Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Один из организаторов массовой акции в Ереване рассказывает о сути требований митингующих и своем отношении к России

Одно из бросающихся в глаза отличий акции протеста против повышения тарифов на электроэнергию в Армении от украинского Майдана – отсутствие четко выраженной группы лидеров и организаторов. Вернее, организаторы и лидеры есть, но их состав постоянно меняется, и полный список фамилий этих людей вам не сможет назвать никто. Нет здесь и политиков, выступающих с трибуны, хотя оппозиционные депутаты каждый вечер появляются на проспекте Баграмяна, чтобы своим присутствием помешать полиции снова разогнать людей. Тем не менее некоторые фамилии армянских активистов фигурируют в новостях чаще других, а их лица уже запомнились журналистам. В их числе – один из руководителей ультраправой армянской организации "Айязн", выступающей, к примеру, за вхождение Нагорного Карабаха в состав Армении, – Армен Мкртчян.

Акция протеста в Ереване

Акция протеста в Ереване

На акции #ElectricYerevan можно встретить и левых, и анархистов, и активистов ЛГБТ-движения (не афиширующих, конечно, своей ориентации – ни о каких радужных флагах здесь говорить не приходится), но Мкртчян – один из немногих молодых участников протеста, не скрывающих своих политических амбиций. В интервью Радио Свобода правый активист рассказал о своей роли в организации протестов в Ереване, о требованиях митингующих, об отношении к России и к российской военной базе в армянском Гюмри. Армен Мкртчян, как и некоторые украинские националисты, принципиально не дает интервью на русском языке, хотя неплохо его знает, поэтому разговор происходит с помощью переводчика. Мы общаемся буквально за 10 минут до того, как стало известно о готовности правительства Армении пойти на уступки митингующим. Узнав новости, Мкртчян заявил, что не считает случившееся победой демонстрантов и будет совещаться со своими соратниками по поводу дальнейшей тактики действий.

– Почему вы здесь, на проспекте Баграмяна?

– Я здесь для того, чтобы было признано недействительным решение, не соответствующее нуждам нашего народа и нашей страны.

– Удалось ли, по вашему мнению, митингующим добиться какого-то прогресса в диалоге с властями за ту неделю, что продолжается акция?

– Пока о каком-либо прогрессе в отношениях митингующих и властей говорить нельзя. Можно только зафиксировать факт усиления агрессии со стороны правоохранительных органов. Достижением можно считать сам факт сбора многотысячной толпы, десятков тысяч представителей молодого армянского общества, которые пришли сюда отстаивать свои права.

– Будет ли и дальше расти число протестующих, если решение о повышении тарифов на электроэнергию не будет отменено?

– Да, кроме того, у нас есть информация, что автобусы с людьми, делающими поучаствовать в решающей стадии нашего противостояния за правое дело, выдвигаются и из некоторых районов Армении.

– То есть вы уверены, что это противостояние близко к своему разрешению?

– По тем оценкам, которые мы можем сделать из вчерашнего выступления пресс-секретаря правящей партии, да, вероятнее всего, к понедельнику мы получим окончательный ответ и, вероятнее всего, он будет положительный.

– Согласны ли вы с тем, что этот протест начинался как исключительно экономический, могут ли экономические лозунги перерасти в политические – например, требование отставки президента, – если власти не отменят решение о повышении тарифа?

Здесь собралось поколение свободных людей, "поколение свободы", как его называют в Армении

– Прежде всего движение началось и продолжается как движение идеалистическое. Есть три фактора, которые позволяют ему продолжаться. Первый – это самофинансирование. Второй – отсутствие влияния извне, со стороны политических партий или каких-либо международных организаций. Нет ни финансового, ни политического управления этим процессом с их стороны. И третий фактор заключается в том, что здесь собралось поколение свободных людей, "поколение свободы", как его называют в Армении.

– Видите ли вы в будущем себя, как представителя этого поколения, частью политической сцены Армении?

– Да, эта акция показала, что старыми методами уже ничего не решается, нам нужны новые подходы, новые креативные лица, новые чистые лица, чистые люди.

– Можно ли всех собравшихся здесь назвать единомышленниками, или это ситуативное объединение, связанное лишь с повышением цены на электроэнергию?

– Здесь собралась выборка со всей Армении. Здесь 30 тысяч человек – 30 тысяч мнений, 30 тысяч видений. Здесь собрались люди разных политических взглядов, разных идеологических взглядов, но всех нас объединило повышение тарифов, ради отмены которого мы здесь стоим. За это мы все боремся.

– Если решение о повышении цены на электроэнергию будет отменено, будете ли вы требовать расследования финансовой ситуации, сложившейся в компании "Электрические сети Армении"? Должен ли контроль над этой компанией быть передан от России к Армении, по крайней мере, на уровне менеджмента?

– На этот счет нет четкой позиции, которая была бы сформулирована всем движением. Есть много разных мнений и сценариев развития, от необходимости национализации государством распределительных сетей до создания открытого акционерного общества по принципу "процент акций каждой армянской семье" с недопущением иностранных акционеров. Очень много разных предложений, которые должны обрабатываться и дорабатываться, чтобы действительно стать вариантами решения этой проблемы.

– В России считают Армению одним из безусловных союзников в этом регионе, в Армении тоже большинство людей считают Россию дружественной страной. Является ли этот союз самым желанным вариантом для развития Армении при тех людях, которые сейчас находятся у власти в России?

Мы должны развивать с Россией взаимовыгодные отношения, не такие, какие существуют сейчас, а отношения равных партнеров

– Да, я как гражданин Армении признаю, что мы должны развивать с Россией взаимовыгодные отношения, не такие, какие существуют сейчас, а отношения равных партнеров. В том, что сейчас они таковыми не являются, я не виню нынешнее руководство России, скорее, в этом виноваты нынешние власти республики Армения. В частности, и этот протест не направлен против России, как это часто представляется на российском телевидении. Неравность отношений России и Армении была заложена еще во времена второго нашего президента Роберта Кочаряна, когда была проведена преступная акция "имущество в счет долга", когда большинство армянских производств, предприятий и целых отраслей были отданы России. Из-за этого создалась ситуация, когда нынешние армянские власти вынуждены идти на уступки и перед европейскими представителями, и перед российскими, пытаясь оправдать свое присутствие у власти. Мы не считаем, что Армения должна быть только с Россией. Мы готовы развивать партнерские отношения и с Ираном, и с другими странами мира, которые готовы работать с Арменией по принципу равных партнерских взаимоотношений не в ущерб Армении и ее народу.

– После событий на Украине, в Донбассе, Россия стала страной, у которой осталось не так уж много настоящих союзников. Возможно ли после этих событий не просто равное, а вообще какое-либо партнерство с Россией?

Санкции, которые преследуют Россию по вине ее действий, являются логическим завершением ее агрессии против своего недавнего и одного из лучших своих союзников, Украины

– Санкции, которые преследуют Россию по вине ее действий, являются логическим завершением ее агрессии против своего недавнего и одного из лучших своих союзников, Украины, и это уже не первый раз, когда Россия это делает. Но в том, что касается Армении, основная ответственность за неравноправные отношения, повторюсь, лежит на наших властях, которые должны были отстаивать равноправное сотрудничество – не только с Россией, но и со всеми партнерами.

– Считаете ли вы необходимым нахождение в Армении российской военной базы в Гюмри?

– Прежде всего, как приверженец принципа самоуправляемой Армении, я против нахождения на территории Армении военных баз какой-либо страны. Не стоит это расценивать как антироссийское высказывание. Армянская армия достаточно боеспособна и является одной из лучших в регионе. Она не раз это доказывала, она может обеспечить защиту границ Армении. Кроме того, существование базы в Гюмри оплачивается из армянского бюджета, что также делает спорным необходимость ее размещения здесь. Недостаточно ясной остается и функциональная необходимость нахождения этой военной базы.

– Что бы вы хотели сказать людям в России, которые смотрят на вашу акцию и переживают за ее исход?

– Прежде всего я хочу высказать благодарность людям, которые с обеспокоенностью следят за развитием событий у нас, и хочу призвать их не поддаваться на провокации и ложную информацию, которую распространяют некоторые средства массовой информации, не верить в то, что здесь возможны какие-то антироссийские выпады, – говорит один из руководителей ультраправой армянской организации "Айязн" Армен Мкртчян.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG