Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валютные заемщики в судах


Митинг заемщиков валютной ипотеки в Москве 28 декабря 2014 года

Митинг заемщиков валютной ипотеки в Москве 28 декабря 2014 года

Суды приняли тысячу исков о невозможности выплаты валютных ипотек

Марьяна Торочешникова: После многочисленных митингов и пикетов конца прошлого - начала этого года валютные заемщики, не дождавшиеся помощи государства, пошли в суды. По сведениям Всероссийского движения валютных заемщиков, в настоящее время суды разных регионов России приняли к производству более тысячи исков от граждан, требующих немедленного вмешательства Центробанка в ситуацию, связанную с невозможностью оплачивать валютную ипотеку.

Из-за резкого обесценивания рубля в конце прошлого года тысячи российских семей оказались на грани разорения: после многолетних платежей заемщики, бравшие ипотеку в валюте, оказались должны за свои квартиры в разы больше первоначальной суммы кредита. В начале 2015 года, по данным Центрального банка России, задолженность граждан по валютной ипотеке перевалила за 120 миллиардов рублей.

В студии Радио Свобода - те, кто оказался в этой сложной ситуации: Александр Грунин и Оксана Семенова, а также адвокат Александр Трещев (именно он подготовил типовое исковое заявление, с которым обращаются теперь в российские суды валютные заемщики).

Из-за резкого обесценивания рубля в конце прошлого года тысячи российских семей оказались на грани разорения

Сегодня во Всероссийском движении валютных заемщиков 7 тысяч человек. За последние шесть лет было оформлено чуть более 30 тысяч ипотечных кредитов в валюте. Однако, по мнению Общества защиты прав потребителей, угроза лишения квартиры, невозможности выплачивать платеж по валютной ипотеке сейчас нависла над более чем 100 тысячами человек по всей стране.

В апреле, во время ежегодной прямой линии, Владимир Путин так прокомментировал вопрос о возможной помощи валютным заемщикам.

Владимир Путин: Если человек получает деньги в рублях, а ипотечный кредит взял в валюте, то он как бы взял на себя эти риски курсовой разницы. Курс изменился - и он попал. В этой связи как происходит? Надо посмотреть, я просто не знаю деталей, но наверняка, когда люди берут эти ипотечные кредиты, там, может быть, даже банк их и навязывает, но банк не берет на себя риски курсовой разницы, человек сам взял на себя эти риски. Думаю, что надо помогать, конечно, но, повторяю, подход, философия помощи должна быть примерно сопоставима с тем, что делается с помощью тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию, но брали рублевые кредиты.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, для многих людей, оказавшихся с такой ситуации, эти слова президента были практически, как камень, брошенный в сторону заемщиков. Все-таки какие-то надежды на правительство, на президента вы возлагали. Как вообще вы оказались в этой ситуации: вы вынуждены судиться с государством, чтобы улучшить свое положение?

Мы - слабая сторона, то есть законодательство, договорные отношения целиком и полностью на стороне банков

Александр Грунин: Когда мы оказываемся с банком один на один, мы - слабая сторона, мы никак не защищены, то есть законодательство, договорные отношения целиком и полностью на стороне банков. Просить помощи нам не у кого.

Я рассчитывал на определенный взнос, когда брал ипотеку в 2007 году, и размер платежа позволял моей супруге не работать, воспитывать детей. В то время ежемесячный взнос был примерно 52 тысячи, а квартира стоила 6,5 миллионов. На сегодняшний день мой платеж составляет 160 тысяч, а мой долг - 14,5 миллиона. И за это время я уже заплатил 8 миллионов в виде взносов.

Марьяна Торочешникова: То есть вы уже отдали бы свой кредит, если бы не эта курсовая разница.

Александр Грунин: Да.

Марьяна Торочешникова: А зачем вы взяли валютный кредит? Что вам мешало взять рублевую ипотеку?

Александр Грунин

Александр Грунин

Александр Грунин: Я брал вторичное жилье с готовым ремонтом. В новостройке можно было взять рублевый кредит с каким-то первоначальным взносом, а программ кредитования в рублях в тех банках, которые давали с малым первоначальным взносом или вообще без него, не было, отказывали сразу. Так получился валютный кредит.

Марьяна Торочешникова: Получается, что вас фактически вынудили.

У меня был выбор - либо не брать ипотеку вообще, либо брать ее в валюте

Александр Грунин: Банк вынудил. У меня был выбор - либо не брать ипотеку вообще, либо брать ее в валюте. Мы поверили в обещания, что рубль у нас стабильный, мы это слышали с экранов, в прямой линии того же нашего президента в том же 2007 году.

Оксана Семенова: В 2007, 2008, 2009 году выступал президент и говорил, что девальвации у нас не будет, все стабильно, мы широкими шагами идем к укреплению экономики, и даже мировой кризис нас практически не коснулся, мы вышли из кризиса с минимальными потерями. И мы верили - а как мы можем не верить нашему президенту?

Я брала ипотеку в начале 2011 года. Естественно, кризис 2008 года очень взволновал, но все шло хорошо. И в том же банке увещевали: посмотрите, какая прекрасная у нас динамика за последние три года, даже есть тенденция к снижению курса доллара, у нас все сотрудники банка берут валютную ипотеку… Ту сумму, которая была мне нужна для приобретения жилья, они не могли предоставить в рублях. "А вот в валюте - пожалуйста, берите. Можем даже дать вам больше!"

Марьяна Торочешникова: И вам прямо так валюту и выдали на руки?

Оксана Семенова

Оксана Семенова

Оксана Семенова: Нет, тут же к договору прикладывался документ, обязывающий нас написать заявление о том, что мы просим банк проконвертировать ту валюту, которую якобы он нам дает, в рубли. У нас договоры купли-продажи квартир в рублях, первоначальный взнос мы вносили в рублях, и продавец моей квартиры эти деньги получал в рублях. Квартира стоила 8,6 миллиона, 6,5 миллиона я взяла, 4 практически на сегодняшний день уже выплатила. И я должна банку еще 12 миллионов.

Марьяна Торочешникова: То есть вы должны теперь больше, чем брали кредит. А как случилось, что люди все же брали эти валютные кредиты? Всегда же есть свобода выбора, свобода договорных отношений. Вы же читаете договор, все видите, должны сами размышлять. Почему государство теперь должно помогать?

Защита законных прав и интересов граждан - это главная прерогатива государства

Александр Трещев: Хочу сослаться на Конституцию, о которой многие забыли. Видимо, никто из чиновников, руководителей страны не открывал ее, потому что иначе они увидели бы: первая статья говорит о том, что Российская Федерация - это правовое, федеративное, социально ориентированное государство с определенной формой правления, что защита законных прав и интересов граждан - это главная прерогатива государства. Там также написано, что страна является социальной, то есть вся деятельность государства направлена на то, чтобы дать возможность людям достойно жить и реализовывать все свои планы и возможности. И в той же Конституции указано (как и в законе о Центральном банке), что главная задача Центробанка - поддерживать курс национальной валюты на устойчивом уровне. Это 75-я статья.

Если взять эти договоры, то мы видим, что они кабальные!

Возможны ситуации, когда есть дефолт как правовой факт, когда страна не может исполнять свои обязательства, платить по своим долгам. В данном случае никаких дефолтов не было. Центральный банк, являясь независимым институтом в государстве, не отвечает по долгам государства, не должен кредитовать государство, он взял и отпустил национальную валюту, пустив ее в свободное плавание, и она пошла ко дну. Это нарушает закон, нарушает Конституцию, нарушает закон о Центральном банке, и люди оказались в такой ситуации не по своей вине. За что они должны отвечать? Не может быть никакой ответственности, если в действии или в бездействии людей нет никакой вины. Они - жертвы обстоятельств.

Александр Трещев

Александр Трещев

В Конституции РФ прямо указано, что гражданам должна быть предоставлена защита государства от неправомерных действий чиновников. Но в данном случае государство самоустраняется. Иски были поданы не только к Центральному банку, но и к правительству РФ, поскольку они совместно определяют кредитно-денежную политику государства. В те годы, когда брались кредиты, была госпрограмма, выделялись огромные денежные средства для реализации Конституции, для того, чтобы дать гражданам возможность реализовать их конституционное право на жилье. А что получилось? Российская недвижимость стала самой дорогой в мире! Если взять эти договоры, то мы видим, что они кабальные! Они нарушают действующее законодательство, они защищают только банк, а между тем, банк является субъектом предпринимательских правоотношений. И когда президент говорит, что банк не несет ответственности, что риск принимает на себя гражданин, - это не соответствует закону.

Марьяна Торочешникова: Так вот же она, свобода выбора! Не надо было подписывать! Это сейчас говорят все вокруг, начиная с самых высоких чиновников и заканчивая рядовыми гражданами. "Надо было думать самим! Вы что, не в России живете? Вы что, не помните ни 1991-ый, ни 1993 год, ни 1998-ой, ни недавний 2009-ый? - говорят некоторые граждане. - И почему теперь мы, налогоплательщики, из своего кармана должны оплачивать вашу ипотеку?"

Российская недвижимость стала самой дорогой в мире!

Александр Трещев: Государство принимает на себя ответственность за те или иные проблемы. Вот нам сейчас рассказывают, что у Греции проблемы, и министр экономического развития говорит, как это отразится на рубле. С какой стати это должно отражаться на рубле? А для чего у нас золотовалютный запас? И тут налогоплательщики не при чем, потому что социально ориентированное государство получает огромные денежные средства от продажи ресурсов, недр, нефти и газа…

Марьяна Торочешникова: …которые по той же Конституции, вроде бы, тоже принадлежат народу всей России.

Когда власть перестает слушать людей, а начинает слушать какие-то соцопросы, тогда приходит конец!

Александр Трещев: Именно так! В любом государстве есть фонд национального благосостояния. И куда он девается? Что толку заемщику от того, что там есть какие-то безумные денежные средства, которые идут непонятно куда, но не идут на помощь гражданам и защиту их интересов, как гарантирует Конституция РФ? Это прямое нарушение, это просто игнорирование основ государства! И это всегда приводит к неблагоприятным для власти последствиям, ибо, когда власть перестает слушать людей, а начинает слушать какие-то соцопросы, тогда приходит конец!

Марьяна Торочешникова: Но все же почему случилась такая история, почему такие экзотические валюты? У вас вот швейцарские франки. Вам в банке объясняли, почему не дадут рубли?

Александр Грунин: Вторичное жилье… "Даже можете не подавать заявку, если вы хотите рубли, мы вам это не одобрим однозначно".

Марьяна Торочешникова: То есть это никак не обосновывалось. А у вас тогда не промелькнула мысль, что это какая-то западня? Может быть, нужно было пойти и пожаловаться в Федеральную антимонопольную службу, например, записать разговор на диктофон, сказать, что вам навязают договор?

Страхов в тот момент не было. И платеж был нормальный, и рубль, вроде бы, стабильный, и президент говорил, что все хорошо...

Александр Грунин: Таких страхов в тот момент не было. Сомнения были: зачем брать в валюте, когда зарплата в рублях? Почитали аналитику за последние пару лет. Последний кризис был в 1998 году, мы брали кредит в 2007-м, - наверное, наступила какая-то стабильность… И платеж был нормальный, и рубль, вроде бы, стабильный, и президент говорил, что все хорошо...

Марьяна Торочешникова: А как вы сейчас справляетесь со своими платежами?

Александр Грунин: Отдаю 80% своих доходов. У меня двое детей, жена в отпуске по уходу за ребенком.

Марьяна Торочешникова: А вы, Оксана, тоже еще можете платить?

Оксана Семенова: Нет, я уже просрочила один платеж. У меня 100% доходов составляет платеж, он больше 100 тысяч рублей. И тут же за 45 дней просрочки банк мне прислал уведомление о досрочном погашении кредита - это первый шаг по закону, а через две недели я получила смс, что мое дело готово для передачи в суд (на отъем жилья). А все проценты начисляются с первого же дня просрочки. Вот, не приведи господи, что-то с вами случилось, рубль вы не доплатили - тут же начинает исчисляться просрочка.

Марьяна Торочешникова: А страховки, которые банки тоже фактически навязывают, когда дают любой кредит, а уж ипотечный точно, они разве не покрывают эти риски?

Александр Трещев: Эта ситуация требует отдельного правового осмысления. Им говорят: мы застрахуем вашу жизнь. И вводят в заблуждение: якобы, если вдруг что-то случится с человеком, то это достанется его детям. Такого не произойдет. На самом деле правительство учредило АИЖК (Агентство ипотечного жилищного кредитования), была потрачена пара триллионов рублей, и они должны были, как "Фэнни Мэй", американский аналог, страховать граждан на предмет проблем с банком, чтобы у банков не возникало проблем, чтобы банковская система продолжала органично работать. Что произошло на самом деле? Эти триллионы были потрачены непонятно куда, они точно не защищали и не гарантировали гражданина. Большая часть этих денежных средств размещалась под проценты в банках. Они защищали банки, но никак не людей! И сейчас там поменяли какого-то руководителя, концы в воду, и люди оказались не застрахованы.

Они защищали банки, но никак не людей!

Когда вы подписываете договор, вы должны нести бремя ответственности, но как минимум этот договор должен соответствовать российскому законодательству. В данном случае, когда банк защищен со всех сторон, а все проблемы и бремя перекладываются на плечи простого гражданина, конечно, это не соответствует законодательству! Конечно, это навязанный договор, конечно, в этом есть элемент кабальности, и, конечно, непонятно, где гражданин мог это оспорить. Но куда смотрел Центральный банк? Ведь помимо того, что Центральный банк обязан следить за стабильностью национальной валюты, он является надзорным органом и обязан следить за тем, чтобы банки соблюдали закон. А когда банки массово навязывают договоры, не соответствующие условиям равноправия, когда права граждан повсеместно нарушаются, в этом есть и ответственность Центрального банка.

Марьяна Торочешникова: Но Центральный банк пытался как-то вмешаться в эту ситуацию. Где-то в конце января они разродились письмом с рекомендациями другим банкам, что нужно пойти навстречу валютным заемщикам, как-то реструктурировать их задолженности. Но я так понимаю, что банки-то на это особо и не отреагировали, поскольку это был не приказ, не прямое распоряжение, а рекомендация. Известен хоть один российский банк, который к ней прислушался?

Александр Грунин: Ни одного.

Оказывается, у нас в стране никто не заинтересован в укреплении национальной валюты

Оксана Семенова: Есть банк, который тут же, в ноябре 2014 года, когда случился этот "черный вторник", установил для текущих платежей своих валютных заемщиков курс - 45 рублей за доллар. И люди платят по этому курсу. Это была добрая воля банка, и, конечно, существенное вспоможение! Ведь мы помним курсы декабря, января, февраля, когда невозможно было платить, платежи были - 160, 170, 180, 190 тысяч рублей... Мы понимаем, что физически не можем эти деньги внести сразу, начинает накапливаться просрочка, каждую неделю у меня, например, отщелкивает больше 100 долларов. И через месяц я получаю практически еще 500 долларов, и это 40 тысяч присовокупляет к каждому платежу... Тяжело вспоминать, как мы это пережили!

Марьяна Торочешникова: И еще не пережили, как я понимаю.

Оксана Семенова: Да, скоро новая зима...

Марьяна Торочешникова: Судя по всему, доллар потихонечку растет.

Оксана Семенова: Нам сообщили на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге, что, оказывается, у нас в стране никто не заинтересован в укреплении национальной валюты. Мы понимаем, что к осени нас ждет «2014 год дубль два».

Марьяна Торочешникова: То есть вас просто «кинули».

Мы будем жить в коробках - не знаю, около Центробанка, Госдумы или на Ильинке

Оксана Семенова: Да, и это еще мягкое слово. Я думаю, часть к тому времени уже выселят, мы будем жить в коробках - не знаю, около Центробанка, Госдумы или на Ильинке…

Марьяна Торочешникова: Давайте посмотрим, что по этому поводу думают обычные граждане, прохожие на улицах Москвы. Опрос подготовили Мария Мурадова и Антон Олейников, они спрашивали у людей: "Должно ли государство помогать валютным заемщикам?"

- Нет, не должно. Брали сами, и отдавать сами должны. Считать надо уметь!

- Мое личное мнение - нет. Сами влезли в эту долговую яму! Я только за русский рубль. Взяли в валюте - сами виноваты.

- Я думаю, да. Государство на то и есть государство, чтобы помогать людям.

- Надо думать, когда берешь деньги! Ведь известно было, что доллар растет, евро растет.

- Да, обязательно! Люди же не знали, что у нас такое будет.

Брали сами, и отдавать сами должны. Считать надо уметь!

- Да, это настоящая подстава - кризисы эти! И мы попались.

- Конечно, обязательно!

- Если может, почему нет? Наверное, может.

- Конечно! Люди не виноваты, они не знали, когда заключали кредитный договор с банком, что будет так, как сейчас: проблемы с долларом, евро. Конечно, надо помочь.

- Обязательно! Их поставили в такие условия, что они не могли взять ипотеку по-другому, на тот момент был только такой заем. Я вообще считаю, что наше государство должно помогать своему народу, а не чужим!

- Надо было брать в рублях. Ну, наверное, должна быть какая-то программа. Есть же программы банкротства, помощи, реструктуризации. Ипотека - сложное и долгосрочное дело. Но если ты берешь большие деньги, риски тоже надо учитывать. И я бы тоже хотел, чтобы мне помогали, почаще и побольше.

- Нет! Потому что всегда есть выбор - где брать, в рублях брать или в валюте. Процент был меньше, значит, они думали, что так выгоднее. Каждый - кузнец своего счастья.

- Не знаю, очень сложный вопрос. Сама работаю в банке... Обязательства такого нет, я думаю, потому что люди все-таки сами выбирали валютные кредиты и знали, чем это им грозит. Валюта у нас в любом случае не фиксируется государством, она плавающая, поэтому риск у них в любом случае был.

Главная цель государства - защитить людей и сделать их жизнь лучше, а не наоборот

Александр Трещев: Главная цель государства - защитить людей и сделать их жизнь лучше, а не наоборот. А эти опрошенные воспринимают государство как некую обезличенную машину и считают, что люди сами виноваты. У граждан нет никакой вины, и государство обязано их защищать! Мы слышали много слов о нашем богатстве, о нашем достоянии, и куда деваются эти деньги? Эти деньги как раз являются той подушкой безопасности, которая защищает людей от различных неожиданностей.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, прозвучала реплика о том, что, когда брали заем в валюте, то и проценты были меньше, то есть люди заведомо оказывались несколько лет назад в более выгодных условиях, чем те, кто получал рублевую ипотеку.

Александр Трещев: Это казалось так. Во-первых, никто не может человека лишить права выбора, что ему удобнее. В данном случае злые языки рассказывают, что маленькие проценты… Но почему банки навязывали эти кредиты? Потому что они целенаправленно получали деньги для выдачи, для развития ипотеки.

Марьяна Торочешникова: Из западных банков, зарубежных?

Александр Трещев: Да, из каких-то зарубежных. Поэтому, даже отдавая их за 8%, они получали большую маржинальность, чем в рублях. Кстати говоря, я бы не завидовал и рублевым заемщикам, потому что вся эта программа доступного жилья… По большому счету, эти люди помогали государству, они отдавали в банки эти деньги, добровольно шли и покупали, не ожидая, когда государство выполнит перед ними свои обязательства - обеспечит всех и каждого жильем, что прописано в Конституции РФ.

Марьяна Торочешникова: Ну, это должно было случиться еще в 2010 году. В 2000 году Владимир Путин заявил, что к 2010-му у всех нуждающихся в России уже будет жилье.

Оксана Семенова: А мы не дождались и взяли ипотеку.

Александр Трещев: Ко мне обращалась, кстати, одна бабушка, ветеран войны - дичайшая история! Уже было сказано, что все имеют жилье, а это бедная семья ветеранов. Они жили на пятом этаже в здании без лифта, и дед бедный, у него было заболевание после ранения по ногам. Он так и не дожил до получения квартиры. Много слов, а чиновники... Когда люди брали эти займы, министр экономики, глава Центробанка, его заместители зомбировали людей, многократно говорили, что рубль - это самая надежная валюта!

Марьяна Торочешникова: И президент России тоже это говорил.

В чем их вина - в том, что они поверили чиновникам?

Александр Трещев: И в чем их вина - в том, что они поверили чиновникам? Если они не могут отвечать за свои слова, пускай молчат! Не далее, как на прошлой неделе один из министров сказал, что 55 рублей - этот курс надолго. Не прошло и недели - он уже больше 57. Они вводят в заблуждение! Давайте призовем их к ответу. Это право гражданина.

Марьяна Торочешникова: Вот теперь о том, как вы собираетесь призывать их к ответу. Как я понимаю, и Оксана, и Александр как раз воспользовались предложениями Александра Трещева и на основе его типового искового заявления обратились в суды. Чего именно вы требуете в суде и у кого?

Александр Грунин: Основное требование - это возврат механизма валютного регулирования, то есть возврат к так называемому коридору, по сути дела, к одной из основных обязанностей Центрального банка. Это самый первый шаг, и спасибо Александру, он помог.

Александр Трещев: Мы встретились при случайных обстоятельствах, я услышал дичайшие истории, когда люди готовы были выходить на Красную площадь, сжигать себя, говорили: "Мы пойдем до конца!" Я, опять же, хочу апеллировать исключительно к Конституции РФ. Каждый гражданин, если он полагает, что чьими-то действиями или бездействием ему причинен вред, то он имеет гарантированное ему Конституцией право обратиться в суд. Я считаю, что каждый человек, который любит свою страну, патриотичен и хочет стабильности, должен, в первую очередь, воспользоваться всеми правами, которые у него есть. Поэтому, встретившись, мы подумали, что вопрос не в забастовках, а именно в том, чтобы обратиться в суд.

Марьяна Торочешникова: А какое решение, с вашей точки зрения, опираясь на законы, должен вынести суд?

Для начала Центральный банк должен начать исполнять Конституцию РФ и закон, который регламентирует его деятельность

Александр Трещев: Я считаю, что для начала Центральный банк должен начать исполнять Конституцию РФ и закон, который регламентирует и регулирует его деятельность, статью 75. То есть мы должны вернуться к изначальной точке, когда рубль был стабильным на отметке 30.

Марьяна Торочешникова: Вы фактически хотите потребовать через суд, чтобы Центробанк зафиксировал курс рубля?

Александр Трещев: Да! Для начала. Но я считаю, что и этого будет недостаточно. Мы все слышали эти истории. Человек несколько лет назад получил квартиру, внеся часть стоимости, уже выплатил больше, чем она стоит, и он должен еще 250 процентов. Где здесь справедливость?

Александр Грунин: А ведь у очень многих вложен материнский капитал, проданы квартиры! Есть истории, где ветеран войны, бабушка живет в ипотечной квартире, продав все другое жилье.

Оксана Семенова: Это единственное жилье! Мы продаем свое жилье и вкладываем эти деньги как первоначальный взнос. А в 2007-2008 годах была же очень развита реклама: пожалуйста, берите в валюте без первоначального взноса! Ведь не у каждого есть что продать…

Александр Трещев: Опять же, единственная валюта в России - это рубль. Куда смотрел Центральный банк, когда банки предлагали какие-то банковские продукты? А банк - это коммерческая структура, которая занимается предпринимательской деятельностью, и он несет риски, связанные со своими движениями, в условиях страны, где единственной валютой является рубль, - вдруг на рынке появились какие-то продукты, которые обозначены в валюте? Причем не просто в валюте, а в разнообразной, совершенно экзотической. Люди в глаза не видели этих денег: ни йен, ни швейцарских франков, - а этот продукт действовал. Нужно еще этому дать правовую оценку! И у меня нет однозначного мнения, что это было законно.

Марьяна Торочешникова: А вы пытались обратиться в прокуратуру, например, с жалобами на такие действия банков? Судя по тому, что вы тут рассказываете, налицо просто явные признаки мошенничества!

Президент окружен провокаторами, какие-то злодеями, которые толкают этих людей в Европейский суд по правам человека

Александр Трещев: Люди неоднократно обращались в различные инстанции, в правоохранительные органы. Но большинство из этих органов самоустранились, и единственное, что осталось людям, это идти в суд. Но сейчас из-за большого количества исков уже появились первые отказы в принятии к исполнению. У меня волосы встают дыбом, когда... Я не помню, какой суд отказал, но у него была такая аргументация: поскольку исполнительные органы власти являются самостоятельными и независимыми, суд не может ничего сделать для того, чтобы их к чему-то обязать. Я даже не знаю, президент окружен провокаторами, какие-то злодеями, которые толкают этих людей в Европейский суд по правам человека, который просто не сможет не встать на их защиту с такой аргументацией и просто выкатит к России непомерные требования! Это парадоксально! Я не помню, чтобы судьи так пали, чтобы с такой аргументацией, забыв о судебной этике, о законе, который регулирует их деятельность, о независимости, таким способом пытаться просто отпихнуться от людей, даже не стесняясь этой аргументации, которая вообще нарушает то, на чем стоит любое государство.

Марьяна Торочешникова: Принцип разделения властей.

Александр Трещев: Конечно, принцип разделения, справедливость… Мы видим Фемиду - ведь она судит, вооружившись щитом правды и мечом справедливости. Вот что должно быть движителем, а не карательные функции! Ведь главный смысл закона - в защите людей, а не в том, чтобы их карать и наказывать, оставлять наедине с хищником в лице банка, который, с армией юристов, с деньгами, априори гораздо сильнее простого человека.

Марьяна Торочешникова: Известно ли вам о такой судебной практике среди активистов и участников движения валютных заемщиков, когда они пытались судиться с конкретным банком по конкретному поводу? То есть не банк приходил к ним и хотел забрать квартиру, а они пытались судиться с банком, для того чтобы он реструктурировал этот кредит, пересчитал условия, завел этот фиксированный курс, чтобы как-то решить проблему?

Закон о защите прав потребителей гласит, что все платежи должны выражаться в национальной валюте - в рублях

Оксана Семенова: Да, конечно. Помимо глобальной проблемы, которую однозначно надо решать, существуют наши частные проблемы, наши кредитные договоры, в которых мы видим две ситуации. Во-первых, это наступление форс-мажорных обстоятельств с связи с отменой Центральным банком регулирования курса национальной валюты. В 2008 году была другая ситуация, там был общий, мировой экономический кризис. У нас в ноябре было прецедентное решение, когда Центральный банк официально отменил регулирование национальной валюты. Как сторона договора, мы никак не могли этого предусмотреть ни в 2005-м, ни в 2007-м, ни в 2011 году. Соответственно, наступили форс-мажорные обстоятельства. Это первая часть исков, которые сейчас, с мая, массово подаются заемщиками в суды.

Марьяна Торочешникова: То есть заемщики хотят, чтобы суд признал факт наступления форс-мажорных обстоятельств, и чтобы на этом основании банки пересмотрели условия договора.

Оксана Семенова: Да. И вторая существенная сторона нашей проблемы: закон о защите прав потребителей гласит, что все кредитные договоры, все платежи, суммы платежей на весь срок кредитования и окончательная стоимость кредита с учетом всех процентов должны выражаться в национальной валюте - в рублях. Открываем наши кредитные договоры и видим график платежей: все цифры в валюте.

Марьяна Торочешникова: А график платежей является неотъемлемой частью договора.

Мы же не говорим: простите нам долги

Оксана Семенова: Конечно. Соответственно, мы подаем иск персонально, каждый заемщик, на изменение условий договора. Первое - признание наступления форс-мажорных обстоятельств с просьбой реструктуризации кредита по курсу на дату заключения договора. И второе - приведение договора в соответствие с действующим законодательством страны. Мы же не говорим: простите нам долги.

Марьяна Торочешникова: Есть уже какие-то судебные решения?

Александр Трещев: Были положительные решения! Одно из них отменено. Пушкинский суд обязал банк ВТБ-24 пересчитать внесенную валюту по курсу 23.91 рублей за доллар, и это решение было не так давно отменено при странных обстоятельствах. Суд сначала отложил решение на неделю, - видимо, никто не позвонил, и через неделю, пока без аргументации, огласили позицию, что отказано. Но есть и другие аналогичные положительные решения, где суд вынес решение пересчитать валюту по курсу на тот момент, когда брался этот кредит.

Марьяна Торочешникова: И эти решения уже вступили в силу?

Семью с тремя детьми грозят выселить на улицу!

Александр Трещев: Нет, пока они обжалуются банками, но в любом случае это нормальная судебная борьба людей, у которых появляется надежда на справедливость. Оксана мне рассказала дичайший случай: семью с тремя детьми грозят выселить на улицу!

Оксана Семенова: Да, и с тремя, и с четырьмя, и с пятью детьми! Никогда нельзя отнять единственное жилье, по любым займам, кроме ипотечных. Вот вы просрочили платеж по ипотеке, банк подал в суд, суд, естественно, потому что все законодательство только на стороне банка, принимает решение о том, чтобы ваше жилье у вас забрать, и вы остаетесь на улице.

Марьяна Торочешникова: То есть у государства даже нет никакого обязательства в таком случае предоставить какое-то резервное, социальное жилье?

Оксана Семенова: Нет такого обязательства. Есть в Жилищном кодексе статья, по-моему, 95-я, которая гласит, что человек, у которого отняли единственное жилье, ипотечник, имеет право обратиться в муниципальное образование с заявлением о предоставлении ему маневренного фонда из расчета 6 квадратных метров на каждого члена семьи. Право-то он имеет, и заявление он напишет, и у нас есть люди, которых уже выселили, они подали такое заявление в муниципальное образование, но мы все прекрасно знаем ситуацию с маневренным фондом. Его нет!

Марьяна Торочешникова: Либо там такое жилье, в котором жить просто небезопасно.

Оксана Семенова: Да хоть какое! А где зарегистрировать ребенка, чтобы он мог ходить в садик, в школу?

Напринимали кучу всяких законов, нарушая Конституцию РФ

Александр Грунин: Это, кстати, нарушает минимальные жилищные нормы на одного человека. Напринимали кучу всяких законов, нарушая Конституцию РФ… И я не исключаю варианта, что президента не посвятили во все тонкости и нюансы. Ведь невозможно ответить так, зная, что человек выплатил квартиру и должен еще как за две или за три. Поэтому мы не исключаем, что будет написано письмо и президенту, как гаранту Конституции РФ. В одной из статей написано, что в стране не могут приниматься законы, которые ухудшают права и свободы граждан. Мы знаем, что такие законы были приняты, значит, есть все основания для того, чтобы распустить за это Госдуму!

Марьяна Торочешникова: Вряд ли до этого дойдет. Российские чиновники, наверное, постараются найти более элегантный выход из этой ситуации или бросят людей на произвол судьбы. С другой стороны, есть смысл надеяться и на решения судов, тем более что уже имеются какие-то положительные решения в пользу граждан. Посмотрим, что произойдет с теми заявлениями, которые должны стимулировать Центробанк немедленно вмешаться в ситуацию с валютными заемщиками.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG