Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цены на нефть: спрос не догонит


Перепроизводство нефти в мире в конце прошлого года уже составляло 1,5% общемирового спроса на нее, теперь оно превысило 2%.

Перепроизводство нефти в мире в конце прошлого года уже составляло 1,5% общемирового спроса на нее, теперь оно превысило 2%.

Несмотря на рост, он может не угнаться за предложением

Страны ОПЕК на очередной министерской встрече, состоявшейся 5 июня, решили сохранить текущие объемы собственной добычи. Для нефтяного рынка решение было ожидаемым, а потому первая его реакция – рост цен на полпроцента, который всего через час сменился вдвое большим спадом. Перепроизводство нефти в мире уже превысило 2% общемирового спроса на нее и продолжает увеличиваться.

Решение предыдущего совещания стран ОПЕК, состоявшегося в конце ноября, резко ускорило падение цен на нефть, начавшееся еще в середине лета прошлого года. К ноябрю они снизились почти в полтора раза, когда страны ОПЕК неожиданно для многих отказались сокращать объемы добычи. К тому моменту предложение нефти в мире уже превышало реальный спрос на нее чуть ли не на 1,5%. В этих условиях решение ОПЕК цены фактически обрушило: в течение двух последующих месяцев нефть подешевела еще почти вдвое.

Однако в конце января цены вновь начали расти, и к 5 июня повысились в целом на треть. Интересно, что этот рост происходил на фоне неуклонно расширяющегося перепроизводства нефти в мире. Судя по данным Международного энергетического агентства, в четвертом квартале прошлого года реальный спрос на нефть отставал от ее предложения на 1,41 млн баррелей в день, а в первом квартале 2015 года – уже на 1,95 млн баррелей. Для сравнения, сам общемировой спрос в январе-марте, по тем же данным, составлял в среднем 93,12 млн баррелей ежедневно. То есть цены на нефть резко выросли даже при сохраняющемся значительном ее перепроизводстве в мире. Как долго может сохраняться такая ситуация?

Иначе Brent стоила бы сейчас намного меньше – возможно, даже менее 50 долларов за баррель.

Не исключено, она изменится еще летом, а ожидаемый рост спроса на нефть может заметно отстать от темпов расширения ее предложения – со всеми последствиями для цен, полагает руководитель отдела сырьевых рынков аналитического управления немецкого Commerzbank во Франкфурте Евгений Вайнберг:

Евгений Вайнберг:

- С одной стороны, в отрасли существует некоторая “инертность предложения”: инвестиционные решения, которые были приняты нефтедобывающими компаниями годы или даже месяцы назад, не могут пересматриваться из-за текущих колебаний цен. С другой стороны, практически все эксперты ожидали, что реакция индустрии сланцевой нефти в США на спад цен будет куда более заметной, чем она в итоге оказалась. Такого развития событий не ожидал, наверное, никто.

А то, что с января цены вновь повысились, связано, скорее, с распространенными на рынке ожиданиями, что, мол, во второй половине года все опять изменится, что предложение нефти, по крайней мере, не будет увеличиваться дальше.

Но на мой взгляд, в нынешней ситуации вряд ли можно ожидать значительного сокращения объемов нынешнего перепроизводства – такого, которое соответствовало бы произошедшему росту цен. И мы, например, ожидаем, скорее, стабилизации или даже падения цен на нефть уже летом.

Чтобы оценивать ожидания рынка, необходимо видеть, например, а что, собственно, текущая цена включает?

Невольно возникает вопрос, а куда, собственно, уходит весь этот избыток нефти, то есть объемы ее текущего перепроизводства? Понятно, что мощности имеющихся хранилищ огромны - как природных, подземных, так и сооружаемых людьми. Но все же они не беспредельны, и, кроме того, существуют просто какие-то разумные лимиты накопления резервных запасов нефти. А значит рано или поздно избыточная нефть может оказаться на рынке…

Евгений Вайнберг:

- Действительно, мы видим сегодня, как стремительно нарастают объемы нефти в этих хранилищах, что и нетипично, и, если хотите, противоциклично и противосезонно. Кстати, и повышенный спрос Китая в первые месяцы этого года, на наш взгляд, больше связан не с текущим физическим спросом на нефть в стране для ее последующей переработки, а именно с тем, что Китай, воспользовавшись низкими ценами, стремится пополнить свои стратегические резервы.

Но в какой-то момент уже в среднесрочной перспективе, эта практика, независимо от страны, себя исчерпает, и тогда избыток нефти начнет появляться на рынке. Если он и не обрушит цены, то, по крайней мере, не даст им расти.

Одним из главных факторов роста цен на нефть в первые месяцы 2015 года считалось интенсивное сокращение количества действующих скважин в США, в первую очередь – на месторождениях сланцевой нефти, что, как ожидали многие на рынке, должно было привести в итоге к общему сокращению объемов добычи сырья в стране. Но – не привело.

Если в конце прошлого и в начале нынешнего года на фоне падающих цен на нефть в США могли закрываться вплоть до 100 и более действующих скважин в течение одной недели, то к весне эти темпы резко замедлились. И теперь закрывается за неделю либо всего несколько скважин, либо чуть более десятка.

Тогда избыток нефти начнет появляться на рынке. Если он и не обрушит цены, то, по крайней мере, не даст им расти.

При этом общее производство нефти в США, после непрерывного роста в последние годы, достигло уровней, не виданных здесь уже несколько десятилетий. И если на лето Министерство энергетики США прогнозирует небольшое замедление нынешних темпов роста добычи нефти в стране, то с сентября оно ожидает нового их ускорения…

Евгений Вайнберг:

- Этот фактор, неожиданно не только для аналитиков, но и для стран ОПЕК, в долгосрочной перспективе, на мой взгляд, может стать даже решающим из тех, которые определяют мировые цены на нефть. Ведь это удивительно – несмотря на кратное падение цен, производство нефти в США не только не снизилось, но даже резко выросло с начала года. И лишь в последние недели оно как-то стабилизировалось, да и то - на очень высоких уровнях. Таких даже в 70-ые годы здесь не видели. И если не возникнет сильного сопротивления, например, из-за неких политических или экологических факторов, то производство нефти в США, при условии, что нынешние цены заметно не упадут, будет только увеличиваться. И это может стать в итоге едва ли не решающим фактором ценообразования на мировом нефтяном рынке.

И мы, например, ожидаем, скорее, стабилизации или даже падения цен на нефть уже летом.

… тем более, если в США будет отменен действующий с 70-ых годов прошлого века запрет на экспорт сырой нефти из страны?

Большинство прогнозов сходится сегодня в том, что в ближайшие месяцы в мире будут расти как производство нефти, так и общий спрос на нее. Но главный вопрос – в темпах того и другого роста. Будут ли в итоге сокращаться объемы нынешнего перепроизводства нефти, которые пока продолжают лишь расширяться?

Евгений Вайнберг:

- Чтобы оценивать ожидания рынка, недостаточно проводить некие исследования или опросы. Необходимо видеть, например, а что, собственно, текущая цена включает? И, скажем, цены в районе 65 долларов за баррель Brent явно не предполагают нового расширения предложения нефти в мире. Скорее, наоборот, - ожидания того, что во второй половине года объемы перепроизводства будут сокращаться, а общемировой спрос на нефть при этом – расти. Иначе Brent стоила бы сейчас намного меньше – возможно, даже менее 50 долларов за баррель.

Ведь это удивительно – несмотря на кратное падение цен, производство нефти в США не только не снизилось, но даже резко выросло с начала года.

На мой взгляд, рынок оценивает пока свои ближайшие перспективы чересчур оптимистично. С учетом динамики добычи в США, возможного возвращения ливийской нефти или отмены санкций против Ирана, можно предположить, что производство вырастет во втором полугодии куда больше, чем сегодня ожидает рынок, тогда как рост спроса на нефть окажется значительно более умеренным.

Другими словами, предложение нефти в мире будет по-прежнему значительно превышать реальный спрос на нее

Евгений Вайнберг:

- Мы видим, что, несмотря на позитивную ценовую динамику последних месяцев, прогнозируемые тренды направлены сейчас, скорее, вниз, чем вверх. Конечно, если объемы перепроизводства нефти действительно будут сокращаться, то цена может к концу года и превысить 70 долларов за баррель.

Но, на мой взгляд, вероятность этого не слишком велика. Зато высоки, например, даже шансы того, что на рынке до конца года появится и иранская нефть. А при подобном развитии событий весьма вероятно, что цена Brent вновь вернется к уровням около 50 долларов за баррель. По крайней мере, риски очередного спада цен велики.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG