Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Битва за "нерезиновую" Европу


Акция протеста мигрантов на вокзале Келети в Будапеште. 30 августа 2015 года

Акция протеста мигрантов на вокзале Келети в Будапеште. 30 августа 2015 года

Наплыв мигрантов в страны ЕС: как найти баланс между опасениями и милосердием?

"Боже, 71 мертвый на шоссе в Австрии... Мы должны плакать? Я не скорблю, мне их не жалко. Совсем! Это быдло, грязь, им нечего здесь делать. Те, кто им помогает, пусть лучше возьмут их к себе домой, даром, и содержат их, раз они такие ангелы щедрости и добрые самаритяне! А я ни этой стране, ни Европе "почернеть" не позволю!" Так отреагировал в своем фейсбуке на недавнюю трагедию в Австрии, где в автофургоне были найдены трупы десятков мигрантов с Ближнего Востока, чешский политик, член Христианско-демократической унии Даниэль Календа. Через пару дней решением руководства партии он был из нее исключен, сама ХДУ принесла извинения за его высказывания.

Это, конечно, крайний пример острых общественных реакций, которые вызвал в странах Евросоюза нынешний мигрантский кризис. Масштабы его непрерывно растут: только в июле границы Евросоюза пересекли, по официальным данным, более 107 тысяч человек, ищущих убежища. Основных потоков сейчас несколько: из Алжира и Ливии через Средиземное море в Италию и Испанию, а также два балканских, ведущих либо опять-таки по морю, либо из Турции в Грецию и далее через Македонию и Сербию – в страны ЕС. Прилив мигрантов растет настолько быстро, что власти приграничных стран Евросоюза, не говоря уже об их балканских соседях, явно не справляются с проблемой. Основную массу беженцев составляют граждане Сирии, Ливии, Ирака и Афганистана – стран, где идут вооруженные конфликты, результатом которых в ряде случаев – самый яркий пример здесь Ливия – стал почти полный крах государственности и сколько-нибудь нормальной жизни.

Основную массу беженцев составляют граждане Сирии, Ливии, Ирака и Афганистана

Между тем, согласно действующему в Евросоюзе Дублинскому соглашению, ответственность за мигрантов несут главным образом те страны, на чью территорию эти люди прибыли изначально, вне зависимости от конечной цели своего пути. Это пограничные, не самые богатые члены ЕС: Италия, Греция и Венгрия нынче и с собственными-то социально-экономическими проблемами справляются с трудом. Денег, выделяемых Брюсселем на организацию лагерей временного содержания, оказание первой помощи, оформление документов, выплату пособий и т. п., в связи с растущим потоком мигрантов катастрофически не хватает. Например, по словам представителей венгерского правительства, в этом году на решение проблем, связанных с мигрантами, Венгрия потратила около 115 миллионов евро, а получила почти в два раза меньше: только 61 миллион. При этом сами мигранты совсем не стремятся оседать в таких странах, как Венгрия, Греция, Чехия или Италия: большинство хочет добраться до Германии, Великобритании или Швеции, где, по мнению беженцев, живется лучше, а главное – там уже есть крупные мигрантские общины, там зачастую давно живут родственники или друзья новоприбывших.

Мигранты на границе Греции и Македонии

Мигранты на границе Греции и Македонии

31 августа сотни таких мигрантов на будапештском вокзале брали штурмом поезда, следующие в Мюнхен, Берлин и Вену. Полиция сдерживала напор людей, позволяя сесть на поезд только тем, у кого были в порядке документы и оплачен билет. 35-летний сириец по имени Сами сказал корреспонденту Reuters, что счастлив уехать из Венгрии: "За 120 евро мы купили билеты в Мюнхен. Это практически последние наши деньги. Шесть дней мы с двумя сыновьями спали здесь на вокзале на полу, как собаки. Но это уже позади, мы едем в Мюнхен, там живет моя сестра". Правда, на следующий день полиция вытеснила тех, кто не смог уехать, с территории вокзала, что вызвало протесты мигрантов.

Власти тех стран, которые в первую очередь затронул прилив мигрантов, обеспокоены расцветом контрабанды людей – нелегального бизнеса, который то и дело приводит к массовой гибели беженцев. Всего через пару дней после того, как на одном из австрийских шоссе был найден фургон с семью десятками трупов задохнувшихся мигрантов, полиция этой страны остановила другую машину – там находились 26 нелегалов, в том числе трое детей, состояние которых было критическим: они оставались без воды так долго, что впали в кому. Однако на следующий день после того, как этих детей и их родителей доставили в больницу близлежащего городка, беженцы исчезли. Их поиск пока ни к чему не привел – в отличие от розыска "проводников": в связи с первой трагедией арестованы пять человек (граждане Болгарии и Афганистана), со вторым происшествием – двое (выходцы из Румынии и Венгрии).

Нелегальную иммиграцию не следует путать с правом на убежище

Власти европейских стран успокаивают встревоженных граждан. Премьер-министр Франции Мануэль Валльс посетил лагерь беженцев в Кале на севере страны (оттуда мигранты почти каждый день пытаются прорваться в Британию, в том числе пешком через железнодорожный Евротоннель). Он заявил: "Европа готовит тщательные и продуманные решения, рассчитанные на то, что необходимо в первую очередь: принятие беженцев, обеспечение гуманитарной помощи и жесткие меры по отношению к контрабандистам. А также к нелегальной иммиграции, которую не следует путать с правом на убежище. В общем, мы должны найти решения, приемлемые для всех".

Эти слова, однако, успокаивают немногих в Европе. Все больше людей при сообщениях о притоке мигрантов охватывают чувства страха, неприязни и откровенной ксенофобии, чем вовсю пользуются радикальные, а порой и "умеренные" политики. Так, президент Чехии Милош Земан фактически совпал во мнении с процитированным выше Даниэлем Календой, посоветовав авторам недавнего открытого письма чешских ученых с осуждением ксенофобии "лично взять к себе домой по беженцу". А премьер-министр Словакии Роберт Фицо предупредил о том, что вместе с новыми мигрантами в Европу может прийти и терроризм. Впрочем, далеко не все европейцы враждебно настроены по отношению к беженцам. 31 августа на улицы Вены вышли 20 тысяч демонстрантов, выражавших поддержку мигрантам и требовавших остановить "смертельный бизнес" – контрабанду людей. Парой дней раньше такая же демонстрация состоялась в Дрездене.

Тем не менее страны Центральной и Восточной Европы куда более скептично и встревоженно относятся к нынешней ситуации, чем их западные соседи, делающие упор на солидарности и помощи попавшим в беду как на основных европейских ценностях. Пока, надо заметить, к сколько-нибудь заметным вспышкам преступности, эпидемий и прочих явлений, которых боятся многие европейцы, приток мигрантов не привел. Но отгородиться от незваных гостей – вне зависимости от того, какие причины движут последними, – Европа пытается уже и в буквальном смысле. Так, Венгрия заканчивает строительство заграждений на границе с Сербией, а с 1 сентября посылает подкрепления в приграничные районы: помогать работающим на границе Евросоюза венгерским полицейским будут бригады курсантов полицейских училищ. В конце недели правительство планирует ужесточить те параграфы уголовного кодекса, которые касаются нелегального перехода границы.

Венгрия – Сербия: возведение пограничных заграждений

Венгерская полиция регулярно задерживает автомобили, до отказа набитые мигрантами. Венгерские власти делают все возможное, чтобы остановить беженцев уже на границе, но пока ни реальные, ни словесные "заборы" не помогли Венгрии оградить себя от растущего потока переселенцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. При этом в риторике властей миграционная проблема все чаще звучит как "угроза христианской Европе".

На прошлой неделе был побит рекорд: за одни сутки 26 августа полиция Венгрии зарегистрировала 3241 нелегала. На сайте police.hu можно проследить, как рос поток мигрантов с начала этого года. В феврале венгерская полиция отчитывалась о полутора тысячах беженцев ежедневно, а в августе суточный рекорд уже превысил три тысячи человек. Венгрия оказалась не подготовлена к такому повороту событий, читаем в репортаже журналиста информационного портала "Индекс" Гергея Нилаша, который на один день надел на себя маску беженца из Киргизии. Он нелегально перешел через венгерско-сербскую границу, был схвачен местными стражами порядка и прошел все мытарства обычного беженца в Венгрии. Журналист удивлен неагрессивной атмосферой палаточных лагерей, но однозначно подмечает отсутствие элементарной инфраструктуры: в местах ночевки часто нет кроватей, люди спят на земле, и явно не хватает переводчиков, которые упростили бы общение венгерских чиновников с мигрантами. Очевидно, условия не улучшают, чтобы беженцы "не расслаблялись" и не хотели остаться, подытоживает журналист. С этим мнением согласен и профессор Будапештского и Центральноевропейского университетов, специалист по международному праву Болдижар Надь:

Сейчас эти люди терпят, но когда их терпение лопнет, они начнут делать недопустимые вещи

– Конечно, Венгрия строит из себя грозного врага мигрантов, чтобы сюда не ехали. Я вижу еще более страшную тенденцию: правительство хочет затягивать гайки до тех пор, пока ситуация не выйдет из-под контроля. Сейчас эти люди терпят, но когда их терпение лопнет, они начнут делать недопустимые вещи: подожгут одеяла, на которых спят, или разобьют пару окон. И тогда правительство укажет на них пальцем и скажет: вот, видите, это гангстеры и хулиганы, а не беженцы.

Приближаясь к венгерской границе, беженцы часто выбрасывают свои паспорта и другие документы: так при регистрации можно "откорректировать" свои данные в нужную сторону – система, как правило, более снисходительна к беженцам из зон военных конфликтов. К тому же на днях в Германии приняли решение безоговорочно принимать беженцев из Сирии, пишет немецкий журнал "Шпигель". Но на деле ситуация не так проста, комментирует Болдижар Надь:

– Большинство мигрантов прибывает без документов, они их выбрасывают или уничтожают, чтобы нельзя было выяснить, каким путем они пришли. Кто-то – потому, что пришел из "неопасной" страны, а кто-то – потому, что пользовался услугами контрабандистов, и эту информацию он хочет скрыть. Если у мигранта нет документов, то определяющим будет то, что он скажет на регистрации. Но как проверить, говорит ли он правду? Можно проверить языковыми тестами: на каком именно языке и насколько бегло он говорит. Но если выясняется, что он соврал, то как выяснить, кто он на самом деле и откуда пришел? На этот вопрос у Евросоюза ответа нет.

Оставаться в Венгрии мигранты не хотят. По статистике министерства внутренних дел, из 67 тысяч беженцев, зарегистрированных за первое полугодие этого года, более 42 тысяч исчезли в неизвестном направлении, не дождавшись получения статуса беженца в Венгрии. Почти две трети бегут дальше – обычно в Германию или Австрию. Однако пока идет проверка документов, мигранты вынуждены оседать в "транзитной" Венгрии.

Мигранты преодолевают заграждения на границе Венгрии и Сербии

Мигранты преодолевают заграждения на границе Венгрии и Сербии

Даже не слишком интересующийся политикой венгр не мог не заметить изменившуюся за последний месяц картину Будапешта: мигранты размещаются в палаточных лагерях на городских вокзалах и площадях, толпами бродят по городу. Согласно последнему исследованию центра "Републикон", четверть венгерского населения так или иначе сталкивалась с проблемой мигрантов, а 56 процентов опрошенных считают их реальной угрозой для Венгрии. По мнению политолога Золтана Лакнера, это более связано с "антимиграционной правительственной пропагандой", чем с реальной картиной. Сторонники венгерского премьера Виктора Орбана не устают повторять об угрозе "христианской Европе", которую они видят в лице мигрантов с Востока. В минувшую субботу венгерские военные закончили строительство заграждения на границе с Сербией. Инициатива правительства Орбана, которую осудили на европейской арене и даже называли "новой Берлинской стеной", переросла в масштабную акцию: за сооружениями из колючей проволоки скоро последует плотный забор высотой четыре метра вдоль границы с Сербией. До сих пор ограды принесли мало пользы: со времени начала строительства поток мигрантов постоянно рос. Комментирует профессор Болдижар Надь:

Если мы делим беженцев на "настоящих" и "ненастоящих", то забор только усложняет всю процедуру

– Если вы меня спросите, сможет ли правительство достичь своих целей с помощью забора, то я не смогу вам ответить, потому что правительство говорит противоположные вещи. С одной стороны, они утверждают, что не хотят закрывать дверь для беженцев. С другой – что надо остановить поток нелегальной миграции. Если мы делим беженцев на "настоящих" и "ненастоящих", то забор только усложняет всю процедуру. Настоящим он мешает пройти через границу, а для ненастоящих он по-прежнему не будет преградой. Цель правительства – разделить мигрантов и принимать только "настоящих" беженцев, которым на родине угрожает реальная опасность, – может быть достигнута только с помощью усовершенствования процедуры рассмотрения заявок на получение статуса беженца.

Надо понимать, из какого пункта мы исходим. Если нам важно, чтобы не приезжали мигранты, а они хотят приезжать, то начнется борьба. Она будет продолжаться до тех пор, пока мы не дадим им возможность легально вступить на нашу территорию. На греко-македонской и македонско-сербской границах расцветала контрабанда людей до тех пор, пока Греция и Македония пытались закрыть свои границы. Когда они границу открыли, потребность в контрабандистах исчезла, – считает Болдижар Надь.

Лагерь временного содержания мигрантов в Кале (Франция)

Лагерь временного содержания мигрантов в Кале (Франция)

Помимо вполне конкретного забора, правительство готовит мигрантам и юридические преграды. На внеочередном заседании парламента в конце недели планируется внести изменения в уголовный кодекс. Вице-президент Комиссии по национальной безопасности Силард Немет пообещал более строгое наказание за контрабанду людей, а также признание преступлением порчи пограничного заграждения.

Проблема давно приобрела общеевропейский масштаб. На 14 сентября в Брюсселе назначено совещание министров внутренних дел и юстиции стран ЕС, которые должны выработать рекомендации относительно того, как действовать дальше: ведь, похоже, нынешний мигрантский кризис – явление долговременное. По словам премьер-министра Италии Маттео Ренци, "все это может занять месяцы, но в итоге мы должны получить единую европейскую политику в вопросе о беженцах, а не множество политик отдельных стран, как сейчас". Некоторые оптимисты даже считают, что мигрантский кризис позволит Европе стать более единой. Впрочем, оптимистов в нынешней ситуации немного – и чем дальше, тем меньше.

Тем временем в Европейском парламенте провели необычную памятную акцию, выложив в холле здания огромный список с именами 17 306 человек, погибших за последние месяцы в Средиземном море при попытке добраться до европейских берегов.

"Это не "мигранты". Это мужчины, женщины и дети", – напоминает житель Северной Ирландии Дайти МакКей, разместивший фотографию этой акции у себя в фейсбуке.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG