Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

2015: в капле нефти


Общее количество буровых установок на нефтегазовых месторождениях мира в течение декабря сократилось на 3%.

Общее количество буровых установок на нефтегазовых месторождениях мира в течение декабря сократилось на 3%.

Шансы нового взлета цен пока призрачны

Так стремительно мировые цены на нефть не падали уже шесть лет. Еще в конце июня один баррель европейской нефти эталонного сорта Brent, к рыночной стоимости которого привязаны и экспортные цены российской нефти Urals, стоил почти 115 долларов. Всего шесть с половиной месяцев спустя, 7 января, цена Brent опустилась ниже психологически значимого уровня 50 долларов за баррель. В последний раз нефть была такой же дешевой в марте 2009 года. Правда, тогда она еще успела подорожать: в середине декабря 2008 года, на пике мирового финансового кризиса, баррель нефти Brent стоил 34 доллара. Однако уже к концу 2009 года цена нефти удвоилась – до 75 долларов за баррель - и продолжала расти. За минувшие с тех пор пять лет резко изменился сам баланс спроса и предложения на мировом рынке нефти, что в итоге и отразилось на ценах, отмечают американские и европейские эксперты, к которым мы обратились.

Значительную часть 2009-2010 годов мировые цены на нефть пребывали на уровнях, в целом близких к нынешним, но с явной тенденцией к росту. С одной стороны, крупнейшие экономики мира пребывали в рецессии; с другой – общемировой спрос на нефть прирастал главным образом за счет еще продолжавшегося бурного роста экономики Китая, второго в мире ее потребителя.

Мы вступаем сейчас в нефтяную эпоху, которая будет весьма похожа на времена с 1900 по 1950 год.

С тех пор темпы экономического роста Китая сократились в полтора раза, что отразилось и на темпах расширения спроса на нефть в стране. Тогда как общее предложение нефти в мире, наоборот, резко выросло – главным образом, за счет Северной Америки.

Такое сочетание факторов и следует, видимо, считать предпосылкой нынешнего падения цен на нефть, коль скоро ее предложение оказалось значительно больше реального спроса?

Томас Клоза, ведущий эксперт базирующегося в Вашингтоне специализированного аналитического центра Oil Price Information Service:

- На мой взгляд, главным фактором стал все же рост объемов добычи в Северной Америке. Самое интересное, что она быстро нарастала целых три, а то и четыре года подряд, но до участников рынка это почему-то “дошло” только летом прошлого года!.. Да и то, дошло лишь тогда, когда Международное энергетического агентство представило свой прогноз о грядущем сокращении спроса на нефть в связи с существенным замедлением темпов роста экономики Китая, как и многих других стран.

Опыт подсказывает, что Саудовская Аравия, если что-то и предпринимает, то - с весьма долгосрочным прицелом. Сегодня они смотрят на 3-4 года вперед.

Гернот Клеппер, профессор, научный сотрудник Института мировой экономики, город Киль, Германия:

- Я не думаю, что наиболее важными факторами стали увеличение предложения нефти в мире на фоне общего замедление роста мировой экономики. Более существенным, на мой взгляд, стало то, что Соединенные Штаты - крупнейший в мире потребитель нефти, стали добывать ее гораздо больше и, соответственно, гораздо меньше импортировать. Более того, уже вскоре они и сами могут начать продавать ее другим странам.

Немалую роль играют и разногласия между странами ОПЕК по поводу регулирования объемов добываемой ими нефти. Им так и не удалось выработать некую общую позицию. А темпы общемирового спроса на нефть, безусловно, упали – коль скоро крупнейший потребитель – США - могут уже вскоре стать и крупнейшим ее производителем.

- Цена нефти определяется, в первую очередь, соотношением спроса и предложения сырья. Но также - притоком капиталов инвесторов на те финансовые рынки, которые привязаны к энергоносителям, и где эти цены, собственно, и формируются. С вашей точки зрения, как можно представить "баланс" влияния этих двух факторов на динамику цен на нефть в сложившейся ситуации?

Десмонд Лахман, научный сотрудник исследовательского American Enterprise Institute, Вашингтон:

- Динамика спроса и предложения играет куда более важную роль в формировании мировых цен на нефть, чем приток или отток спекулятивного капитала в энергетический сектор финансовых рынков. Эти финансовые потоки могут усиливать текущий тренд на нефтяном рынке, каким бы он ни был, но они его не формируют! Поэтому и силы, которые движут эти потоки, на мой взгляд, никак нельзя назвать иррациональными - напротив, они прекрасно укладываются в текущую логику рынка.

Если же говорить о нынешнем тренде, то он формируется в условиях заметного ослабления спроса на нефть и, наоборот, роста ее предложения, которое резко выросло - главным образом, из-за “сланцевой” революции в Соединенных Штатах.

По прогнозам МЭА, количество автомобилей в мире в течение ближайших 30 лет более чем удвоится – с нынешних 900 млн до 2 млрд.

Гернот Клеппер:

- Я не думаю, что финансовые рынки оказывают значительное влияние на формирование цен энергоносителей. Да, они могут, конечно, вызвать краткосрочные, и немалые, их колебания. Однако нынешнее развитие событий на нефтяном рынке однозначно связано с изменившимся на нем балансом спроса и предложения, в котором отразились, в частности, не только явный избыток нефти, но и разные позиции стран ОПЕК, фактически утративших контроль над объемами собственной добычи.

- Можно ли говорить о том, что, если в последние три года мировой рынок нефти оставался "рынком продавца", то теперь он становится "рынком покупателя"? Другими словами, если еще недавно цены на этом рынке больше диктовались растущим спросом на нефть, то теперь, наоборот, - ее избыточным предложением?

Томас Клоза:

- На мой взгляд, в начале 2015 года мы действительно увидим “рынок покупателя”. Как мне представляется, нефть будет в целом оставаться дешевой вплоть до следующего совещания стран ОПЕК. Хотя не будем забывать, что зимой спрос на энергоносители традиционно повышается, так что в какой-то момент цены могут и пойти вверх.

Но все же очень многое будет связано именно с тем, какие решения будут приняты на очередном совещании ОПЕК. Запланированное пока на июнь, оно, я полагаю, может состояться и гораздо раньше.

Гернот Клеппер:

- Безусловно, я соглашусь с такой постановкой вопроса. Еще недавно, всего несколько лет назад, создавалось впечатление, что предложение нефти в мире не успевает за ростом спроса на нее - в первую очередь, в таких странах как Китай или США. Что, в свою очередь, искусственно завышало цены. Теперь же один из крупнейших в мире потребителей фактически отпал. Зато такие страны как Венесуэла или Иран прилагают все усилия, чтобы экспортировать нефти как можно больше.

В стратегию ОПЕК на данный момент никоим образом не входят планы сокращения собственной добычи.

Десмонд Лахман:

- Предложение нефти в мире очень сильно выросло вследствие именно высоких цен, которые держались в течение нескольких лет подряд. Они-то и породили настоящий бум инвестиций, приток больших капиталов как в разведку новых месторождений, так и в расширение существующей добычи.

В то же время совершенно очевидно, что мировая экономика “пробуксовывает”. Причем - не только, скажем, Япония или Европейский союз, оказавшиеся на пороге очередной рецессии, но также Китай или другие развивающиеся страны, темпы экономического роста которых существенно замедлились. Все это сильно сбивает общемировой спрос на нефть. Его сдерживает также и массовое внедрение энергосберегающих технологий.

В результате мировой рынок нефти, на котором еще совсем недавно господствовали продавцы, диктовавшие высокие цены, действительно становится теперь “рынком покупателя”. Разлад в ОПЕК и нежелание Саудовской Аравии сокращать добычу, жертвуя своей долей на рынке, также внесли весомый вклад в эту трансформацию.

Еще одно обстоятельство – уменьшение геополитических рисков. Если раньше страны - покупатели нефти спешили пополнить стратегические запасы из-за опасений очередных перебоев в поставках, скажем, из Ливии или Ирака, то теперь надобность в таких закупках отпала, а значит - еще больше замедлился и текущий спрос. Эти страны сегодня поддерживают свою добычу.

- На фоне низких цен на нефть можно ожидать закрытия или, как минимум, приостановки многих крупных новых проектов ее добычи – весьма затратных, а потому требующих высоких цен на нефть. Речь идет не только, скажем, о новых месторождениях на океаническом шельфе или где-то в Арктике, но и, например, о месторождениях нефтяных песков в Канаде. От того, сколько таких проектов может пострадать, во многом зависит объем предложения нефти на мировом рынке уже через несколько лет, а значит - и будущая динамика цен на нее…

Разведанные запасы нефти в мире огромны, и компании прекрасно знают, что всегда смогут прибыльно ее продать, если им удастся сократить свои издержки.

Томас Клоза:

- Да, я думаю, что активность добывающих компаний на труднодоступных месторождениях действительно снизится. Речь идет не только о проектах, скажем, в Сибири или Арктике, но и о глубоководных месторождениях на шельфе Бразилии или Западной Африки.

Что касается нефтяных песков в Канаде, то уже есть случаи, когда добыча там остается рентабельной, даже если цены на нефть падают до 30-ти долларов за баррель. Но проблема в том, что в западных регионах этой страны мало нефтехранилищ. То есть добытую на здешних месторождениях нефть необходимо сразу куда-то отправлять. В основном она идет в Соединенные Штаты, и лишь небольшая часть – в другие страны мира.

Но в целом добывающие компании смогли добиться рентабельности своего бизнеса в Канаде даже при низких ценах на нефть за счет многочисленных технологических инноваций. И я предполагаю, что объемы добычи в Канаде уже к концу десятилетия достигнут примерно 5-ти миллионов баррелей в день.

то есть вырастут на 25% к текущим уровням. Кстати, 5 млн баррелей в день – это практически половина текущей добычи нефти в России. В 2014 году ее объемы составили в среднем 10,6 млн баррелей в день.

Министерство торговли США может снять запрет на экспорт частично, разрешив вывоз из страны так называемой "легкой" нефти, то есть конденсата.

Аналитики французской инвестиционно-финансовой компании Kepler Cheuvreux, оценки которых приводило в ноябре агентство Bloomberg, подсчитали, что в 2013 году почти 20% всех мировых инвестиций в нефтяную отрасль пришлось именно на долю проектов сланцевой нефти в США. При этом доля таких проектов в общем объеме мировой нефтедобычи оказалась в пять раз меньшей и составила лишь 4%.

Одна из главных проблем нефтяной отрасли мира в периоды низких цен - спад инвестиций не только в новые, перспективные проекты добычи, но и в месторождения, давно освоенные - для поддержания на них тех или иных объемов добычи. Хотя в наибольшей степени сокращение инвестиций затронет, видимо, именно новые проекты…

Десмонд Лахман:

- Да, именно это мы сегодня и видим: компании сокращают свои новые инвестиции ввиду падения цен. Ведь для того, чтобы добыча на многих новых месторождениях была рентабельной, нефть должна стоить примерно 75-80 долларов за баррель. Но пока нет никакой уверенности, что в ближайшем будущем цены будут пребывать на подобных уровнях сколько-нибудь длительное время.

Впрочем, даже закрытие некоторых скважин пока не оборачивается для инвесторов крупными убытками - скважины эти в массе своей - небольшие, поэтому их запуск и не был особенно затратным.

Но в принципе так и должен работать рыночный механизм, уравновешивающий спрос и предложение: объемы добычи сокращаются, и предложение падает, но, когда спрос на нефть снова вырастет, рынок сам придет в состояние равновесия.

ОПЕК, конечно, попытается вытеснить их с рынка. И в данном случае низкие цены - лишь на руку картелю.

- Если иметь в виду добычу сланцевой нефти в Северной Америке, то сегодня оценки многих экспертов сходятся примерно в следующем: те проекты, которые уже запущены и работают, останутся рентабельными и при ценах на нефть в 50-70 долларов за баррель. Но при этом очень многим из тех компаний, которые только-только входят в этот бизнес, не исключено, придется его покинуть.

В этом контексте - сколько реально, по вашим представлениям, существенное замедление нынешних темпов роста, а возможно - и сокращение общих объемов добычи сланцевой нефти в Северной Америке, если период низких мировых цен на нефть затянется?

Томас Клоза:

- Я думаю, что, если страны ОПЕК не сократят объемы добычи в первой половине 2015 года, целый ряд американских компаний ожидают немалые трудности. Больше всего пострадают те, у которых по-прежнему высоки затраты. Количество добывающих установок в стране уже сократилось. Тем не менее, многие компании и сегодня процветают, так как сумели внедрить новейшие технологии добычи. Скажем, в одном из районов штата Северная Дакота добывающие компании остаются вполне рентабельными даже при ценах на нефть ниже 30 долларов за баррель.

- Аналитики норвежской аналитической и консалтинговой компании Rystad Energy полагают, что в целом индустрия сланцевой нефти в США остается рентабельной, даже при ценах на нефть сорта Brent в 60 долларов за баррель. А для того, чтобы текущие объемы ее добычи сократились, скажем, на 500 тысяч баррелей в день, то есть на 10% к нынешним, цена Brent должна оставаться на уровне около 50 долларов за баррель в течение 12 месяцев подряд, предполагают в Rystad Energy.

Николас Лорис, аналитик по энергетике исследовательского центра Heritage Foundation, США:

- В Северной Америке добыча нефти, видимо, по-прежнему будет нарастать. Министерство энергетики США прогнозирует, например, что она будет увеличиваться даже при текущих ценах на нефть. Не на всех месторождениях, конечно, но - на большинстве из них. Полагаю, что за пределами Северной Америки какие-то добывающие компании могут сократить производство нефти, но - не настолько, чтобы вернуть цены на прежние уровни.

Сланцевая добыча быстро нарастала целых три, а то и четыре года подряд, но до участников рынка это почему-то “дошло” только летом прошлого года!..

Отметим и то, что временная остановка части скважин окажется даже полезной в том смысле, что создаст резервы на случаи неожиданных перебоев в нефтедобыче в разных концах мира. Или же - если реализуется сценарий (маловероятный, на мой взгляд), что страны ОПЕК все же решат резко сократить объемы собственной добычи. Законсервированные резервные мощности послужат здесь своего рода подушкой безопасности.

Однако технологический прогресс ведет к постоянному удешевлению процессов добычи нефти, что теперь помогает уже многим компаниям оставаться на плаву, даже невзирая на низкие цены. Ведь пока они были высокими, компании вкладывали огромные деньги именно в разработку новейших, менее затратных способов добычи. Разведанные запасы нефти в мире огромны, и компании прекрасно знают, что всегда смогут прибыльно ее продать, если им удастся сократить свои производственные издержки. И мы видим, как компании раз за разом доказывают, что вполне способны на это. Поэтому, как мне представляется, следует ожидать удешевления нефтедобычи не только в США, но и во всем мире.

- На ваш взгляд, сколь велики шансы того, что действующий уже 40 лет в США запрет на экспорт из страны сырой нефти может быть в обозримом будущем отменен, причем - разом? Или вероятность подобного развития событий близка к нулю, и, скорее, этот экспорт будет открываться лишь постепенно - благодаря особенностям самого законодательного запрета, как это, по сути, уже происходит сегодня?

Николас Лорис:

- В США идут жаркие споры, отменять ли запрет на экспорт нефти из страны? Недавно один из членов Палаты представителей Конгресса от штата Техас внес предложение разом отменить этот запрет. Посмотрим, что из этого выйдет… Сложившаяся ситуация этому в принципе благоприятствует, ведь из-за низких цен многие американские добывающие компании оказываются перед жестким выбором: либо экспортировать свою нефть, либо - закрываться.

Важнее то, что США - крупнейший в мире потребитель нефти - стали добывать ее намного больше и, соответственно, гораздо меньше импортировать.

Министерство торговли США, как мне думается, может снять запрет частично, разрешив вывоз из страны так называемой "легкой" нефти, то есть конденсата, которым большинство американских НПЗ не занимаются. И первые шаги в этом направлении уже делаются. Хотя такое решение, безусловно, - всего лишь паллиатив по сравнению с принципиальным решением отменить запрет в полном объеме.

- Текущее предложение нефти в мире – примерно 94 млн баррелей в день – почти на 2% превышает среднегодовой уровень общемирового спроса на нее. И пока подобный разрыв сохраняется, возобновления сколько-нибудь устойчивого роста цен ожидать трудно.

Выходит, он может проявиться либо не ранее, чем мировая экономика начнет восстанавливаться более или менее стабильно, либо в случае неких геополитических кризисов, затрагивающих те или иные нефтедобывающие страны? Либо еще один вариант - ОПЕК все же решится уже в 2015 году сократить собственную добычу - в интересах многих своих же участников…

Гернот Клеппер:

- В стратегию ОПЕК на данный момент никоим образом не входят планы сокращения собственной добычи. И это положение, думаю, сохранится в 2015 году. Задача ОПЕК на данном этапе - во что бы то ни стало сохранить за собой доминирование на нефтяном рынке. Страны ОПЕК опасаются сильной конкуренции со стороны других производителей, особенно - разрабатывающих нетрадиционные месторождения.

Эти финансовые потоки могут усиливать текущий тренд на нефтяном рынке, каким бы он ни был, но они его не формируют!

ОПЕК, конечно, попытается вытеснить их с рынка. И в данном случае низкие цены - лишь на руку картелю. Увы, в подобной ситуации всегда кто-то - выигрывает, а кто-то - теряет. В выигрыше остаются, безусловно, страны - импортеры нефти. Резкое падение цен на нее придаст значительный импульс их экономикам. Ну, а в проигрыше окажутся те страны, чья экономика чрезмерно зависит от экспорта нефти. В первую очередь, я говорю о Венесуэле или России.

Томас Клоза:

- В данный момент не похоже, что Саудовская Аравии и ее ближайшие союзники готовы сокращать объемы добычи. Видимо, в течение всего 2015 года между странами ОПЕК будут сохраняться очень серьезные разногласия.

Тем не менее, опыт подсказывает, что Саудовская Аравия, если что-то и предпринимает, то - с весьма долгосрочным прицелом. Сегодня они смотрят на 3-4 года вперед, и я не удивлюсь, если и в обозримом будущем эта страна будет добывать примерно столько же нефти, сколько она добывает сейчас.

Нынешнее развитие событий на нефтяном рынке однозначно связано с изменившимся на нем балансом спроса и предложения, в котором отразились не только явный избыток нефти, но и разногласия стран ОПЕК.

- В целом - резкое, даже драматичное падение цен на нефть приводит к сколько-нибудь заметному сокращению объемов мировой нефтедобычи лишь через какое-то время. Вспомним вновь, как во второй половине 2008 года цены на нефть рухнули более чем в 4 раза всего за пять месяцев - с пика в 147 долларов за баррель в начале июля до “дна” в 34 доллара в середине декабря. Но даже на фоне столь крутого падения цен объемы мировой нефтедобычи начали сокращаться лишь в ноябре, отмечала американская Baker Hughes, одна из крупнейших нефтесервисных компаний мира.

Нынешнее падение цен на нефть – и вдвое пока меньшее и более плавное, чем оно было осенью 2008 года…

Николас Лорис:

- Важнейшим из факторов, влияющих на текущую динамику нефтяных цен, в нынешней ситуации является, на мой взгляд, возрождение роста мировой экономики. В том числе - новое расширение спроса на энергоносители в таких крупных развивающихся странах как Китай и Индия.

Что касается ОПЕК, то мне эта организация представляется теперь сильно ослабевшей. Не думаю уже, что она способна заметно сократить собственную добычу и самостоятельно вернуть высокие цены на нефть. Кроме того, сам этот картель устроен так, что у его участников есть все стимулы к тому, чтобы выходить за рамки согласованных ими же квот на добычу нефти.

Нефть будет в целом оставаться дешевой вплоть до следующего совещания стран ОПЕК.

Геополитические риски - связанные или с Ближним Востоком или даже с Россией, - серьезный фактор, и его в ни в коем случае нельзя игнорировать. Но что внушает мне некоторый оптимизм, так это наличие всё же немалого количества резервных скважин в мировой нефтяной индустрии. В случае крупного геополитического кризиса их будет легко расконсервировать. И избежать таким образом резких скачков цен, подобных тем, которые мы наблюдали в прошлом.

- В самом начале разговора мы вспоминали о том, что еще 3-4 года назад едва ли не главным из факторов, определявших динамику мирового спроса, а значит - и мировых цен на нефть, считался Китай. Теперь темпы роста его экономики заметно снизились, как и значимость этого фактора для мирового рынка нефти.

Можно ли, на ваш взгляд, условно говорить о том, что еще недавнее "место" фактора Китая - по значимости для мирового рынка нефти - теперь занимает фактор стремительно нарастающей сланцевой добычи в США? Или он до уровня недавней значимости китайского пока не дотягивает?

Марк Миллс, специализирующийся на вопросах энергетики научный сотрудник исследовательского Манхэттенского института политических исследований, Нью-Йорк:

- Это - закономерный вопрос, если мы говорим о факторах, которые в среднесрочной перспективе будут определять спрос и предложение на нефтяном рынке. А следовательно - и цены на нем.

Предположим, гипотетически, что Китаю нужно будет дополнительно 5 млн баррелей нефти в день. Если к тому времени Северная Америка сможет поставить на мировой рынок эти самые пять миллионов, причем сделать это синхронно с ростом спроса в Китае, то мировые цены не изменятся. Это - элементарно.

Мировой рынок нефти, на котором еще совсем недавно господствовали продавцы, диктовавшие высокие цены, действительно становится теперь “рынком покупателя”.

В случае же нестыковки по времени роста спроса и предложения цена нефти может как снизиться до 30 долларов за баррель, так и взлететь до 200 долларов. И это - вполне реальный разброс!

Но я бы хотел добавить еще вот что. Не знаю, в каких именно регионах планеты будут в недалеком будущем открыты новые крупные месторождения сланцевой нефти, но я уверен, что где-то это обязательно произойдет.

Что же касается именно спроса на нефть в мире, то вместо Китая основным его двигателем могут стать в ближайшие десятилетия Индия и страны АСЕАН. Да и в целом, как мне представляется, мы вступаем сейчас в эпоху, которая будет весьма похожа на времена с 1900 по 1950 год, то есть период, для которого был характерен стремительный рост как спроса на нефть, так и ее предложения в мире - одновременно. Разве что количественные показатели на этом витке спирали развития будут куда более мощными...

Томас Клоза:

- Это во многом будет зависеть именно от динамики цен. Если в ближайшем будущем цена нефти устойчиво не упадет еще на 10–15 долларов, то уже в 2016 году сланцевая добыча в одних только США может удвоиться и достичь примерно 10 млн баррелей в день. Плюс - Канада, добыча в которой к 2020 году может вырасти до 5 млн баррелей. Мировой же спрос на нефть будет расти, независимо от темпов экономического роста Китая. Хотя, конечно, Китай может значительно его ускорить.

Добывающие компании смогли добиться рентабельности своего бизнеса даже при низких ценах на нефть за счет многочисленных технологических инноваций.

По прогнозам Международного энергетического агентства, общее количество автомобилей в мире в течение ближайших 30 лет более чем удвоится – с нынешних 900 миллионов до двух миллиардов! И в обеспечении топливом этого гигантского мирового автопарка важную роль будет играть Северная Америка. При условии, вновь подчеркну, что текущие цены на нефть не снизятся еще на 10–15 долларов. И не просто на короткое время, а надолго.

В ближайшей же перспективе сланцевая революция в Северной Америке будет продолжаться независимо от того, упадут, скажем, цены до уровней в районе 50 долларов или, наоборот, повысятся до 95 долларов. Вопрос - лишь в темпах развития этой революции: вырастет, скажем, американская сланцевая добыча в 2015 году на один миллион баррелей в день или – только на 700 тысяч баррелей?

Ну, а в более общем плане будущее Соединенных Штатов как мирового лидера в энергетике напрямую зависит от того, отменит ли Вашингтон запрет на экспорт нефти? Я, честно говоря, очень сомневаюсь, что это произойдет в ближайшие год–два… Или же США будут и далее заниматься, в основном, лишь реэкспортом канадской нефти, в отношении которого никаких законодательных проблем не существует?..

В данный момент не похоже, что Саудовская Аравии и ее ближайшие союзники готовы сокращать объемы добычи.

Падение цен на нефть может заметно ускорить общие темпы роста мировой экономики. По расчетам двух ведущих экономистов Международного валютного фонда, представленным в конце декабря, этот дополнительный прирост может составить 0,3-0,8%. Сходные оценки приводили еще в начале декабря эксперты международного рейтингового агентства Fitch – 0,3% дополнительно в 2015 году. А в швейцарском банке UBS аналитики полагают, что падение цен на нефть на каждые 10 долларов за баррель приводит к ускорению роста экономики мира на 0,2%.

В последнем ежемесячном обзоре мирового нефтяного рынка (опубликован в середине декабря) эксперты Международного энергетического агентства представляют следующие оценки. Общемировой спрос на нефть в 2014 году составил в среднем 92,4 млн баррелей в день – это на 0,7% больше, чем в 2013 году. При этом общее предложение нефти в мире в ноябре составило 94,1 млн баррелей в день или на 2,3% больше, чем годом ранее.

На 2015 год агентство предполагает прирост общемирового спроса на нефть на 1%. Но кто в нынешней ситуации возьмется прогнозировать, каким окажется в наступившем году предложение нефти в мире?..

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG