Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Пусть меня научат


"В мире, где все так быстро меняется, профессия – это единственное, что нельзя у человека отнять".

Призвание или профессия – сегодняшние выпускники школ, как правило, разделяют эти два понятия. Первое относится к сфере личных увлечений, второе – к разделу финансов, про благо общества вспоминают немногие, про интересы государства – никто.

Впрочем, тот факт, что ребята разделяют способ заработка и дело для души, в других обстоятельствах говорил бы о прагматизме подрастающего поколения, если бы не стереотипы, которыми их в избытке снабжают родители.

Понятно, что смириться с тем, что твой собственный жизненный – а иногда и профессиональный опыт может оказаться некстати, довольно трудно, однако стремление дать ребенку обязательное высшее образование транслирует не только традиционное представление о хорошей карьере. В мире, где все так быстро меняется, в государстве, которое заботится о собственной мощи, но не о гражданах, профессия – это единственное, что нельзя у человека отнять.

И здесь начинаются сложности. Поскольку в России рынок образования не соответствуют потребностям рынка труда, а устремления школьников не совпадают с государственной политикой, родители и дети просто не имеют возможности получить правильный ориентир. Добавьте к этому трудности, связанные с сокращением финансирования российских университетов и снижением дохода семей, плюс пилотные экзамены и право вуза составлять свой список необходимых для поступления егэ, и станет понятно, что выпускники школ этого года окажутся в более трудном положении, чем их предшественники.

Как не ошибиться с образовательной траекторией в нынешней ситуации Радио Свобода рассказали психолог Центра "Перекресток плюс" Мария Завалишина, руководитель научно-методического Центра тестирования и развития гуманитарной технологии Виталий Алтухов и руководитель направления исследований Superjob Павел Лебедев.

Про мотивацию и страх

Мария Завалишина, психолог Центра "Перекресток плюс":

- Я часто сталкиваюсь с тем, что у детей очень узкое представление в целом, и не только о рынке труда, но и о содержании вообще деятельности. Их представления на 90 процентов основано на том, что думают их родители, тети, соседи и так далее.

И непонимание содержания деятельности блокирует выбор профессии. Это очень важно! В школе нет каких-то специальных предметов, классных часов, бесплатных образовательных программ. Понятно, что есть хорошие родители, и они могут направить в какие-то специальные центры профориентации, но большинство не обладает достаточными средствами, чтобы это сделать.

страх и давление со стороны родителей блокируют дальнейшие действия, мешая выбору

К тому же в этой возрастной группе в целом мотивация не очень высока: для чего мне поступать, для чего тратить пять лет?.. Не почему это нужно маме, государству, еще кому-то, а почему это нужно лично мне и ради чего я должен эти пять лет усердно учиться. Дети за последние годы довольно сильно поменялись – толерантность к стрессу, к любому дискомфорту, к труду, к напряжению стала у них гораздо ниже. Я считаю, что это связано с веком цифровых технологий, это не хорошо и не плохо, они просто другие. Да, информации много, я могу ее получить, но зачем мне это надо, зачем я должен ее искать?

К тому я сталкиваюсь с очень высоким уровнем тревоги и страха, который связан с высокими ожиданиями, с неясностью, неопределенностью выбора. Мне, как психологу, кажется, что это та вещь, которая блокирует вообще дальнейшие действия, страх и давление. Родители чего-то хотят, давят стереотипы, как все должно быть, и мало понимания того, как к этим целям двигаться.

Про тесты и призвание

Виталий Алтухов, руководитель научно-методического Центра тестирования и развития гуманитарной технологии:

- Тест – это один из инструментов, и его можно применять, выбирая в том числе и профессию. Но прежде всего это инструмент самопознания, который помогает людям лучше определиться со своими способностями, помогает тем, кто не очень хорошо себя знает. Дальше, скомбинировав всю полученную информацию, можно дать человеку ответ на вопрос, куда именно пойти. То есть сузить информацию, дать более точный выбор. Но, безусловно, тесты не позволяют а) дать возможность выбрать только одну профессию и б) сказать, что этот выбор – стопроцентный на всю жизнь. Просто потому, что человек сам меняется, и сейчас он хочет одного, а через 10 лет он может поменяться и захотеть чего-то другого

Одна из слабых сторон тестирования – устойчивость результатов, их воспроизводимость, однако нужно понимать, что тест – это стандартизированный инструмент, и задача его – сравнить конкретного человека с массой других людей и найти его место в этом распределении, по большому счету. В тестах есть технологии, которые позволяют снизить вероятность случайных ответов и выявить более системные, закономерные свойства, которые характерны для человека.

сначала надо выбрать профессию, узнать ее, а потом уже думать, какое образование тебе понадобится

И я бы от проблем перешел к решениям. В школьном возрасте есть две ключевые проблемы, которые можно достаточно легко решить. Действительно, многое может не так пониматься, не так узнаваться, не так представляться, но если в этом возрасте ребенок задастся целью, не поленится и какую-то профессию захочет познать в реальности, то у него для этого есть много инструментов! Он может попроситься через друзей, родственников, пойти на предприятие. Главное – захотеть это сделать. Многие почему-то считают, что школа, вуз должны научить, то есть кто-то должен научить, а сами они будут сидеть и ждать, когда к ним это профессиональное счастье придет.

Очень многие подменяют эту проблему – выбор профессии – выбором образования. Многие выбирают образование, а потом уже думают, что с ним делать в плане профессии. Это неправильный путь. Сначала надо выбрать профессию, узнать ее, сходить на экскурсию, а потом уже думать, какое образование тебе понадобится, чтобы в ней состояться.

Про рынок труда и ожидания

Павел Лебедев, руководитель направления исследований Superjob:

- Мы все живем в ситуации стереотипов. У нас было такое исследование, эмоциональная карта – мы оценивали, как люди относятся к тем или иным профессиям, и там выделилось несколько зон. Зона зависти и восхищения – связанная с профессиями космонавтов, летчиков, артистов, всякими творческими профессиями, художников и дизайнеров в том числе. Вторая зона – это зона благодарности, и там профессии сервисные, обслуживающие, в том числе дворники, медсестры, врачи, например. Есть зона безразличия – это бухгалтеры, экономисты, юристы и так далее. И есть зона негативная – там чиновники, полицейские и коллекторы. Понятно, что опрос воспроизводит наше представление о том, какими эти профессии должны быть. А если они в реальности не соотносятся с нашими ожиданиями, соответственно, они попадают, как чиновники и полицейские, в негативную зону.

Еще мы делали исследование, кто больше удовлетворен текущей работой, и наши результаты показали, что те люди, которые считают чужие деньги, чаще всего разочаровываются в профессии, то есть как раз бухгалтеры и финансисты. Стандартные профессии, которые ассоциируются с призванием, с долгосрочной стратегией обучения, - врачи, юристы.

за время, пока выпускники будут получать образование, ситуация на рынке труда может измениться многократно

Отдельно хочу сказать по поводу неоправданных ожиданий. Мы сейчас видим, что происходит на рынке труда, и это коренным образом не совпадает с тем, какие стереотипы есть у родителей и детей. Да, тот инженер, который был 50 или даже 20 лет назад, это не тот инженер, который работает сегодня. Здесь проблема. Есть ощущение, что высшее образование – это то, что нужно выбрать один раз навсегда, потом попасть по распределению на хорошее место, 20 лет трубить и после этого выйти на достойную пенсию. К сожалению, современный рынок труда свидетельствует о том, что люди меняют работу, меняют сферу деятельности, готовы переквалифицироваться, иногда вынуждены менять квалификацию, и это в некотором смысле нормально, в Европе такие вещи происходят довольно давно, а у нас к этому только начинают привыкать.

Постоянно появляются профессии, о которых невозможно сказать, что они будут прибыльны, престижны и «выстрелят» в недалеком будущем. Причем, с одной стороны, появляются новые - профессия программиста сейчас одна из самых высокооплачиваемых и непоколебимых с точки зрения дохода и востребованности. Однако сейчас мы видим тенденцию к росту популярности, например, рабочих специальностей, и какой-нибудь токарь будет через пять лет, я думаю, зарабатывать существенно больше, чем те, кто сегодня выбирает между востоковедом и социологом.

Безусловно, за то время, пока выпускники будут получать образование, ситуация на рынке труда может измениться многократно, и в этом смысле лучшая рекомендация – получать образование максимально фундаментальное, базисное, которое не привязано ни к каким конкретным навыкам, которое даст широту кругозора. Совсем не каждый обязан быть Биллом Гейтсом или Стивом Джобсом, или президентом страны.

Почему-то в России существует стереотип, и у этого стереотипа есть четкий критерий, выраженный, скорее, даже в материальных каких-то эмблемах, маркерах, которые легко считываются. Что думает среднестатистический родитель: если у меня ребенок не закончит вуз, он будет работать менеджером по продажам, будет зарабатывать… Но у нас есть массовые, широко востребованные профессии, идет реструктуризация рынка труда, спрос и предложение. Все хотят быть дизайнерами, но если ты будешь хорошим дворником, то это не так плохо!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG