Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стрелков, импотенция и доктор Лиза. Этический регламент Леси Рябцевой. Путин и простата. C днем рождения, Ремчуков! "Христос остановился в Петушках"

Лайвблог о дискуссиях в сети


Доктор Лиза

Доктор Лиза

20:02 24.11.2014
Ольга Серебряная

Импотенция, Стрелков и доктор Лиза. Зачем из Панкисского ущелья едут в ИГИЛ? Чем закончится война в Донбассе?

А вот этот «пресс-центр» продолжает выдавать свои «сводки»:

Олег Кашин на «Слоне» пытается понять, что стоит за нашумевшим на прошлой неделе интервью Стрелкова о том, что маховик войны запустил он, и приходит к такому выводу:

Признание Стрелкова если для кого-то и стало неприятной новостью – как раз для тех, кто свято верит, будто российские вооруженные силы воевали в Донбассе с самого начала, с апреля, но чем хороша вера – как раз тем, что противоречащие ей признания можно игнорировать, мало ли кто что там говорит. В конце концов, на Украине многие считают и самого Стрелкова действующим сотрудником российских спецслужб, и его появление в Славянске в апреле для таких людей и есть доказательство участия российской армии в этой войне с самого ее начала.

По-хорошему, это и есть главный вопрос, остающийся открытым и после признаний Стрелкова. Как и зачем он оказался в Славянске, кто его туда отправил, выполнял ли он чей-то приказ, и если выполнял, то чей. Доказательств, что в Славянске в апреле Украинское государство столкнулось с операцией российских спецслужб или армии, до сих пор нет. Игорь Стрелков еще в начале года был сотрудником Константина Малофеева, отвечавшим за безопасность. Именно в этом качестве он сопровождал Малофеева в январе в Киев, когда бизнесмен возил в украинскую столицу Дары волхвов. <…>

Представление о Путине как о жестком и решительном правителе слишком опереточно, он скорее производит впечатление этакого модератора, который только в том случае, когда система дает сбой, когда какая-нибудь коса находит на какой-нибудь камень, неохотно говорит «да» или «нет», а чаще просто «разбирайтесь сами». Вхожий в Кремль бизнесмен Малофеев (напомню, ни у кого нет доказательств, что, кроме Малофеева, у Стрелкова были другие покровители и тем более начальники), скорее всего, в Крыму и Донбассе пользовался именно таким виртуальным мандатом от Путина, что-то вроде «ну если вы считаете, что так получится, то давайте».

Захват Славянска был, скорее всего, именно попыткой угадать, чего хочет Путин, услужить и понравиться, попыткой перевести на язык реального действия путинские фантазии о «Новороссии», высказанные им в «крымской речи». Не получилось, и в итоге Стрелков дает объяснения в газете «Завтра», а сам Малофеев – в «Ведомостях». Это никак не отменяет российской вины в развязывании войны «вообще», но война все-таки слишком серьезная вещь, чтобы, разговаривая о ней, игнорировать важные детали и руководствоваться какими-то совсем дикими выдумками.

За эту колонку Кашин, конечно же, в очередной раз был награжден званием пропагандистского оружия Кремля.

Arthur Welf: Почитал статью Oleg Kashin в Слоне. В ней он упорно старается подтвердить версию, что является пропагандистским оружием Кремля третьего-четвертого эшелона (т.е. которое пускают в ход довольно редко, только когда очень нужно).

Если же обойтись без оружия Кремля, то получается, что Россия войны не развязывала – войну развязал Стрелков. Но тогда почему он до сих пор ходит по Москве, а не сидит в камере, читая материалы уголовного дела о запуске маховика войны? Почему вместо этого на Украину едут очередные КАМАЗы с очередной гуманитарной помощью, а оттуда – с помощью самого Володина - вывозит больных доктор Лиза?

О помощи Володина доктор Лиза рассказала в интервью Ксении Соколовой – оно опубликовано на «Снобе»:

- Как ты думаешь, почему Вячеслав Володин решил помогать тебе в вопросе с детьми?

Мне трудно судить о нем: Володин не очень многословный человек. Собственно, мы виделись всего несколько раз — на том заседании и на других, связанных с Советом по правам человека. Он просто дал мне в помощь людей, которые работают с ним. Я не знаю, нравится это этим людям или не нравится, но не было ни одного раза, когда кто-то из них сбросил бы мой звонок или что-то сделал не так. Я думаю, Володин стал помогать мне просто потому, что у него самого есть дети. <…>

- Главное обвинение либеральной общественности в твой адрес: чтобы вывезти с войны больных и раненых детей, ты просишь помощи у тех, кто развязал эту войну и поддерживает ее. А потом эти люди тебя используют, вынуждая сотрудничать с ними, поддерживать их митинги и т. д. Что ты можешь ответить на эти обвинения?

Я считаю, что если Володин и другие люди из власти, кто помогают мне, сделали что-то скверное в своей жизни, то, спасая от смерти Богдана, Ксению, Машу, Колю, Васю, Данилу и остальных детей, которые бы гарантированно погибли там, под бомбежкой, они купили себе место в раю.

- Тебя можно упрекнуть в том, что, творя добро, ты умножаешь зло.

Я спасаю детей. Почему это называется умножением зла?! Я решаю свою задачу. И эта задача — вовсе не борьба с кровавым режимом. На двери моего подвала не написано: «Фонд доктора Лизы по борьбе с Путиным». Если Кох, Пархоменко, Быков и т. д. хотят бороться с Путиным, пусть борются. Но только с Путиным, у которого власть, армия, ОМОН, а не со мной и умирающими детьми! Они хотят добиться смены власти? Отлично, пусть работают! Пусть рискуют жизнью, идут за свои убеждения в тюрьму, выходят героями, выводят на улицы миллионы сторонников, воодушевленных их смелостью и героизмом. Пока воодушевляться, по-моему, нечем. Разве что смелым разоблачением в фейсбуке Глинки, которая украла детей и ворует деньги, которые доверчивые граждане жертвуют ей. <…> Война в Донецке, в Донбассе уже ЕСТЬ. Быков, Кох и кто там еще не смогли ее предотвратить. Они не в состоянии ее остановить — войну не остановить бессмысленным сотрясением воздуха. В отличие от Володина, они не могут даже пальцем шевельнуть, чтобы помочь спасти раненых и больных детей. Они вообще ничего не могут, даже помолчать, когда не спрашивают.

Ну да, она как бы есть, возгорелась сама по себе, мерами вспыхивает и мерами угасает. Что, конечно, не аргумент в пользу того, что детей спасать не надо. И вот самое главное место в интервью: доктор Лиза обвиняет восставшую против нее либеральную общественность в импотенции:

- Мне показалось, что ты задела некую болевую точку, вызвав у твоих критиков даже более острую реакцию, чем сама власть и Путин. Как ты думаешь, почему?

Наверное, я для них — Путин. Наверное, таким они видят Путина, я им его напоминаю… Я не хотела этого говорить, но скажу. Болевая точка, о которой ты упомянула, называется импотенция, мужская несостоятельность. Почему женщина ездит на войну за детьми, а мужчины поливают ее за это дерьмом, сидя дома, в Москве или Германии, в тепле на диване?!

Чем интернет-общественность не убедила:

Роман Лейбов: Елизавета Глинка разверзла уста, и мы услышали монолог об импотентах (удивительно, что не о петухах), а также твердое обещание предоставить Володину место в раю.

(И это я еще намеренно не цитирую многочисленные посты, в которых фамилия Володина заменена на Геббельса, а имена детей – все еврейские).

Зачем ездит в Донбасс Елизавета Глинка, в общем, понятно: призвание у нее такое – спасать бедных, больных и попавших в беду. У Стрелкова с Малофеевым тоже свое призвание – угадывать, что думает Путин. У Путина призвание понятное: чем проще – тем лучше. Пусть спасают, пусть угадывают. Труднее понять, зачем едут на войну добровольцы. На эту тему существует распространенная теория: от скуки и невозможности что-либо сделать на родине.

Интервью Данилы Туровского с родственниками одного из главных полевых генералов «Исламского государства Ирака и Леванта» и матерями, сыновья которых погибли в Сирии и Ираке, подтверждает эту гипотезу:

Тархан Батирашвили, он же — Умар Умар аш-Шишани и Генерал Рыжая Борода — родился в Панкисском ущелье в Грузии. В детстве он наблюдал, как из Чечни в ущелье бегут мирные жители, а вместе с ними — боевики. В 2008-м Батирашвили участвовал в пятидневной войне в Южной Осетии. Американские власти внесли Шишани в список самых опасных террористов в мире. Вслед за Тарханом Батирашвили, который командует северным фронтом ИГИЛа, из Панкисского ущелья уехали от 100 до 200 человек. Из Сирии Шишани угрожает главе Чечни Рамзану Кадырову: «Когда здесь все закончится, мы еще приедем к тебе, и будем еще более сильными и подготовленными». <…>

Сколько выходцев из ущелья погибло в Сирии и Ираке — неизвестно. Я нашел в Панкиси трех матерей, лишившихся сыновей в боях за «Исламское государство».

20-летний Гурам Гумашвили из села Дуиси погиб в октябре 2014-го во время боев возле сирийского города Кобани. Его дедушка Борис Гумашвили говорит, что тот исповедовал традиционный ислам, «был мирным», никогда не рассуждал о своем будущем. Как и многие другие, чтобы обеспечивать семью, Гурам работал в Турции. Мать Гурама разговаривать об этом не хочет.

В «Исламское государство» едут, потому что в Панкиси нет работы и нечем заняться, уверяют все родственники уехавших. «Был бы тут хоть зал для регби — не нужен был джихад», — рассуждает вслух Лейла Ачишвили из села Джоколо.

Но этот текст стоит читать полностью – на «Медузе».

Ну и последний вопрос: чем все это кончится для России? На него отчасти отвечает Федор Крашенинников на kashin.guru. Он исходит из того, что в России установился культ Путина:

Культ — это эмоции. Он дает их людям, но он же и держится на их эмоциях. Для поддержания тонуса культа адепты должны испытывать сильные чувства — любые, но ни в коем случае не быть равнодушными.

Поэтому — для поддержания эмоционального тонуса паствы руководство культа уже давно не жалеет ничего: память о Второй мировой, история России, славянское братство, семейные связи, логика, здравый смысл, чувство меры — все брошено в эту топку. Поэтому — постоянное повторение самых узловых для культа в текущих условиях сюжетов (США — «оранжевые революции» — Майдан — Одесса — Крым — Новороссия) нужно для того, чтоб ни на секунду не дать аудитории забыть эту смесь символа веры и мартиролога.

Поэтому — постоянное переосмысление любых фактов в русле своей веры и постоянный поиск все новых и новых доказательств своей правоты.

Что же дальше?

Духовная мобилизация и готовность терпеть ради своей веры и ради обещанной спасителем победы не может длиться годами — если, конечно, мы не возвращаемся к традиционным религиям. В современной политической истории есть только один пример превращения мессианского культа в некое подобие традиционной религии: КНДР с ее идеологией «чучхэ» и Кимом-внуком на троне. Но в случае России перспективы наблюдаемого псевдорелигиозного угара однозначны: если триумфальная победа Мессии-Путина над мировым злом не произойдет в ближайшие месяцы хотя бы в масштабах Украины, ситуация быстро пойдет в разнос — через охлаждение и недоумение к неверию и ненависти.

Впрочем, и здесь останется как минимум одна возможность отсрочить неминуемый конец. Например, натравить разгоряченных адептов на внутренних врагов, спровоцировав погромы и самосуды, чтоб потом прекратить безобразие силой — но это уже история про «культурную революцию», которая, по сути, для того и была устроена, чтоб как-то сгладить эффект от несбывшихся обещаний и предыдущих провалов Мао.

В общем, все будет хорошо.

18:09 24.11.2014
Ольга Серебряная

Путин и простата. Иностранные агенты, 9 миллионов Мари Ле Пен, господин Бабачелло. Выборы 2018 года и Пушкин за границей

Глеб Морев: Сайт ТАСС до сих пор держит интервью Путина на главном месте. Напомнило историю с прекратившими аплодировать Сталину.

Эпическое интервью Путина ТАСС комментировали все выходные. Особенно вот это место:

- А президентское кресло с вами навсегда?

- Нет. И для страны неправильно, вредно, и мне не нужно. Есть сроки, отведенные Конституцией России. Считаю важным соблюдать требования, предусмотренные Основным законом. Видно будет, как сложится ситуация, но в любом случае срок моей работы ограничен Конституцией.

- Но она предполагает выдвижение в 2018 году.

- Допускает, но это совсем не значит, что я приму такое решение. Буду исходить из общего контекста, внутреннего понимания, своего настроения. Разве об этом сейчас надо думать? 2014 не закончился, а вы говорите про 2018. Столько времени впереди, сколько еще воды утечет…

- И никаких потаенных желаний?

- Нет. Понимаете, я в таком состоянии и положении, что ничего затаенного…

Еще всем очень понравилось вот это место о дочерях:

У меня напряженный рабочий график. Даже дочерей вижу один или два раза в месяц, и то еще нужно время подгадать.

- Они сейчас в какой стране?

- В России, в какой же?

- Здесь?!

- Ну конечно. В Москве живут. Дома встречаемся…

Важная цитата номер два, сразу с комментарием:

Еще очень популярное место – об иностранных агентах:

- Есть люди, которые могут не соглашаться с вами в чем-то другом. Это ведь не означает, что они обязательно пятая колонна и враги?

- Нет, конечно, нет. Однако это не значит, что нет людей, которые обслуживают иностранные интересы в России. Такие тоже есть. Это кто? Они используют во внутриполитической борьбе деньги, полученные от зарубежных государств, не брезгуют брать их.

- Делать это все сложнее и сложнее благодаря заботе нашей родины. Достаточно назвать законы, приравнивающие НКО к иностранным агентам, ограничивающие участие граждан других стран во владении российскими СМИ...

- Конечно, последние решения ограничивают использование иностранных средств для внутриполитической борьбы в России. Они ставят определенные заслоны, но их обходят, надо внимательно следить, чтобы этого не случалось.

Ведь ни одно уважающее себя государство не допускает, чтобы иностранные деньги использовались внутри страны для политической борьбы. Попробуйте сделать это где-нибудь в Штатах - сразу за решетку сядете. Там госструктуры гораздо жестче, чем у нас. Внешне все благообразно, демократично, но едва до дела дойдет по таким позициям - шансов никаких!

У нас намного либеральнее. Можно все! Да, вопросы развития демократии важны для России, как и для любого другого государства. Но мы должны понимать: это не демократия ради демократии. Это для народа, чтобы люди жили лучше, имели реальный доступ к рычагам управления страной.

Собственно, вот оттеняющая этот фрагмент путинского интервью новость:

9 миллионов евро Марин Ле Пен нашла в Первом Чешско-Российском банке.

Александр Филиппов: Страшно интересуюсь, признают ли во Франции Марин Ле Пен иностранным агентом. Это будет хороший тест для так называемой буржуазной демократии!

И еще, конечно, интересны условия кредита. Ведь она кредит получила, так? А чем отдавать будет? Может быть, Ла Манш наш? Хотя лично я бы предпочел Булонский лес. На то у меня есть сугубо личные причины.

На гармошке играть научится, пойдет по свадьбам зарабатывать:

На самом деле, Елена Габриелян на RFI объясняет, как все получилось:

Сумму в 9 миллионов евро «Нацфронту» удалось получить благодаря Жан-Люку Шаффхаузеру (Jean-Luc Schaffhauser). Примечательно, что именно этот парламентарий в начале ноября поехал на восток Украины в качестве наблюдателя за выборами в самопровозглашенных «ЛНР» и «ДНР». При этом он тогда уточнил, что отправился в Донецк по собственной инициативе, как частное лицо с целью ознакомления с ситуацией в Донбассе.

Как пишет «Медиапарт», вероятнее всего именно он представил Марин Ле Пен влиятельному российскому депутату-националисту Александру Бабакову, советнику Путина по работе с российскими организациями за рубежом. Встреча, которая в России была конфиденциальной, произошла в феврале текущего года. «Медиапарт» предполагает, что во время этого визита, состоялась встреча Марин Ле Пен с Путиным, и именно тогда был начат процесс поиска организации, готовой дать деньги французскому «Нацфронту».

Александр Бабаков, бывший руководитель партии «Родина», возглавляет комиссию Госдумы по правовому обеспечению развития организаций оборонно-промышленного комплекса РФ. Он находится в санкционном списке ЕС, принятом в связи с украинским кризисом.

Навальный: Мне больше всего интересна роль в этой истории старика Бабачелло - постоянного героя наших расследований. В России он официально самый бедный депутат ГосДумы, никаких доходов не показывает. На Украине он вполне открыто входит с списки самых богатых людей и владеет много чем: от энергетики, до отелей. Бабаков значится в списке крупнейших покупателей государственных активов Украины.

Мы нашли и доказали, что во Франции у Бабакова в собственности поместье и квартира в Париже. Это только то, что мы нашли, не сомневаюсь, что есть много больше. В версию о "французском связном" эти факты вполне укладываются - интересы Бабакова во Франции очевидны.

Также общеизвестно, что Бабаков имеет бизнес-интересы в Чехии и учреждал там компании. Лично я придерживаюсь мнения (только мнение, доказательств пока нет), что и за этим чешско-российским банком, выдававшим кредиты партии Ле Пен, тоже может стоять Бабаков.

В этом случае комбинация вообще выглядит восхитительно: тайный олигарх Бабаков зарабатывает на Украине - заработанные деньги инвестирует во Францию - помогает деньгами французским правым - французские правые, получая эти деньги, расплачиваются обожанием Путина и усилиями по международному признанию "ДНР".

Если это действительно так, что знаменитое "Путин всех переиграл" здесь вполне уместно. Украинскими деньгами мочить Украину и платить взятки европейским политикам. Красиво.

Выделение денег Мари Ле Пен особенно, конечно, красиво на фоне заявления министра финансов Силуанова о том, что «россиянам придется затянуть пояса и научиться жить в новой экономической парадигме».

Но главное в путинском интервью было, конечно, не это. А, например, цитата из Данилы Багрова:

- И сейчас вы все просчитали? Последствия действий по Крыму и дальнейшее.

- Да. Это стратегическое решение.

- Хорошо. Если, конечно, закончится хорошо.

- Вы правы. Но, думаю, так оно и произойдет… Просто мы сильнее.

- Кого?

- Всех. Потому что мы правы. Сила в правде. Когда русский человек чувствует правоту, он непобедим.

Ну и топ всего разговора вот:

- У нас общинный склад ума и менталитет. И хорошо это, и не очень. Хорошо, что есть чувство общности. А не очень - из-за отсутствия индивидуальной ответственности. Но сказать, будто русский человек не дорожит… Как точно у Бердяева?

- "Не привык чувствовать себя ответственным перед Россией".

- Я вот чувствую себя ответственным. Зависит, какой человек в целом. Чем проще, тем больше у него ответственности за родину.

Это топ, потому что распространяли это так:

Святая простата или «Путин и простата».

Оценивая интервью в целом, большинство тоже предпочитают шутить.

Михаил Крутихин: Читаю: «Видимо, президент отвлекает внимание от текущей обстановки и готовит людей к федеральному послушанию». Осёкся, вчитался: нет, все-таки пока только к "посланию".

Или слегка хамить, в духе субботнего Сергея Лаврова, сообщившего, что Запад хотел взять Россию на понт, но облажался:

Альфред Кох: Прочитал огромное интервью Путина ТАСС. Старик стал многословен, сентиментален и склонен к дешевым жестам... Сравнил себя с простым крестьянином на земле. Какая литературщина... А сам небось и огорода-то ни разу в жизни не сажал, не полол и не копал... Дешевый позер. Да к тому же суетится, хихикает, передергивает...

В 90-х, мол, была непрозрачная приватизация. А что в ней было непрозрачного? Хоть щас подними любые бумаги - все прозрачно и ясно. А если что неясно - отмени. Чего ждешь?

Нет! Ни одной приватизации 90-х не отменили! А вот отменяет он свою приватизацию - Башнефти (2003 год). Которая вообще непонятно как оказалась в частных руках! Вот уж непрозрачность-то где...

Или может нам он расскажет как Пятый Канал приватизировали? Это при нем было. Вдруг раз: и Ковальчуки им владеют! Тимченко ничего от государства не брал? А сколько лицензий тимченковский Новатек получил без конкурса? Ну, что молчишь? Расскажи! Или недра у нас уже не принадлежат народу?

Пусть расскажет кому принадлежит Газпромбанк! И как он у них оказался в собственности. Как и кому достался Согаз? Че притих? Че киксуешь? Болтун!

А господряды Ротенбергов и того же Тимченко? Это что, не бюджетные деньги? Это миллиарды долларов казенных денег, переданные им на постановочных конкурсах без какой-либо конкуренции, по непонятным схемам, без всякой огласки...

"Россия сильнее всех, потому, что мы правы..." Бла-бла-бла. Трепло: если человек прав - то он не врет. Врет только слабый и трусливый. Мне лично так кажется. Да что кажется... Так оно и есть на самом деле.

Но в целом все довольно плохо, считает Михаил Рожанский:

Стараюсь поменьше думать о первом должностном лице государства, а политологов, читающих в его мозгах перспективы страны и мира, просто перестал читать. Но его программное интервью ИТАР-ТАСС внимательно прочел и должен признаться в одной своей ошибке. Весной 2012 года заметил как-то, что эра господства политтехнологов движется к завершению. Но респондент так упорно говорит о "менталитете" народа, так уверенно дает "народу" характеристики и определения. Это его, первого должностного лица картина мира, вполне целостная, позволяющая согласовывать ум и чувства. И это значит, рискну заметить, что политтехнологам и телепропагандистам еще долго можно пилить бюджеты. Хотелось бы ошибиться, конечно.

И все-таки главное – литература:

Глеб Морев: Самое трогательное место в интервью путина - то, где он говорит, как при пушкине все свободно катались за границу. "как сейчас"

Но международного сравнения Путин все равно не выдерживает. Вот то ли дело президент Чехии Милош Земан. Говорит только по делу:

15:16 24.11.2014
Ольга Серебряная

Кодекс Леси Рябцевой. Государственный заказник свободы слова. Много этики и неизбежный закон. «Прекраснодушные дегенераты».

Ну как кто? Леся Рябцева.

Роман Лейбов: Про Ускова я выучил, что это такой бывший филолог, который почему-то всегда рифмуется с кумкватами, и про которого разговоры непременно следует пропускать. Но тут вдруг еще какая-то Леся Рябцева. Это гимнастка из Белоруссии, да?

P.S. Пишут, что историк. В моей картине мира он филолог, пусть там и стоит. Это, знаете, как в шкафу с кастрюлями - только тронь, и все посыплется.

И вот, собственно, осколки:

Вот текст Леси Рябцевой, вызвавший исключительно нецензурные комментарии в блогах:

В среду состоялась встреча Председателя Совета директоров М.Ю. Лесина с Главным редактором «Эха Москвы» А.А. Венедиктовым, в процессе которой были согласованы решения по урегулированию конфликта, в том числе (цитирую):

«Внесение дополнений в Устав Редакции в части установления правил поведения штатных сотрудников Редакции в социальных сетях».

То есть всех тех сотрудников, что были на встрече с Лесиным-Венедиктовым.

«В рабочую группу по разработке документа войдут представители Редакции, а также Холдинга Газпром-Медиа, поскольку впоследствии аналогичная практика будет внедрена во все средства массовой информации Холдинга».

На днях в редакцию поступило распоряжение от Венедиктова назначить меня координатором рабочей группы по выработке этих самых рекомендаций. Видимо, на своем плохом примере я должна показать, как делать не нужно.

Проект регламента поведения журналистов в соцсетях будет подготовлен до конца этого года. А это значит, что я бросаю почти все свои остальные проекты и рвусь в бой. Задача максимум - создать общие правила для всех. Всех и каждого журналиста. Радиостанции, холдинга или страны - не важно.

В рабочую группу помимо сотрудников Эха и юристов Газпроммедиа также войдут представители Минкомсвязи, Роскомнадзора и представители комиссара ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Короче, я позвала всех своих друзей, с которыми мы делали Закон о блоггерах. <…>

Этот регламент поможет найти компромисс между сторонами, обезопасить журналистов холдинга, а также определить рамки дозволенного. Как вы понимаете, по мне так - рамок должно быть меньше. Поэтому еще раз повторю, регламент создается для того, чтобы обезопасить журналистов, но никак не ограничить свободу слова.

Elena A. Panfilova Зайка какая.

Гарри Каспаров: В путинской России любые иронические пророчества сбываются. Вспоминаю шуточную ленту новостей, которую я подготовил и прочитал на юбилее Эха в 2005-м году: "Дума приступила к утверждению законопроекта, предоставляющего радиостанции "Эхо Москвы" статуса Государственного Заказника свободы слова с автоматическим переводом "Эха" в режим экстерриториальности в эфирном пространстве Россиии".

И Леся Рябцева, взявшаяся с молодым задором за строительство защитного периметра огораживающего свободу слова - вполне себе органичный приплод в этом заповеднике.

И еще вот такие принципиальные обмены мнениями:

Ну и замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов уже здесь:

Демьян Кудрявцев: Раньше, когда малограмотных и инициативных брали на работу секретаршами, риск был не так велик.

Касательно новой медианачальницы Леси Рябцевой есть две версии.

Игорь Куличик: Первая – Леся является «комиссаром», выращенным в тайной теплице Кремля, производящей молодую «патриотическую поросль» а-ля потупчик-скойбеда, и приставлена к Венедиктову (с его немого согласия), как Фурманов к Чапаеву

Вторая – Венедиктов, как многие «яркие» мужчины в возрасте 50-60, потёк разумом и начал пускать слюни на юных смазливых див, впадая в несимпатичный козло-похотливый маразм.

Других объяснений происходящему найти невозможно. В любом случае, за дальнейшую судьбу Эха переживать не стоит, этот канал рекламы биодобавок больше не имеет никакого отношения к «свободе слова» и «травле кровавым режимом независимых журналистов».

Остап Кармоди считает вторую версию более вероятной: Как там звали эту Катю, которую несколько лет назад подкладывали в постель кому ни попадя? Я тут, не уберегшись, прочел заметки о проекте введения единомыслия в России от некоей юной дамы, помощницы некоего преклонных лет господина. Не могу теперь отделаться от мысли, что эту даму данному господину подложили как ту Катю, и, чтобы избежать скандала, ему пришлось взять ее в помощницы.

Сознаю, что это глупая и мысль и в действительности все было совершенно иначе. Но другие объяснения кажутся еще более глупыми.

Катю звали Муму, в связи с чем самое время обсудить этику:

Наивный вопрос. Конечно, нет.

Игорь Лисник: Короче, педалирование возраста Леси Рябцевой мне не нравится. 23 года вполне достойный возраст. Мне не нравится, когда об этом пишут люди, которые рассказывают о нарушении неких демократических принципов.

Другое дело, что я не очень понимаю, что это за «обязательный кодекс» и зачем он нужен. Во-первых, есть Конституция. Во-вторых, есть закон о СМИ. В-третьих, есть редакционные уставы и контракты. Ну, и в-четвертых, и этический кодекс журналиста уже есть. Только он не закон и не договор. И его соблюдение не является обязательным. Более того, его невозможно соблюдать. Представления об этике и морали у всех разные, выработать обязательные для всех — невозможно.

Елена Панфилова объясняет: Про сложности с этикой.

1. Слово "регламент" к журналистам хоть в соцсетях, хоть где-то ещё вне производственного процесса никак относиться вообще не может. Регламент - это нормативный акт, закрепляющий порядок работы чего бы то ни было (как правило в государстве или в каком-то отдельном процессе деятельности). Ударение на слова "нормативный" и "работы".

2. То, что, как я подозреваю, имеется в данном, Эховском, случае в виду, т.е. "поведение вне рабочего процесса", описывается не "регламентами", а этическими правилами или кодексами (стандартами) профессиональной и/или корпоративной этики.

3. Из чего следует, что "правила поведения" разработать можно. Но к их разработке никаким боком не могут иметь отношения люди из госструктур. В данном случае Минсвзяи и Роскомнадзора. Просто не могут. Ибо иррелевантны.

4. В идеале процесс разработки "правил поведения" (в хорошем смысле) может/должен выглядеть так: собирается широкое или не очень широкое профессиональное сообщество (например, журналисты конкретного колллектива), обсуждает, что для данного сообщества приемлемо или не приемлемо с точки зрения "достойного поведения". Руководство вполне может участвовать, как часть того же сообщества. Обсуждение может быть долгим, может быть разложено на фокус-группы, может идти при участии приглашённых специалистов по этике, может вообще потребовать общего собрания коллектива, и не одного. А может быть коротким - собрались, обсудили, согласились. Точка. Далее, формируется некий перечень стандартов, которые ещё раз обсуждаются, шлифуются и оформляются в свод правил. Потом этот свод правил (кодекс, стандарты, называйте как хотите) закрепляется как общепринятый документ и становится руководством к действию.

5. Самое главное: тот, кто берёт на себя бремя лидерства в формулировании для кого-то другого этических правил, то есть правил поведения, должен понимать, что от него самого требуется просто тысячепроцентная безукоризненность поведения. Если же этого нет, то можно и не начинать. Всё равно выйдет (автомат Калашникова - зачёркнуто) очередная бессмысленная бумажка, на которую все буду плевать ровно так же как плевали на "Моральный кодекс строителей коммунизма". Даже если её назовут "регламентом" и прибьют гвоздями к монитору каждого журналиста.

Собственно, опасения внушает то, что выйдет вовсе не «Моральный кодекс строителей коммунизма», а вполне конкретный закон, запрещающий вполне конкретные вещи.

Дмитрий Гололобов: Угроза принятия «Закона Леси Рябцевой» за несколько часов наделало в Сети больше шухеру, чем принятие законов Магницкого, Ротенберга и Яковлева вместе взятых. Вот, что значит со всего размаха наступить журналистам прямо на любимые гениталии. Много лет провозглашалось, что «СМИ – это одно, а соцсети журналистов – это другое» и «за ними мы не следим». На самом деле, даже человеку, не зарегистрированному нигде, кроме Одноклассников, понято, что строча чего-нибудь в ФБ или твитер, журналист, как правило, использует а) имидж издания, с которым он ассоциирован и б) определенную, прямо или косвенно полученную, инсайдерскую информацию. И если директорам компаний законом запрещено извлекать преимущества, вытекающие из их положения, и использовать ресурсы компаний в своих личных целях, то почему это должно быть разрешено журналистам (если, разумеется, это не делается осознанно, по договору с СМИ)? Почему есть строжайшие ограничение на манипуляции рынком и на использование инсайдерской информации на рынке ценных бумаг, например, а для журналистов подобного ограничений нет? Таким образом, «Закон Леси Рябцевой» однозначно грядет и, очевидно, Венедиктову (в обмен на …опу Плющева) поручена его идеологическая подготовка и лоббирование. А потом тот же Песков скажет: «А мы то тут причем? Сами журналисты ведь предложили.» Так в России и принимаются самые стремные законы.

Итог всей этой радости подводит Олег Кашин:

Я в последние месяцы стал записывать всякие мысли для будущих колонок, удобно - полез посмотреть, о чем думал вчера вечером, все вспомнил, сел, написал. Пока был только один случай, когда мало того что мысль сама по себе вылетела из головы, но и в записанном виде она выглядит так, что я вообще не могу вспомнить, о чем это было.

Там написано - "прекраснодушные дегенераты".

И понятно, почему я не могу вспомнить, о чем это - потому что обо всем на свете; с таким же успехом можно было бы написать "люди".

Вот сейчас та запись явно относится к тем комментаторам, которые пишут, что сама по себе идея этического кодекса - это даже неплохо, на Би-би-си же есть такой кодекс, и нормально, всем нравится.

На Би-би-си кодекс есть, а.

Мы не пойдем сегодня на пляж, потому что мы живем в Сыктывкаре. Не забывайте об этом, друзья.

Ну и попытки не унывать. Как-то мало их осталось.

Юра Федоренко: А может это такой акт современного искусства, Леся разрабатывает правила поведения в соцсетях для нтв?) ну а вообще да, если это так, то нужно опасаться что к концу следующей каденции Венедиктов может приказать поджечь редакцию, чисто ради искусства

О выборах 2018 года - в следующем посте.

13:46 24.11.2014
Ольга Серебряная

C днем рождения, Ремчуков! «У Бородая с Володиным своя игра, у Пескова с Усковым – своя». Христос остановился в Петушках

Много фотографий с подписями, как ни странно, выложил сам Константин Ремчуков – без подписей-то не все бы поверили, что на фотографиях именно те, кто им кажется:

У этих еще и разговоры были очень содержательные:

Самым популярным из комментариев оказался почему-то вот этот, на сайте nakanune.ru:

[Фотографии], лаконично говорящие о том, что столица наша, ее гламурно-либерально-псевдопатриотическая звездотусовка - есть нечто единое и практически неделимое. И никакие ужасы войны в Новороссии, про которую так пекутся в рабочее время и с телеэкранов некоторые аналитические звезды столичного замеса, никакие идеологические якобы расхождения не мешают щелкать и выкладывать в сеть сэлфи на двоих, попивать различные горячительные напитки и, видимо, прекрасно проводить время в компании, собранной по принципу "все всех знают".

Горький осадок и язвительное недоумение вызывает все это самолюбование в сети. Но фотографии ясно, увы, утверждают - какие бы "новороссии" ни рождались в муках, как бы ни дорожала гречка на санкционной волне, как бы ни унижали страну и ее лидера в австралиях и литвах, а в столице нашей Родины городе-герое Москве никакой патриотический ворон никакому либеральному ворону глаз не выклюет.

Ну или чуть иначе.

(У Путина-то днюха проходит со скромными питерскими людьми, которые не «всех знают», а знают только своих).

Рустем Адагамов: Вы давайте, почаще выходите на защиту независимых радио и независимых музыкантов. Они потом это весело обсудят с теми, кто их «травит».

Возмущенных было много, очень много. То есть, собственно, почти все. Пост Евгения Левковича можно считать типичной реакцией:

Исключительно благодаря вам ознакомился с фотографиями со дня рождения некоего большого-хорошего-человека-господина-Ремчукова. Ну так вот. Это настолько отвратительно, что я даже не смогу, видимо, объяснить насколько и почему. Поэтому я просто попрошу, дорогие "коллеги", больше никогда в жизни не постить никакие мои вонючие тексты на "Эхо Москвы". Никогда. И не звонить мне ни по какому поводу. Ненавижу ваш взрослый мир. Надеюсь, до самой смерти остаться неразумным мальчиком дебилом. Никогда.

Но вот некоторые расстроились:

А некоторые попытались объясниться.

Борис Немцов: Вчера у главного редактора Независимой газеты Константина Ремчукова был юбилей. Поздравить его пришли совершенно разные люди, как это у Кости обычно бывает.

Был там и А. Венедиктов, и Д. Песков, и Ф. Киркоров, и А. Малахов и М. Леонтьев и Н. Усков, и М. Прохоров, и С. Керимов и В. Ерофеев, и М.Веллер. Был там и А. Макаревич и я.

Константин- главный редактор «Независимой газеты», и неудивительно, что на др присутствовали герои его публикаций от власти и оппозиции, журналисты, друзья и коллеги.

За поход к Ремчукову больше всего досталось А. Венедиктову. Он общался с пресс- секретарем Путина и сфоткался с пропагандистом Леонтьевым. Это оппозиционеры, защитники Эха и свободы слова, восприняли как личное оскорбление. По-моему, зря.

Друзья! Мы с вами защищали Эхо- как один из последних независимых источников информации. Венедиктов никогда не был оппозиционером, иначе бы Эхо давно прихлопнули. Алексей Алексеевич- высокопрофессиональный журналист, отличный дипломат и главный редактор. Но не оппозиционер.

Ровно потому, что он может общаться с Путиным и со мной феномен Эха продолжает существовать. Единственное, что не стоило, на мой взгляд делать, так это обниматься с пропагандоном Леонтьевым. Это был явный перебор.

Алексей Венедиктов проще всех объяснил, зачем ему встречаться с Песковым и обниматься с Леонтьевым – все это чисто по делу:

Я работаю.

Я договорился об интервью с пресс-секретарем президента Путина для «Эха Москвы», об интервью с послом Японии. Я попросил Михаила Леонтьева организовать интервью для «Эха» Игоря Сечина.

Я договорился о встречах до и для эфира с массой людей разных взглядов и политического веса – и всех я встретил в этом месте. Такие светские приемы – рабочее место как для журналиста, так и для медиаменеджера – организатора медийных процессов.

Я не буду спрашивать у вас разрешения – куда мне ходить, с кем встречаться и что пить – это не входит в вашу компетенцию. Я не политик – мне не избираться и, в моем понимании, значит не отчитываться.

Иные редакции приняли решение занимать сектантские позиции – что государственные, что негосударственные. «Эхо», пока я главный редактор, занимает профессиональную позицию – относительно слушателей – будь то сторонники Путина, его противники или пофигисты.

Третьим защитником открытости общения оказался главный редактор «Сноба» Николай Усков:

Поразительная логика у разоблачителей "московской элиты", засветившейся у Ремчукова. Венедиктов будто бы должен испытывать такую личную неприязнь к Леонтьеву, что кушать не могу. А Макаревичу следовало броситься на Пескова и задушить его, а не анекдоты травить. Друзья, мне вас жалко. Мир устроен гораздо лучше, чем вы о нем думаете.

Во-первых, все друг друга знают тысячу лет, видятся в разных эфирах, на разных совещаниях - по нескольку раз в месяц или даже в неделю. Да, у всех у нас разные политические взгляды, но это не мешает нам уважать друг друга и относиться с иронией к нашим разногласиям. Думаю, так и должно быть в нормальном мире. Политические разногласия - не повод для мордобоя, а повод для дискуссии, обретения взаимопонимания. Песков - вообще подневольный человек. Он работает и с Путиным, и с журналистами, в том числе с оппозиционными. За это ему платят зарплату. Человек он очень четкий и всегда, даже поздно вечером, берет трубку, если тебе от него нужен комментарий. Что спрашивается такого, что за многие годы у него сложились дружеские отношения с массой журналистов, включая юбиляра, главного редактора «Независимой газеты». Это и есть нормальная жизнь. Оппоненты, власть, общество говорят друг с другом, дружат, встречаются, выпивают, что не мешает им сохранять свои взгляды, спорить и не соглашаться. Так должно быть в цивилизованном обществе, где оппоненты друг друга не подавляют, не обращают в пыль, а слушают и уважают. Я бы на вашем месте радовался.

Ну или то же самое, но доходчивее – устами патриотического писателя Игоря Караулова:

Смысл обнимашек на гульбище у Ремчукова прост и благороден: паны показывают холопам, вцепившимся друг другу в чубы, пример разумного поведения.

Холопы, понятное дело, возмущаются. А должны - учиться, впитывать, подражать.

У Ускова завязалась полемика с Арсением Бобровским и Катей Кермлин. Бобровский четко определил границу, после которой с ведущими ньюсмейкерами лучше бы уже не выпивать:

Я скажу вам, где прошла граница, которая не позволяет вам или Венедиктову обниматься с Песковым и Леонтьевым — 6 мая 2012 года.

Вы и многие журналисты ваших изданий звали людей на мирные протесты, размахивая белыми лентами. Людей там от****ли (побили), а часть из них по беспределу посадили. А ваш любимый Дима Песков был среди тех, кто призывал размазать печень мирных демонстрантов по асфальту.

Поэтому, если бы вы по-прежнему разрешали ваши политические разногласия на встречах и совещаниях, то могли бы и дальше делать романтические селфи на дне рождения Ремчукова. Но с тех пор как из-за ваших политических разногласий сидят конкретные люди, обниматься с Песковым — это как обниматься с куском говна.

Наконец, по поводу подневольности Пескова. Что значит подневольный? Он крепостной крестьянин Путина? Принадлежит ему? Не может сказать: «я не согласен с вашей политикой и ухожу»? Может. И есть куча мест, в котором ему будут платить зарплату. Которой, наверное, не хватит на Бентли для подруги, но на которую вполне можно будет жить.

Но Песков не уходит, а значит поддерживает всю эту ***ню (байду): сидящих по Болотному делу, 30 единиц боевой техники в сутки, мирно пересекающих границу Луганской области, безымянно похороненных десантников.

Поэтому ваш пост – ****ство (продажное словотворчество). Обниматься и «дружить» с этими людьми — *****ство (торговля душой, видимо, в данном случае; а, может, и телом тоже). Пока московская «илитка», как ее называют в провинции, не поймет эту простую вещь, никаких перемен в стране ждать не стоит. Потому что все эти «политические разногласия» вполне справедливо воспринимаются основной массой населения как склока за то, кто придет на следующую тусовку в более высоком статусе. И быть пушечным мясом в этой борьбе большинство людей справедливо отказывается.

О том же пишет Сергей Медведев:

Максимовская в обнимку с Леонтьевым, Песков под ручку с Макаревичем (Кисилева с Мамонтовым там не было?) и Николай Усков, снисходительно объясняющий быдлу, что это медийная тусовка со своими законами и корпоративным кодом, "нормальные отношения политических оппонентов".

А в Кофемании на Новой площади ежедневно заседают Бородай, Володин и вся министерская шобла ДНР, как раз на полпути между Лубянкой и Старой площадью. У них своя игра, у Пескова с Усковым -- своя. Все при делах, все всё понимают.

А тем временем на Донбассе продолжают умирать люди, и мерзнут городские сумасшедшие в одиночных пикетах возле "Эха", всерьез поверившие в эти разводки. И в Голландии пытаются собрать по частям Боинг. И в детских домах заживо гниют неусыновленные американцами сироты.

Мы, кажется, действительно заслужили этот ад. Понятия чести, достоинства и чистоплотности отступают перед законами столичной тусовки. Христос остановился в Петушках, и до Москвы он явно не доехал.

Следующий виток дискуссии вот: Усков отвечает Борису Цейтлину, Ускову отвечает Катя Кермлин:

Боря Цейтлин пишет мне: "Да, Пескову плевать, пожимаете Вы ему руку или нет. Но к черту Пескова! Есть люди, которым не плевать, кому ВЫ пожимаете руку. Поверьте, они есть. А уж тем более - кому Вы отказываетесь пожимать руку. Это как индикатор. Назовите это любым словом - элита, лидер мнений, трендсеттер. Но это просто элементарные законы функционирования общества. Политически подкованных, информированных, принципиальных людей - немного. Хотя бы в силу того, что не у всех есть время во всем разобраться. Поэтому большинство всегда выбирает себе ориентиры - людей, мнение которых уважают, у которых есть репутация. У Вас она есть. А когда Вы жмете руку условному Пескову - Вы этим "символическим капиталом" с ним делитесь. Люди смотрят, и у них срабатывают рефлекс: "о, Песков, оказывается, нормальный чувак. Я думал, что он мразь и соучастник в государственном терроризме, но Усков так, овечидно, не считает, а ему я доверяю". Понятно дело, что я упрощаю, но по сути все именно так и происходит. Либо еще хуже - уничтожается сам социальный институт репутации. "Все пиар". Все несерьезно. Жизнь - это кабаре. Пока Вы это делаете, Песков может говорить про размазанную печень, про боинг, который киевская хунта специальна набила трупами и т.д.. И разговорами дело не кончится. А вообще, черта уже пройдена..."

Во-первых, Песков говорит то, что говорит ему Путин. Во-вторых, сорри за банальность: вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия. Если это еще в принципе возможно, то только на условиях общественного диалога. Я буду жать руку, слушать и разговаривать столько, сколько возможно. Только бы не убивали друг друга, только бы не отнимали будущее у наших детей. Ваша нетерпимость - предтеча великих потрясений. Она меня тревожит, а не рука пресс-секретаря президента. Рука как рука.

Катя Кермлин: Николай, вы слушаете, жмете руку, разговариваете, а становится хуже и хуже. Убивают, и не только друг друга, отнимают не только будущее, но и настоящим не брезгуют. И великие потрясения, от которых вы голову в песок засунули, уже тут, с невинной кровищей, хлещущей во все стороны.

Может, не достаточно уже руку жать? Может, надо сделать что-то больше? Минет им сделать, например, минет, и тогда они станут более восприимчивыми к диалогу?

И еще две реитерации того же самого, увиденного с двадцатипятилетней и стопятьдесятлетней дистанций.

Даниил Коцюбинский: Здесь не "работа циничных папарацци", а нечто иное. Здесь та самая "жизнь удалась" по-московски, которая, по мне, есть альфа и омега всей той блевотины, которую представляет собой наша т.н. общественно-политическая жизнь последних без малого 25 лет. Блевотины, в которой отвратительно смешались принципы и интересы, слова и деньги, достоинство и тщеславие, правда и ложь...

Михаил Берг: Конечно, история о том, как в России идут на компромисс с муками совести во имя спасения дела жизни, настолько многообразна и многостранична, что не очень непонятно, что и выбрать: советское время с его хрестоматийной (но очень часто – вынужденной) подлостью или еще более раннее, когда ставки были не столь высоки? Самая, пожалуй, известная история – это, конечно, казус нашего классика Н. Некрасова, который (во имя спасения своего прославленного журнала) прочитал позорные стихи Муравьеву-вешателю, получившему особые полномочия после покушения Каракозова на Александра II. Стихи настолько позорные, что их не публикуют ни в одном собрании сочинений Некрасова и даже резонно ставят под сомнение тот вариант, на который я дал ссылку (понятно, я о книге Бухштаба). Но несмотря на текстологические споры, одно несомненно и имеет к нам прямое отношение: "Современник" Некрасова попытка подлизаться к сановному мракобесу не спасла – журнал все равно был закрыт, а репутация автора знаменитого вопроса о том, кому у нас жить-то хорошо, была безвозвратна испорчена.

Означает ли это, что со стратегией прислуживания после дня рождения г-на Ремчукова покончено? Смешно. Конформизм древнее проституции. Кстати говоря, Некрасов, мучившийся от разочарования в нем общества и писавший об этом многократно и пронзительно, одно отстаивал с неизменной страстью: пусть я – подлец, но судить меня вы не можете, потому что сами – подлецы. Знакомая позиция.

Загрузить еще

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG