Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт из-за постановки в Пскове "похабного" спектакля привел к новому вмешательству министра культуры в театральную жизнь

Режиссер спектакля "Банщик" Псковского драмтеатра имени Пушкина Варвара Фаэр, на которую актеры пожаловались в Министерство культуры, намерена подать в суд на дирекцию театра. По ее мнению, дирекция под давлением заставила артистов написать письмо министру культуры Владимиру Мединскому и срывает премьеру постановки.

Премьера "Банщика", согласно официальной версии, перенесена с середины апреля на месяц из-за "технических недоработок". Мединский в минувшую среду побывал во Пскове и в компании губернатора области Андрея Турчака и нового городского театрального администратора Дмитрия Месхиева выслушал жалобщиков: их возмутило то, что зрители якобы увидят в спектакле обнаженных пьющих женщин и услышат нецензурную брань. В этой связи подписавшие жалобу актеры сообщили, что не хотят быть "невольными сторонниками похабщины ради высоких эффектов". Постановка Фаэр представляет собой расшифровку документальных интервью с псковичами, собранных самими актерами, – такой метод творческой работы (verbatim) изобретен в британских театрах и практикуется во многих странах. Героями пьесы стали обычные люди разного рода занятий: проститутки, следователь, военный, сектантка и банщик.

Варвара Фаэр известна не только документальными постановками на острые общественно-политические темы, в том числе с московской труппой Teatr.doc, но и своей гражданской активностью. Вот что она рассказала Радио Свобода о замысле спектакля "Банщик":

Варвара Фаэр

Варвара Фаэр

– Идея поставить спектакль по технологии verbatim принадлежит бывшему художественному руководителю псковского театра Василию Сенину. По этой технологии актеры должны брать интервью у своих прототипов, расшифровывать эти интервью, потому что процесс расшифровки помогает актеру "сканировать" персонажа, четко понять структуру его мыслей. Актеры сдают расшифровки драматургу, а за драматургом в документальной пьесе остается только право монтажа. Главный герой пьесы – банщик, который работает на очень маленькой зарплате в городской общественной бане, при этом он развитый человек, философ и поэт, с интересным мировоззрением. Структура пьесы такова, что главный герой занимается своими обычными делами в бане и слышит обрывки чужих разговоров. Это наталкивает его на воспоминания и философские размышления. Затем происходит неожиданный поворот, и в бане оказывается человек, над которым банщик когда-то посмеялся. Этот человек – военный, и этот человек его избивает прямо в бане. Директор банщика еще и увольняет. В финале оказывается, что одаренный, свободолюбивый человек не находит себе места в городе, и лучшее, что он может сделать, чтобы выжить, – сесть в тюрьму. Группа актеров, подписавших письмо министру, прекрасно работала до момента, пока меня не вынудили сделать прогон без костюмов и декораций, на который позвали людей, недоброжелательно настроенных к спектаклю. Это старейшие актеры труппы и бывшая помощница директора театра (сейчас она исполняет его обязанности), отрицательно настроенная к этой постановке.

Актеры и администраторы театра разделились в своих оценках художественных достоинств спектакля и сути самого конфликта. Вот мнения сторон:

Актриса Валентина Банакова, не участвует в постановке, но видела репетиции спектакля:

– Безусловно, этот спектакль должен репетироваться, потому что идея очень интересная. Мне кажется, это касается не только Пскова, но и других регионов. Затрагиваются общечеловеческие вещи, именно то, что связано с сердцем, с душой; то, что иногда мы не произносим вслух, но в любом случае об этом думаем. Поэтому я – "за". Единственное, некоторые образы – следователь, проститутка – нужно немного доработать. Мне, как зрителю и как актрисе, хотелось бы, чтобы эти образы были раскрыты с разных сторон. Это не обязательно должны быть монологи, но какие-то факты из жизни, которые позволяют создать более глубокий образ.​ Я не подписывала письмо министру культуры, я считаю, что это внутренние дела, которые нужно решать внутри коллектива. Я считаю, что на всю страну не нужно было греметь. С другой стороны – кто-то наконец узнал, что в Пскове тоже есть театр.

Высокое начальство "псковской драмы": Дмитрий Месхиев. Владимир Мединский и губернатор области Андрей Турчак

Высокое начальство "псковской драмы": Дмитрий Месхиев. Владимир Мединский и губернатор области Андрей Турчак

​Актер Денис Кугай, не участвует в спектакле и не подписал письмо:

– Мне кажется, возникла ситуация, при которой стороны не смогли договориться по контенту спектакля. Еще прошлой осенью, когда Варвара начала работу над постановкой, были достигнуты определенные договоренности, которые, вероятно, проговаривались устно. Теперь никто не может доказать друг другу, какими эти договоренности были изначально, вот и возник конфликт. Я был на кратком мастер-классе Варвары, который она проводила, когда приезжала. Режиссер довольно подробно объясняла методы работы, говорила о том, какие могут быть подводные камни. В том числе говорила о том, что требования работы в технике verbatim заключается и в буквальном переносе произносимого персонажем в текст актера, то есть лексика может быть проблематичной сферой. Это возникало в качестве дискуссионного момента, об этом сразу говорили люди, которые решили в постановке участвовать. Возможно, именно это кого-то из актеров смутило.

Актриса Ирина Смирнова участвовала в постановке, но отказалась от участия после скандала и подписала письмо министру:

Это письмо возникло как механизм зова помощи

– Телевидение, кино, театр берут на себя некоторые проповеднические функции, потому что нам показывают, как жить, что пить, что есть, как чувствовать, как любить, как одеваться. Раз вы взяли на себя эту функцию, надо оставлять людям надежду! Надо не только показывать, в каком месте мы находимся и где мы находимся, но надо и отвечать на их вопросы, которые ставит жизнь, надо давать вектор, куда двигаться. Почему я подписала это письмо? ​А почему у меня не может быть гражданской позиции? Если Варвара заявляет о своей позиции серьезно и во весь голос, то почему я не могу высказать свою? Нужны какие-то механизмы, чтобы общественность обратила на это внимание. В театре сейчас нет художественного руководителя, который своей волей мог бы что-то предпринять и повлиять на решение приглашенного режиссера. Это письмо и возникло как механизм зова помощи. Мы все – дисциплинированные актеры. Нас собрали, мы работали, но результатом не все остались довольны. Мне, например, не понравился финал спектакля, где совершеннейший тупик – что только тюрьма может дать человеку тихий уголок в нашей стране. Мало того что нет ответов на вопросы, нет художественного образа спектакля.

Женя Львова, актриса и режиссер театра, играет роль проститутки:

Женя Львова

Женя Львова

– Это колоссально трудная работа, она требует гораздо большей внутренней свободы, чем, например, моя привычная свобода. И у меня есть какие-то разногласия с режиссером, потому что в полной расшифровке интервью есть куски, которые мне кажутся более интересными в образе моей героини. Но такова актерская работа, многие вопросы решает режиссер. Я не подписала письмо, ​потому что это стыдно. Потому что надо говорить на профессиональном языке друг с другом или говорить с профессионалами театра, а не выносить сор из избы. Потом, оно написано в такой стилистике… там есть передергивания, там есть просто вранье. Там пишется про обнаженных женщин, которых в спектакле не будет. И много об этом говорили, как сделать это корректно и визуально приемлемо, чтобы тело артистов не отвлекало от тела текста. Там нет мата, хотя убрать его трудно, потому что в жизни так говорят люди. Я думаю, все было бы исправимо, если бы верхушечки с обеих сторон конфликта были готовы к диалогу. Но вести диалог сейчас всем невыгодно, потому что если ты занимаешь определенную позицию, левую или правую, – у тебя есть поддержка. Если ты занимаешь профессиональную позицию – у тебя поддержки нет.

Актер Сергей Попков от участия в спектакле отказался сразу:

Сергей Попков

Сергей Попков

– Эти эксперименты нужно ставить, когда в театре наработан репертуар. Но мы не успели еще после реставрации здания театра встать на ноги и тратим время на эти эксперименты... В субботу был показ. Я присутствовал. Меня это очень сильно возмутило. Нет драматургии как произведения искусства. Нет литературного решения, это просто бессвязные отрывки диалогов и монологов. Нет режиссерского решения. Для меня режиссер – прежде всего решение сценического пространства и глубокий анализ проблемы. Я не увидел глубокого анализа проблемы. В третьих, меня не удивили актеры, мои коллеги, они вели просто бытовое существование на сцене. Даже эксперимента по всем этим трем направлениям я не увидел – что-то новое, например, поискать бы, другой взгляд на проблемы Пскова. Я только увидел разрушение – разрушение меня как человека. Наплевательское отношение к городу, потому что в этом материале упоминаются даже конкретные чиновники нашего города с фамилиями, выведен карлик, на которого корону надели, с намеком на нашего президента. Меня это очень сильно покоробило. Не происходит движения, нет сквозного действия. Просто сидишь с ощущением обмана, оплеванности и внутреннего раздражения...

У нас театр один, и зритель у нас один. Нельзя плевать на нашего зрителя

Кто написал это письмо – я не знаю. Я увидел текст и только предложил отредактировать, сократить. Ну, видимо, наша администрация, пресс-центр – они отредактировали и ужали. Я сразу подписался, поскольку полностью согласен с текстом письма, сразу высказал свою позицию, в том числе и прямо режиссеру. Эта ситуация создана искусственно, ради конфликта, а не ради художественной ценности произведения. Чтобы спровоцировать наш древний Псков, город с глубокими культурными, историческими, религиозными традициями. У нас драматический театр один. Если бы было несколько – да ради Бога, экспериментируйте! Но у нас театр один, и зритель у нас один. Нельзя плевать на нашего зрителя. Я занял активную позицию, чтобы этого не допустить.

Исполняющая обязанности директора театра Татьяна Мартынова утверждает:

– Прогон был инициирован мною именно в связи с тем, что немного была непонятна ситуация вокруг спектакля. Актеры иногда выражали некоторое непонимание своих ролей, непонимание спектакля, цели, его основной идеи. Иногда говорили о том, что им сложно работать с режиссером. Дело в том, что не всегда я могу присутствовать на репетициях, но вот теперь, в общем-то, я увидела то, что я хотела. Видимо, это всколыхнуло труппу, труппа обратилась ко мне с письмом в адрес Владимира Ростиславовича с просьбой рассудить ситуацию. Я на актеров повлиять не могу, поскольку, в соответствии с уставом, не имею права влезать в творческую политику театра. Текст письма мне ​предоставили. Это было сделано в соответствии с пожеланиями труппы, ее подавляющим большинством. От ролей отказались уже пять актеров, поэтому мы планируем провести кастинг, чтобы Варвара могла выбрать новых актеров, и потом они начнут работу. Определена дата премьеры – 14-15 мая, можно приобрести билеты. Будут ли внесены изменения в текст пьесы – вопрос не ко мне. "Банщик" – продукт Варвары Фаэр, целиком и полностью. Я в творческую жизнь театра не влезаю, я администратор.

"Псковский банщик. Между строк". Сюжет студии "Че ТВ"

Режиссер спектакля Варвара Фаэр настаивает на своей версии событий. Она сообщает, что администрация театра уже предложила ей расторгнуть договор на постановку спектакля:

– Пока не прозвучали оскорбительные мнения о спектакле, пока актерам не был предложен текст петиции, подготовленный не ими, а кем-то, кто не признается в авторстве, все было хорошо, все работали, спектакль шел на выпуск. Актеры самостоятельно ничего не предпринимали, они просто работали. После того, как прозвучали отрицательные мнения, Татьяна Мартынова вызывала по одному в кабинет каждого актера и путем уговоров, давления и шантажа заставляла подписать эту петицию. И часть актеров подписали.

– Это спор творческих концепций или вы видите в случившемся какой-то более широкий общественно-политический контекст?

– Вы знаете, я вижу в этом цинизм Дмитрия Месхиева, который возглавил творческое объединение, в которое вошел в том числе и Псковский драматический театр (Месхиев назначен руководителем театрально-концертной дирекции Псковской области. – РС). И я, и актеры – просто разменные карты в его игре. Так совпало, что в Псков в любом случае должен был приехать министр культуры, и Месхиеву потребовалось создать повод для личной встречи с Мединским. Все мы знаем, как тяжело поймать занятого человека и попросить у него денег. Вот он и устроил этот скандал, создал информационный повод. Кончилось тем, что Мединский заехал в Псковский театр, час обсуждали "Банщика".

– А вы были там?

– Я не считаю возможным ходить на встречу с человеком, которого не уважаю.

– Но вас звали, по крайней мере?

– Да, меня звали. Насколько я знаю, там полыхал пожар, было очень много негатива, часть актеров пыталась меня защищать. Встал исполнитель главной роли, актер Максим Плеханов (он не подписал петицию), и сказал: "Текст умного банщика написал я сам, это не документальный текст, я сам сочинил текст под документальный". Плеханов хотел таким образом разрядить ужасную обстановку. Оказывается, что пьеса не совсем документальная теперь.

– И что, спектакль теперь не будет поставлен?

– Он и не может быть поставлен, поскольку часть актеров отказались от участия в спектакле, а театр саботирует выпуск декораций, предоставление бутафории и костюмов.

– Исполняющий обязанности директора театра опровергает эту информацию, утверждает, что костюмы и бутафория готовятся по графику. Скажите, есть у вас какое-то объяснение того, почему ваш проект получился в результате таким неудачным?

Культуру стремятся превратить в так называемый соцреализм, который представляет собой восхваление начальства в доступной для начальства форме

– Художественный руководитель театра Василий Сенин и директор Сергей Данберг, пригласившие меня в Псков, были вынуждены уволиться. К руководству псковскими театрами пришел другой человек, совершенно противоположных мне политических взглядов. Месхиев изо всех сил встраивается в систему власти, он собирается снимать фильм по сценарию Мединского, выстраивает хорошие взаимоотношения с властью. А у меня с властью совершенно другие отношения, и Месхиеву это известно. ​Вообще это не только псковская история – это всероссийский каток, который едет не только по российским театрам, а по культуре в принципе. Культуру сейчас стремятся превратить в так называемый соцреализм, который представляет собой восхваление начальства в доступной для начальства форме, – считает театральный режиссер Варвара Фаэр.

Итогом встречи труппы театра с министром культуры стала настоятельная рекомендация о создании художественного совета, который, очевидно, и будет принимать принципиальные творческие решения.

Василий Сенин и Сергей Данберг, проработавшие в псковском драматическом театре чуть больше года, смогли встряхнуть культурную жизнь областного центра и привлечь внимание к работе труппы, десятилетиями придерживавшейся классического советского подхода к репертуарной политике. Увольнение "новых" руководителей драмтеатра в городе связывают как раз с перестройкой управления псковским театральным хозяйством. Дмитрий Месхиев, популярныйкино- и театральный режиссер, хорошо известен в Москве и действительно предпочитает не ссориться с властью. Из театральной афиши спектакль "Банщик" пока не исчез, однако это не значит, что премьера состоится.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG