней его избивали палками по ногам и ступням и душили, надевая на лицо маску противогаза с закрытым клапаном.

Правительство Узбекистана старается всеми силами спрятать свидетельства нарушений прав человека и страданий, которые все его противники испытывают в заключении, оно хочет скрыть от мира даже сам факт их существования. Но все эти новые доказательства как минимум означают, что Ташкент более не может заявлять, что в Узбекистане нет политических заключенных, говорит Стив Свердлов:

– Я полагаю, что узбекские власти не имеют "прививки от критики" и потому вынуждены реагировать на наши заявления. Ташкент весьма заботится от своей репутации, особенно в острых политических вопросах, о которых идет речь. И, думаю, внимание всего мира к происходящему в Узбекистане скоро будет еще большим – в свете приближающихся президентских выборов, намеченных в этой стране на следующий год.

По его словам, давление со стороны международных правозащитных организаций уже начинает давать результаты:

Дети на уборке хлопка в Узбекистане. 1 октября 2014 года

Дети на уборке хлопка в Узбекистане. 1 октября 2014 года

– Вероятно, самым явным примером того, как власти Узбекистана все-таки меняют свое отношение к людям, является нынешний сбор урожая хлопка. Мы видим улучшения, хотя чиновники по-прежнему, конечно, используют на полях принудительный труд. Однако результат есть. Давление с нашей стороны приносит плоды. Надеюсь, что 34 остающихся в тюрьмах человека, о которых идет речь в нашем докладе, смогут выйти на свободу, если мы продолжим не упускать их судьбы из виду и если Соединенные Штаты, Евросоюз и другие страны и политики более открыто станут критиковать Узбекистан, – считает эксперт Human Rights Watch по странам Центральной Азии Стив Свердлов.

Говоря о заключенных в Узбекистане, невозможно не упомянуть и о судьбе 42-летней Гульнары Каримовой, бывшей "первой принцессы" страны, старшей дочери президента Ислама Каримова, когда-то считавшейся его потенциальной преемницей, а сегодня находящейся под домашним арестом за критику внутренней и внешней политики отца, а официально – по обвинению в причастности к нескольким коррупционным скандалам. Хотя ее нынешнее положение и причины, по которым она в нем оказалась, разумеется, не сравнимы с бедами людей, о которых идет речь в докладе Human Rights Watch. В этом месяце информационные агентства распространили фотографии Каримовой, на которых бывшая законодательница мод и светского стиля в стране запечатлена в шлепанцах и простой кофте у дверей некоего частного дома, видимо, отчаянно спорящей о чем-то с тремя своими охранниками.

Одна из фотографий, о которых говорит Локсли Райан

Одна из фотографий, о которых говорит Локсли Райан

​Фото были предоставлены представителем Гульнары Каримовой в Великобритании Локсли Райаном, отметившим, что, по имеющимся данным, она и ее дочь Иман остро нуждаются в медицинской помощи. В интервью Радио Свобода Локсли Райан заявил, что он очень обеспокоен судьбой дочери президента Узбекистана:

– Как вы можете себе представить, нам очень трудно получать оттуда хоть какую-то информацию. Вообще любые контакты чрезвычайно затруднены. Однако у нас есть много друзей, которые нам помогают. На этих фотографиях изображена типичная сцена, то, что случается каждый день. Охрана окружает ее 24 часа в сутки. Как только она открывает дверь своего дома – просто, чтобы подышать воздухом, чтобы попросить принести еду – они преграждают ей дорогу. Не имею права рассказать, в какой именно день были сделаны эти фото, но они очень свежие. Попросту говоря, я не хочу подвергать опасности жизнь автора снимков. А вообще – вглядитесь в ее лицо и сами решите, что это, как не выражение глубокого отчаяния. Она находится в полной изоляции, она ни с кем не виделась и не разговаривала в течение долгих месяцев. Эти фото говорят сами за себя. Она постоянно твердит, что абсолютно ни в чем не виновна, однако какое это имеет значение для тех, кто держит ее под арестом? Единственный возможный способ решить проблему – позволить Гульнаре предстать перед законным и независимым судом. Однако в Узбекистане таких судов нет, – говорит представитель Гульнары Каримовой в Лондоне Локсли Райан.

Певец Стинг и Гульнара Каримова на "неделе моды" в Ташкенте. 2010 год

Певец Стинг и Гульнара Каримова на "неделе моды" в Ташкенте. 2010 год

Генпрокуратура Узбекистана недавно сообщила о проведенном предварительном следствии по уголовному делу, в котором в качестве подозреваемой фигурирует некая "Каримова Г.", причем источник в правоохранительных органах страны заявил, что речь идет именно о старшей дочери узбекского президента Гульнаре Каримовой. Как говорится на сайте узбекской прокуратуры, члены некоей организованной группы, в которую она входила, в период с 2011 по 2013 годы под видом ведения предпринимательства причинили ущерб государству в особо крупном размере. Они обвиняются в шантаже, вымогательстве, фальсификации документов и хищениях. Ранее в этом году сообщалось, что два человека из ближайшего окружения Каримовой были приговорены к длительным тюремным срокам по обвинению в финансовых преступлениях. В Узбекистане были закрыты подконтрольные дочери президента телеканалы и радиостанции и принадлежавшая ей сеть магазинов модной одежды.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG