Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Для пьедестала мало двух полов


История бегуньи Кастер Семенья стала одним из поводов для введения новых правил гендерных тестов

История бегуньи Кастер Семенья стала одним из поводов для введения новых правил гендерных тестов

Почему требование спорта высоких достижений разделять атлетов на мужчин и женщин может быть несправедливым

По нынешним правилам МОК и ИААФ (Международной федерации легкой атлетики), которые были введены в 2011 году, высокий уровень тестостерона (Т) у спортсменок автоматически перечеркивает их надежды на участие в самых престижных соревнованиях вроде чемпионатов мира или Олимпийских игр. Высокие показатели тестостерона, стероидного гормона из группы андрогенов, в крови спортсменки дают основания для подозрений в применении допинга. Однако есть и такие женщины-спортсменки, у которых в силу гормональных нарушений уровень Т высок от природы. Эти уникальные женщины-атлеты не принимают допинг, но нынешние правила вынуждают их отказываться от профессиональной спортивной карьеры.

"Современный элитный спорт – это арена генетического неравенства", – считает профессор Эрик Вилэн, ученый-генетик, директор центра Gender Based Biology из университета UCLA. Вилэн является консультантом МОК по гендерным вопросам, он принимал участие в разработке новых правил – норм тестостерона для спортсменок-легкоатлеток, но не считает, что они стали решением проблемы.

Тестостерон как биомаркер пола

Использование уровня тестостерона в качестве способа формального определения пола спортсмена уже не раз приводило к скандалам.

Так, в 2014 году у 18-летней на тот момент Дьюти Чанд, бегуньи-спринтера из Индии, был выявлен превышающий установленные ИААФ нормы уровень тестостерона (анализ, показывающий более 10 нмоль на литр крови – гиперандрогения), в результате чего спортсменка была отстранена от соревнований под эгидой ИААФ. Дьюти Чанд при этом однозначно идентифицировала себя как женщину и никак не могла понять, почему ей запретили выступать, ведь ничего против правил она не сделала. Теперь индийская спортсменка пытается отстоять свои права в спортивном суде высшей инстанции в Лозанне, но решение пока не вынесено: разрешено ли будет Дьюти Чанд участвовать в соревнованиях ИААФ в дальнейшем – вопрос открытый.

Семеня в 2009 году

Семеня в 2009 году

Во многом на решение о принятии новых правил гормонального тестирования повлияла история южноафриканской бегуньи Кастер Семеня, неоднократной чемпионки мира на дистанции 800 метров. Ее удивительные результаты (соперницы очень сильно отставали от победительницы) стали поводом для сомнений в гендерной принадлежности Семеня. По данным газеты Sydney Morning Herald, расследование показало, что Семеня родилась гермафродитом, без матки и яичников, но с женскими первичными половыми признаками, из-за чего уровень тестостерона у южноафриканской спортсменки в три раза выше, чем у обычной женщины. Соответственно, мышечная система Семеня более напоминала мужскую, хотя спортсменка снималась для прессы в женских платьях, макияже, с маникюром, стараясь подчеркнуть, что является женщиной. Спорт был для южноафриканской бегуньи основным средством к существованию, и Семеня в итоге решилась на сложную операцию (гонадэктомию) и последующую гормональную терапию эстрогеном.

Сегодня эти тяжелые медицинские процедуры – единственный способ остаться в спорте для тех, кто не вполне соответствует бинарной оппозиции полов. Эти случаи не так уж редки, ведь часто именно такие атлеты демонстрируют особенно выдающиеся показатели, оказываются рано замеченными тренерами и попадают в большой спорт. Как отмечает Эрик Вилэн, только за последние три года четыре легкоатлетки-гермафродита были вынуждены удалить яички хирургическим путем, чтобы снизить уровень тестостерона. Генетик отмечает, что никаких медицинских показаний к этому не было – люди идут на тяжелые операции только потому, что им приходится считаться с правилами спортивных организаций.

Начиная с 2011 года, когда были введены новые правила МОК/ИААФ, тестостерон стал биомаркером, де-факто определяющим пол спортсменки. К примеру, Дьюти Чанд считает себя женщиной, но тестирование на тестостерон, которое проводится как допуск к соревнованиям, показывает, что индийская бегунья не может принимать участие в соревнованиях вместе с женщинами. Почему правила спортивных организаций стоят выше самоощущения атлетки? На это обращает внимание профессор Катрина Карказис из центра биомедицинской этики университета в Стэнфорде. По ее мнению, секс-контроль в элитном спорте условен. Какого-то одного физиологического или биологического признака, по которому можно однозначно назвать спортсмена женщиной или мужчиной, просто не существует.

​Катрина Карказис и ее коллега Ребекка Джордан-Янг, глава гендерных исследований колледжа Барнард в Нью-Йорке, в статье Debating a testosterone "sex gap", опубликованной в журнале Science, критикуют решение МОК/ИААФ использовать тест на уровень тестостерона для определения гендера. Авторы материала считают, что связь повышенного уровня тестостерона и хороших атлетических результатов до сих пор нельзя считать научно доказанной, хотя новые правила уже вовсю применяются и повлияли не только на спортивную карьеру, но и на судьбы многих людей.

Помимо прочего, граница 10 нмоль на литр крови весьма условна. Эрик Вилэн поясняет, что нормальный уровень тестостерона у взрослой женщины 0,7-2,8 нмоль на литр, у взрослого мужчины – 6,9-34,7 нмоль на литр, то есть примерно в 10 раз больше. Но неверно считать, что она четко разделяет группы людей, генетически однозначно являющихся мужчинами и женщинами. На самом деле, верхняя граница уровня тестостерона первых накладывается на нижнюю границу уровня этого гормона у вторых. Исследование, проведенное ВАДА (Всемирным антидопинговым агентством) на выборке из 446 мужчин и 234 женщин, участников 15 олимпийских соревнований по различным видам спорта, показало, что у 13,7% спортсменок тестостерон выше, чем у обычных женщин, причем у 4,7% Т оказался на мужском уровне. В то же время у 16,5% спортсменов-мужчин Т был ниже, чем у нормальных, не занимающихся спортом мужчин, а у 1,8% спортсменов Т был на женском уровне.

История вопроса

Хромосомы – основные структурные элементы клеточного ядра, носители генов. Нормальный хромосомный набор у человека – это 22 пары аутосом и одна пара половых хромосом. В женских клетках присутствует ХХ набор хромосом, причем одна из Х-хромосом неактивна: она обнаруживается под микроскопом в виде полового хроматина (особые хроматиновые тельца клеточных ядер у женщин). Половой хроматин присутствует во всех тканях, однако общепризнанный тест для определения пола – соскоб со слизистой языка. В норме у женщин обнаруживается 30-40 процентов клеточных ядер, и вообще не выявляется у мужчин. У женщин случаются аномалии, и бывает, что половой хроматин не выявляется. С другой стороны, бывает, что и у мужчин в редких случаях присутствует половой хроматин.

В 50-годы не было четких правил, касающихся секс-контроля, однако, как рассказала корреспонденту Радио Свобода Елена Рерих, мастер спорта международного класса, выступавшая в 50–60-х годах, время от времени кто-то из спортсменок мог обратить внимание организаторов на необычное поведение соперницы, например, на то, что спортсменка никогда не переодевается в общей раздевалке и не использует общую душевую. В таких случаях организаторы соревнований могли провести гинекологический осмотр, который выявлял гермафродитов. Подобные скандалы происходили спорадически.

В 60-е годы австрийский профессор Людвиг Прокоп одним из первых поставил вопрос о том, что многие спортсменки на международной арене выигрывали и получали призовые, хотя на самом деле женщинами не были: в их хромосомном наборе присутствовали мужские хромосомы. Во многом именно с подачи Прокопа МОК ввел официальный секс-контроль. Доктор медицинских наук, профессор Николай Дурманов, один из бывших руководителей антидопинговой службы ОКР, рассказывает, что генетическое тестирование спортсменок на половую принадлежность в общем началось в 1968–69 годах: если выявлялись ХХ-хромосомы, то пол атлетки определялся женским и, соответственно, такая спортсменка могла участвовать в международных соревнованиях. Если же набор хромосом был XY, то на генетическом уровне спортсменка признавалась мужчиной и от женских соревнований отстранялась. При этом атлетка могла идентифицировать себя как женщина и быть замужем за мужчиной.

Таинственная история произошла со знаменитыми чемпионками – сестрами Тамарой и Ириной Пресс. Ирина выиграла золото на Олимпиаде в Риме (1960 год) в беге с барьерами, а Тамара там же стала чемпионкой по толканию ядра. На Олимпийских играх в Токио в 1964 году Ирина победила в пятиборье, а Тамара отличилась в метании диска. Они считались претендентами на "золото" и на играх 1968 года, но годом ранее выяснилось, что МОК будет проводить на Играх генетический тест, и сестры Пресс вдруг ушли из спорта, сославшись на травмы.

Генетический секс-контроль проводился на основе анализа соскоба слизистой с языка. Если количество глыбок полового хроматина оказывалось меньше восьми, это уже считалось подозрительным и требовало дополнительных исследований. Тогда брался анализ крови из вены, который необходимо было сохранять в течение трех дней в специальных термосах, чтобы выяснить, определяется ли там Y-хромосома. Если спортсменка успешно проходила секс-контроль, ей выдавался паспорт с фотографией и подтверждением половой принадлежности. Считалось, что такой контроль достаточно пройти раз в жизни. Впрочем, хромосомный анализ не был повсеместным, гендерный паспорт можно было получить и по результатам обычного осмотра. Отсутствие единой системы приводило к крупным скандалам.

В 1983 году испанская бегунья Мария Мартинез-Патиньо прошла секс-контроль и получила "сертификат женщины". Два года спустя Патиньо должна была участвовать в международной универсиаде в Кобе, Япония. Спортсменка забыла взять с собой гендерный документ, и организаторы соревнований предложили ей пройти тест еще раз, только теперь уже генетический. Когда стали известны предварительные результаты анализа, Патиньо рекомендовали сняться с соревнования, сославшись на травму. Через два месяца атлетке сообщили, что она является генетическим мужчиной с синдромом андрогенной нечувствительности (AIS). В ее хромосомном наборе была мужская Y-хромосома, но клетки ее организма не воспринимали мужские половые гормоны – андрогены, так что Патиньо имела женское телосложение, считала себя женщиной и не имела (ровно по причине редкого синдрома) никаких спортивных преимуществ над спортсменками.

Атлетке пришлось уйти из спорта, к счастью, позднее она нашла в себе силы справиться с ударом судьбы. Патиньо стала профессором спортивной медицины и участвовала вместе с Эриком Вилэном в разработке новых правил об уровне тестостерона у женщин-спортсменок, которые, в ее случае, позволили бы спортсменке продолжить выступления.

История Патиньо показывает, что генетический анализ – далеко не идеальный способ разделить спортсменов на "женщин" и "мужчин". Есть достаточно много промежуточных хромосомных модификаций, которые, как в случае с испанской бегуньей, не отражаются на атлетических способностях. В 1999 году по решению МОК генетическое тестирование пола на соревнованиях по легкой атлетике было приостановлено как недостаточно информативное. Тогда появилась поправка проводить секс-контроль только в "подозрительных случаях", что, конечно же, не решило проблему и вызвало новую критику. МОК нужны были новые, четкие критерии для определения формального пола спортсмена. Соломоновым решением и стало принятое в 2011 году медицинской комиссией МОК и ИААФ решение опираться на показатели тестостерона: если у женщины тестостерон выше 10 нмоль на литр крови, то она заведомо сильнее соперниц, как это было с Семеня, и такая спортсменка не должна состязаться с нормальными атлетками.

Пол – категория условная?

Эрик Вилэн считает, что с введением новых правил медицинские и этические аспекты определения пола так и не были разрешены: "МОК просто дифференцировал пол по уровню тестостерона – это некий биологический критерий". Если вдруг у какого-то бегуна тестостерон окажется на уровне женской нормы, то он теоретически может участвовать в соревнованиях вместе с женщинами. Кстати, по правилам МОК, спортсменка с высоким Т может соревноваться с мужчинами.

В то же время Эрик Вилэн считает новые правила более справедливыми по сравнению с генетическим тестированием, хотя, даже оставаясь в рамках гормонального тестирования, им есть куда совершенствоваться: "Тест на тестостерон не стандартизирован, необходимо ввести четкие правила процедуры, когда и как берется кровь для скрининга. Например, рано утром, чтобы после последней тренировки прошло не менее 12 часов. Необходимо принимать во внимание и возможность искусственного повышения тестостерона, то есть использование допинга. Эти недоработки решать МОКу и ИААФ", – говорит Вилэн.

Это так же, как если бы спортсмен невысокого роста пожаловался на того, кто родился с длинными ногами

Гуманно ли вообще загонять людей в жесткие бинарные гендерные рамки, которые подходят не всем даже физиологически? Катрина Карказис призывает спортивных чиновников обратить внимание на то, как сами спортсменки себя идентифицируют. Эрик Вилэн также согласен, что ученым стоит пересмотреть свои взгляды относительно женского тела и его характеристик. Согласно определению ВОЗ, "пол связан с биологическими и физиологическими характеристиками, которые определяют женщину", а гендерные характеристики "включают поведенческие реакции, распределение ролей в повседневной жизни, которые соответствуют мужчине и женщине в обществе". Эрик Вилэн отмечает, что в спортивных гендерных анализах есть доля дискриминации, ведь мужчин-спортсменов секс-контроль никогда не касался. “Элитный спорт в принципе далек от fair play – это арена, на которой празднуется генетическое неравенство. Кто с какими физическими и биологическими характеристиками родился, так с этим и приходит в спорт. Справедливо ли искусственно отсеивать тех, у кого тестостерон выше остальных? Это так же, как если бы спортсмен невысокого роста пожаловался на того, кто родился с длинными ногами: дескать, мне такого не догнать, уберите его с беговой дорожки", – рассуждает Вилэн.

В современном мире спорт высоких достижений становится одной из последних сфер, где есть место однозначной половой идентификации. Указывать свой пол не обязательно в официальных документах многих стран, в социальных сетях, формальная гендерная привязка постепенно уходит в прошлое, как пятая графа в советском паспорте. Рано или поздно спортивным чиновникам, в частности, МОК и ИААФ, придется придумать, как учесть культурные и социальные аспекты меняющегося мира, но сохранить справедливый баланс на состязаниях. Может быть, таким решением мог бы быть постепенный отказ от формальных определений "женщина" и "мужчина", и распределение атлетов по категориям соревнований исходя исключительно из уровня гормонов, а не из половых признаков. Ближайшее рабочее заседание МОК по вопросам гендера в спорте состоится в ноябре этого года.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG