Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лукашенко, блудный сын Европы


Александр Лукашенко и высокие европейские гости - Ангела Меркель и Франсуа Олланд - во время встречи в Минске 12 февраля

Александр Лукашенко и высокие европейские гости - Ангела Меркель и Франсуа Олланд - во время встречи в Минске 12 февраля

Президент Белоруссии может поехать в Ригу – продолжать сближение с Евросоюзом

На очередной саммит «Восточного партнерства», который состоится в начале мая в Риге, его организатор – Латвия, нынешняя страна-председатель Евросоюза, – пригласит все шесть постсоветских стран-участниц этого проекта, но не конкретных политиков, представляющих каждую из них. Приглашения направлены именно странам, а не президентам, премьерам или министрам. Об этом сообщил министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. Таким образом, президент Белоруссии Александр Лукашенко, чьи отношения с Европой оставляют желать много лучшего, получит возможность сам решить, ехать ли ему в Ригу.

В последние месяцы Минск дважды стал местом проведения международных встреч по урегулированию украинского кризиса. Александр Лукашенко впервые за многие годы принимал высоких гостей не только из постсоветских стран, но и из Европы. После этого в СМИ заговорили о том, что белорусские власти понемногу отходят от слишком тесного союзничества с Москвой, попавшей в международную изоляцию, и стремятся нормализовать отношения с Евросоюзом, давно находящиеся на точке замерзания. Насколько реально сближение белорусских властей с ЕС?

Еще в 2012 году тогдашний министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле называл белорусские власти «последней диктатурой в центре Европы». Три года спустя Эдгар Ринкевич, глава внешнеполитического ведомства Латвии, посещает Минск с визитом и на встрече с коллегами из европейских стран сообщает о том, что «мы видим возможности расширения и углубления связей с Белоруссией». При этом, конечно, европейские чиновники повторяют, что проблем в этих связях по-прежнему много, прежде всего – наличие в Белоруссии политзаключенных, которых официальный Минск признавать таковыми отказывается. Хотя санкции ЕС и США против белорусского руководства – большой группы чиновников и представителей силовых структур во главе с президентом Лукашенко – сохраняются, Запад в последнее время сделал ряд примирительных жестов в сторону Минска – например, американская сторона отменила санкции против компании «Белоруснефть».

Андрей Пилдегович

Андрей Пилдегович

Госсекретарь МИД Латвии Андрей Пилдегович называет себя переговорщиком Евросоюза с белорусской стороной. В конце января он обсудил в Минске с министром иностранных дел Белоруссии Владимиром Макеем развитие отношений ЕС и Белоруссии. Отношения с соседней страной в рамках программы «Восточного партнерства» являются одним из приоритетов председательства Латвии в ЕС. Однако появившиеся в СМИ рассуждения о кардинальном повороте Минска к Брюсселю – или наоборот, Брюсселя к Минску, – Пилдегович считает преждевременными.

Почему вдруг после стольких лет молчания и холода Евросоюз решил возобновить диалог с Белоруссией?

В последние полтора года мы ощутили, что со стороны белорусского руководства усилилось желание пойти на более последовательное сближение

– В отношении Белоруссии Евросоюз использовал разные подходы: был период санкций, изоляции, политического «карантина». В итоге у обеих сторон осталось ощущение, что прежние подходы не работают. Белоруссия по-прежнему остается в стороне от основных направлений развития на европейском континенте, ее общество находится в некоторой изоляции, все труднее развивать экономические контакты. В последние полтора года мы ощутили, что со стороны белорусского руководства усилилось желание пойти на более последовательное сближение. Это не значит, что наши отношения вышли на новый политический уровень. Но белорусское правительство желает более последовательно развивать контакты по линии так называемого диалога по модернизации, вовлекаться в программу «Восточного партнерства». Мы почувствовали заинтересованность Белоруссии если не ко вступлению, то к более тесному сотрудничеству с ВТО. Ну и (может быть, для кого-то это покажется совсем маленьким шажком) в апреле на встрече в Ереване, очевидно, Белоруссия станет, наконец-то, членом Болонской конвенции. Это документ, который регулирует сотрудничество в области высшего образования, покрывающее все европейское пространство. До сих пор Белоруссия оставалась белым пятном на карте в этом отношении. Но я не хочу сказать, что произошел какой-то перелом…

Он не произошел? Соглашение о партнерстве будет наконец ратифицировано?

– Думаю, что о каком-то качественном рывке можно будет говорить тогда, когда Белоруссия станет, к примеру, полноправным членом Совета Европы. Это действительно будет означать, что Минск берет на себя фундаментальные обязательства в области прав человека, признает юрисдикцию ЕСПЧ. Тогда страна полностью войдет в мейнстрим европейского процесса.

То есть сначала Совет Европы, потом соглашение о партнерстве?

– Мы пытаемся с обеих сторон нащупать те направления, где есть обоюдное желание сотрудничать. Может быть, это вопросы политически не очень чувствительные. Кроме образования, белорусских коллег интересуют европейские стандарты в области так называемой «цифры». По части информационных технологий это достаточно сильное государство. Мы приветствуем сотрудничество в области охраны окружающей среды. Латвию и Белоруссию, к примеру, объединяет общая река – Даугава, или Западная Двина. На ней находится ряд нефтеперерабатывающих заводов. А мы получаем из бассейна Даугавы где-то 60 процентов питьевой воды. Если мы сможем подключить Евросоюз, Белоруссию и Россию и подписать четырехстороннее соглашение о защите Даугавы при чрезвычайных ситуациях, это был бы практичный, необходимый документ, который усилил бы общее доверие.

Времена предыдущего сближения: тогдашние премьеры Латвии и Белоруссии Валдис Домбровкис (справа) и Сергей Сидорский в Риге, сентябрь 2010 года

Времена предыдущего сближения: тогдашние премьеры Латвии и Белоруссии Валдис Домбровкис (справа) и Сергей Сидорский в Риге, сентябрь 2010 года

В ближайшее время комиссар Евросоюза по правам человека планирует посетить Белоруссию. Так называемый неформальный диалог на уровне европейской внешнеполитической службы и белорусского МИДа планируется на июнь. Мы чувствуем, что Белоруссия, что подтвердил недавно и президент Лукашенко, хочет участвовать в «Восточном партнерстве».

Александр Лукашенко входит в список лиц, против которых действуют санкции ЕС.

– К сожалению, в этом списке находится не только президент Белоруссии, но даже и министр иностранных дел господин Макей.

Но он ездит по Европе.

– Есть форматы, международный и такой, как уже упомянутый неформальный диалог на уровне министров иностранных дел, при которых такие контакты возможны. Но мы не хотим никого принуждать. «Восточное партнерство» и политика соседства – это открытый формат. И мы хотим в этом году в некоторой мере его переосмыслить. Будем искать более индивидуальный подход – в зависимости от готовности конкретного государства сотрудничать по тем или иным вопросам.

Белорусское руководство уже выражало какие-то пожелания на этот счет?

– Мы знаем, что Белоруссия заинтересована в расширении мобильности, поездок в обоих направлениях. Население страны – почти 10 миллионов человек. В прошлом году было выдано около миллиона шенгенских виз. Это достаточно серьезные цифры. Латвия – единственное государство Евросоюза, которое заключило с Белоруссией договор об упрощенном передвижении лиц, проживающих в приграничных районах. Я не знаю, удастся ли нам заключить договоры об упрощении визового режима к концу мая, к рижскому саммиту, но Латвия как председательствующая страна и как сосед Белоруссии заинтересована в том, чтобы наши граждане могли общаться как можно теснее.

Белоруссия проводит достаточно ответственную политику в отношении украинско-российского конфликта. Она не присоединилась к антиукраинским мерам России

Белорусская оппозиция предупреждает, что дружественные жесты Лукашенко в адрес Брюсселя традиционно становятся более активными накануне выборов, и их цель – легитимизация его очередного переизбрания. Мол, не стоит верить ему на слово…

– Есть некоторые факты. Лукашенко недавно был с визитом в Молдавии. И по его заявлениям, Белоруссия не видит никаких проблем в подписанных соглашениях о свободной торговле и ассоциации между Молдавией и Европейским союзом. То же самое мы слышали в отношении Грузии. Белоруссия также проводит достаточно ответственную политику в отношении украинско-российского конфликта – и по охране границы, и по оказанию экономической помощи. Она не присоединилась к антиукраинским мерам России.

Когда мы общаемся с белорусскими коллегами, вопросы свободы слова, прав меньшинств, политических заключенных постоянно находятся на повестке дня. Я как дипломат даю достаточно осторожную оценку нынешнему состоянию дел. Но мы чувствуем, что европейские страны все больше осознают важность «Восточного партнерства». Если раньше эти темы интересовали только страны Балтии, Швецию и Польшу, может быть, Германию, то из-за трагических событий на Украине все 28 стран ЕС теперь вникают в них. В том числе – больше интересуются проблемами Белоруссии. Недавно состоялся визит в Минск министра иностранных дел Италии. И со стороны США идет достаточно интенсивный диалог. Но выйдем ли мы на новый уровень, будет зависеть от заинтересованности самого белорусского руководства и от того, будет ли поступательно развиваться ситуация в стране.

Бытует мнение, что сближение с Европой не обеспечит Минску безопасности в случае агрессии Кремля, но может ее спровоцировать.

– Если кто-то в Москве, или в Киеве, или в Минске думает, что «Восточное партнерство» – это, как я слышал от некоторых журналистов, «легкая версия НАТО», то это не так. Мы предлагаем создание единого европейского правового поля, единых стандартов. Мы не строим планов свержения режимов ни в Белоруссии, ни в России, не пытаемся переманить Минск в НАТО или какие-то западные блоки. Мы в первую очередь призываем к общению и взаимовыгодному сотрудничеству.

Но Лукашенко в последнее время постоянно балансирует между блоками, и его отказ поддержать российские контрсанкции тоже прибавляет беспокойства Москве…

– Договоры о свободной торговле и об ассоциации никоим образом не направлены против России. Подобные соглашения у нас есть с Канадой, с Южной Кореей. В этом году мы, возможно, подпишем их с Вьетнамом и Сингапуром, со средиземноморскими государствами. С нашей точки зрения российское руководство видит угрозы там, где их нет.

Юрий Дракохруст

Юрий Дракохруст

«Оттепель» в отношениях Минска и Брюсселя комментирует политический обозреватель белорусской редакции Радио Свобода Юрий Дракохруст:

– Если на то пошло, нынешняя ситуация – не первая в своем роде. Насколько я помню, накануне первого, учредительного саммита «Восточного партнерства» в Праге в 2009 году тогдашний министр иностраных дел Чехии Карел Шварценберг тоже направлял в Белоруссию такое не именное приглашение. Но «за кадром» Минску намекнули, что присутствие лично Александра Григорьевича в Праге нежелательно, и он туда не поехал. И я не исключаю, что и сейчас такое неформальное неприглашение или, наоборот, приглашение может быть. А может и не быть.

– Но сейчас политическая ситуация в Европе очень сильно изменилась по сравнению с 2009 годом...

– Да, конечно. Я говорю лишь о формальной стороне вопроса. В любом случае – это полноценное приглашение, которое не исключает того, что делегацию Белоруссии на саммите возглавит Александр Лукашенко. Ситуация у него весьма сложная. С одной стороны, все видят, что сближение между Евросоюзом и Белоруссией, а также США и Белоруссией идет полным ходом. Но с другой стороны, Лукашенко должен «дозировать» это процесс, потому что у него есть великий и заклятый союзник на востоке, который очень внимательно, а сейчас особенно вннимательно, смотрит за степенью сближения Белоруссии с Европой. Я думаю, что если у Александра Лукашенко будет возможность поехать в Ригу, он туда поедет. Возможно, он там сделает какие-то заявления вроде того, что неплохо было бы привлечь к «Восточному партнерству» и Россию, то есть продемонстрирует свою союзническую верность. Но в любом случае для него слишком заманчива возможность подразнить Москву, скажем так, гипотетическим изменением геополитических комбинаций.

– Гипотетическим? То есть в реальности эти изменения невозможны?

Игра Минска строится на том, чтобы обозначить возможность поворота на Запад и получить от России дивиденды за то, чтобы это движение не заходило слишком далеко

– В принципе возможны, но другое дело – захочет ли Александр Лукашенко слишком далеко двигаться в этом направлении. Для него все-таки восточный вектор, при всех связанных с ним трудностях и проблемах, более понятен и близок. До сих пор в подобных ситуациях, вроде «медового месяца» Лукашенко и Европы в 2008-10 годах, игра Минска строилась на том, чтобы обозначить возможность поворота на Запад и получить от России дивиденды за то, чтобы это движение не заходило слишком далеко.

Так будет продолжаться и дальше?

– Мне представляется, что да. Потому что действительно серьезное сближение с Европой требует значительных изменений в белорусской политике и экономике. Ведь сохраняется, по крайней мере формально, в отношениях с Европой серьезная проблема – наличие политзаключенных. Неизвестно, будет ли эта проблема решена к рижскому саммиту. Нынешняя система такова, что появление новых таких заключенных возможно в любой момент. И если условием становится изменение этой ситуации, то Александр Лукашенко будет долго думать, стоит ли игра свеч.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG