Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ударить березой по Финляндии


Заготовка древесины в Архангельской области

Заготовка древесины в Архангельской области

Отказ от поставок леса в Финляндию может оказаться смертельным ударом для северо-запада России

Предложение секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева ограничить лесную торговлю с Финляндией, а также инициатива депутата Госдумы от КПРФ Леонида Калашникова применить к соседней стране "специальные экономические меры" могут просто уничтожить лесной комплекс российского Северо-Запада – одну из главных отраслей в экономике этой части страны.

Идеи дополнительных санкций против Финляндии появились после того, как власти этой страны отказали во въездной визе председателю Государственной думы Сергею Нарышкину, собиравшемуся в Хельсинки на очередную сессию Парламентской ассамблеи ОБСЕ. После этого решения от поездки в Финляндию отказалась и вся российская делегация. Москва такой недружественный, по ее мнению, шаг не могла не заметить, несмотря на то что Сергей Нарышкин официально находится в европейском "санкционном" списке. "Вы же знаете, что для них (Финляндии РС) созданы во многом благоприятные условия, в том числе в торговле лесом. Мы можем ввести ограничения? Можем. Если мы не будем торговать, для них будет нанесен серьезный экономический ущерб", – сказал Николай Патрушев.

Позже о введении экономических санкций против Финляндии заговорили и в Государственной думе России. Депутат-коммунист Леонид Калашников заявил о том, что к этой стране можно применить уже действующий российский закон о специальных экономических мерах, который, в частности, предусматривает возможность приостановки реализации программ сотрудничества, запрещение финансовых и внешнеэкономических операций, прекращение или приостановление действия международных торговых договоров.

Валерий Поташов

Валерий Поташов

Прекращение поставок российского леса-"кругляка" в Финляндию будет болезненным для финских лесопромышленников, которым придется отказаться от дешевого сырья из России, но не таким уж критическим, как полагают в Москве, считает главный редактор "Лесного портала Карелии" Валерий Поташов. А вот для многих карельских лесозаготовителей, которым экспорт древесины в Финляндию помогал держаться на плаву, этот удар, по его мнению, может оказаться очень тяжелым.

"Куда они будут сбывать березовые балансы, которые в Карелии, да и в соседних с ней регионах почти не используют? О необходимости глубокой переработки древесины в Карелии говорят еще со времен ее первого и единственного избранного главы Сергея Катанандова, но лесоперерабатывающих мощностей с тех пор особо не прибавилось, а несколько лесозаводов вообще прекратили свое существование. Может, разумнее было бы для начала разобраться со своим лесопромышленным комплексом, прежде чем в обидах выбивать из-под него последние деревянные опоры?" – говорит Поташов.

В Москве до сих пор пребывают в иллюзии, что экономика Финляндии держится исключительно на лесной промышленности

"По всей видимости, в Москве до сих пор пребывают в иллюзии, что экономика Финляндии держится исключительно на лесной промышленности и, оставшись без российской древесины, финские целлюлозно-бумажные комбинаты попросту встанут, – поясняет эксперт. – Однако, несмотря на то что Россия действительно является крупнейшим зарубежным поставщиком лесного сырья на финский рынок (ее доля в финском импорте древесины превышает 70 процентов), в целом импортные поставки "круглого леса" покрывают менее одной пятой сырьевых потребностей Финляндии. Остальные четыре пятых финские лесопромышленники покупают у своих лесовладельцев, и те не прочь увеличить эту долю".

По мнению Поташова, еще большими негативными последствиями для приграничной республики могут обернуться ограничения внешнеэкономической деятельности. Даже после начала "санкционной войны" Карелии удавалось сохранять прежний объем внешней торговли с соседней Финляндией. По данным Росстата, объем двустороннего внешнеторгового оборота в 2014 году сократился незначительно – с 253,6 миллиона долларов США до 252,9 миллиона. При этом стоимость карельского экспорта в Финляндию уменьшилась с 204 миллионов долларов до 186,8 миллиона, а финского импорта в Карелию, наоборот, увеличилась с 49,6 миллиона долларов до 66,1 миллиона.

Экспорт древесины является важным экономическим направлением и для соседей Карелии – Вологодской области

Однако в первом квартале нынешнего года ситуация стала ухудшаться: внешнеторговый оборот между Карелией и Финляндией составил только 39,3 миллиона долларов и по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом сократился более чем в полтора раза. В результате доля Финляндии во внешнеторговом обороте приграничной республики снизилась с 18,2 до 15,6 процента, и крупнейшим партнером Карелии стала далекая Турция.

Экспорт древесины является важным экономическим направлением и для соседей Карелии – Вологодской области. Как пишет в своей статье для журнала "Эксперт" губернатор Олег Кувшинников, в год в регионе заготавливается около 14 миллионов кубометров древесины. Из них лишь 60 процентов перерабатывается внутри области, остальное идет на экспорт.

Как сообщает официальный портал правительства Вологодской области, экспорт древесины и изделий из нее в 2014 году составил 10,6 процента от внешнеторгового баланса региона (это около 390 миллионов долларов). Финляндия, по тем же данным, делит с Украиной 6–7-е место среди основных иностранных партнеров области – на ее долю приходится более 3 процентов вологодского товарооборота. "Деятельность по развитию внешнеторгового сотрудничества региона направлена на интенсификацию и углубление имеющихся связей с приоритетными странами и регионами-партнерами – Германией, Китайской Народной Республикой, Финляндией", – говорится на сайте областного правительства.

С другой стороны, это открывает и большие возможности для импортозамещения

Надо сказать, что доля экспорта в лесном комплексе Вологодской области снижается. Так, в 1996 году за пределы региона было вывезено 62 процента заготовленной древесины, в 2014 году – только менее трети. Но и сам объем заготовок вырос за эти годы в 3 с половиной раза. ​По информации областного департамента лесного комплекса, в 2014 году поставки в Финляндию составили примерно 73 миллиона долларов.

"Запрет экспорта – это плохо для вологодских лесных предприятий, потому что им придется искать новые рынки сбыта, новые направления для реализации собственной продукции. С другой стороны, это открывает и большие возможности для импортозамещения, чтобы как можно большее количество местных ресурсов перерабатывалось на территории области и страны. Это на сегодня отвечает и федеральной, и региональной стратегии", – говорит начальник управления инвестиционной и внешнеэкономической деятельности в правительстве Вологодской области Сергей Черепанов. Однако вологодские деревопереработчики не очень верят этим заявлениям областных властей.

Если это предложение будет принято, то лесопромышленный комплекс Северо-Запада будет похоронен

"Есть группы товаров, которые, кроме Финляндии, и продавать-то некуда. Это, например, березовый или еловый баланс. Я скажу так: если это предложение будет принято, то лесопромышленный комплекс Северо-Запада будет похоронен. В таких условиях он дальше существовать не сможет", – считает директор службы продаж пиломатериалов группы компаний "Вологодские лесопромышленники" Сергей Кухта.

Всего в российском лесопромышленном комплексе работает более миллиона человек, это примерно 1,5 процента от экономически активного населения страны. На конец 2014 года он обеспечивал чуть менее 3 процентов ВВП России. Эта отрасль – один из самых экспортно-ориентированных сегментов российской экономики. В этом списке она занимает четвертое место – после экспорта газа, нефти, черных и цветных металлов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG