Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киселев судится с Европой


Дмитрий Киселев получает государственную награду из рук Дмитрия Медведева

Дмитрий Киселев получает государственную награду из рук Дмитрия Медведева

Дмитрий Киселев заявляет, что в санкционные списки включен несправедливо. На НТВ появляются новые политические ток-шоу. События в мире ТВ обсуждаем с журналистами Александром Мельманом, Наталией Лигачевой и Борисом Райтшустером

Елена Рыковцева: Нашу программу мы посвящаем сегодня российскому телевидению, которое вышло из отпусков. И началось все с неожиданного события, которое не нашло пока своего отражения, конечно, в эфире, но вдруг стало известно о том, что Дмитрий Киселев, ведущий канала «Россия-1» взбунтовался против наложенных на него европейских санкций. Его адвокаты пожаловались в Европейский суд и сказали, что какое он имеет отношение к ситуации на Украине, почему в список людей, которые каким-то образом влияли на этот конфликт, попал этот ни в чем неповинный российский журналист. Я представляю вам нашего гостя — Александр Мельман. Вы открыли новый телевизионный сезон, с телевизором вы вдвоем теперь снова?​

ПОЛНАЯ ВИДЕОВЕРСИЯ ЭФИРА

Александр Мельман: Да, я для себя открыл, увидел много нового и много думал.

Елена Рыковцева: Александр поделится своими впечатлениями о телевизионных премьерах нового сезона. Действительно масса любопытного произошло, для него, по крайней мере. А начнем с темы требований Дмитрия Киселева снять с него санкции. Александр, вы считаете, адвокаты правильную точку зрения избрали — это журналист, он не может влиять, он не политик, он не принимает решений?

Александр Мельман: С точки зрения адвокатов, конечно, у них должна быть своя система защиты, адвокаты делают свое дело и правильно делают. Я-то смотрю на господина Киселева, конечно же, как на не то, чтобы политика, а прислуживающего. То есть он в коридорчике где-то был, получил инструкцию. Достаточно знаковый человек, получил под себя целое агентство, делает знаковую итоговую программу на государственном канале, очень высокорейтинговую. Делает ее, я хочу сказать, очень умело с точки зрения современной пропаганды, она попадает абсолютно в цель, в нашего замечательного зрителя. То есть это большой мастер, большой профессионал. Противоположная сторона отмечает это высокое мастерство таким вот образом. Поэтому, я думаю, это очень высокая оценка для господина Киселева. Он, по-моему, так и говорил, что значит я делаю правильно свое дело, я на своем месте.

Елена Рыковцева: Раз эта проклятая Европа меня преследует, значит я все делаю правильно.

Александр Мельман: Так чего же сейчас плакаться? Или это такой новый тренд, когда Иосиф Давыдович, госпожа Матвиенко как-то обижаются. Мне кажется, что господин Кобзон в этом смысле как раз безобидный человек, художник, ему многое можно простить. Да и прощать-то имею ли я право, потому что человек замечательный по-своему. А дальше мы можем разбирать, он все-таки депутат, конечно, мы можем разбирать его политическую деятельность неоднозначную, безусловно. Но это одна ситуация. А господин Киселев, который верой и правдой служит своим работодателям, не за страх, а за совесть, я надеюсь, он попал под санкции. И достойным было бы в его ситуации, а не в ситуации господина Сенцова, в которой, как говорят некоторые демократические товарищи, что он должен был во всем сознаться, когда ему грозило 23, а сейчас 20 дали.

Елена Рыковцева: Воспользоваться этой трибуной, говорили некоторые товарищи, сказать: «Я виноват, но я действовал во имя интересов Украины».

Александр Мельман: С моей точки зрения, это человеконенавистническая позиция толкать того, кто стоит на этой грани. Ему лучше помолчать. А здесь как раз молчать не стоит. Человек занимается пропагандой очень качественно. Чего ему эта Европа? Есть огромная страна, он об этом же говорил, он где-то проводил отпуск, хотел в Норвегию, Японию, его не пустили, он где-то на территории России провел время прекрасно.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что он себя ведет непедагогично по отношению к своей аудитории, когда начинает бороться и бодаться за право въехать в Европу?

Александр Мельман: Непатриотично рассуждает.

Елена Рыковцева: Это уже третий человек в этой связке, первая была Валентина Матвиенко, которая абсолютно истерически отнеслась к ограничению своих прав в Америке, в США. Она потребовала у парламентариев всего мира надавить на тех политиков, которые принимают санкции, запретить им принимать санкции против парламентариев. То есть вообще нельзя, с ее точки зрения, человека ограничивать в передвижении, если у него есть депутатский или сенаторский мандат. Вторым был Иосиф Давыдович, который сказал, что проклятая Европа, пошла она во все рифмы, которые с Европой сочетаются, но я хочу лечиться там. Он пошел к Владимиру Путину, нажаловался, что его не пускают в Европу, и Владимир Путин, включив все свои связи в Италии, а у него они серьезные, крутые связи, пробил ему шенгенскую итальянскую визу для лечения в Европе, хотя Иосиф Давыдович продолжил потом ругать и поносить Европу, но уже с визой в кармане. Вдруг третьим стал судиться и рваться в Европу Дмитрий Киселев. Мы сегодня попросили нашего корреспондента в Самаре опросить самарских прохожих, узнать их точку зрения, что они думают по поводу такого поведения их любимца.

(Опрос)

Елена Рыковцева: С нами на связи сейчас Наталья Лигачева, главный редактор портала «Телекритика» украинского. Тезис, который сейчас озвучивает Дмитрий Киселев: какое может быть влияние, я же не политик? Я стою рядом с Дмитрием Медведевым, принимаю у него государственную награду за свой труд, но я же не руковожу государством, не принимаю решений, я озвучиваю публицистическую точку зрения. Вы считаете, Европа клюнет на эти увещевания адвокатов или не поддадутся и санкции останутся на Дмитрии Киселеве?

Наталия Лигачева: Я во всяком случае рассчитываю, что Европа не клюнет, как вы говорите, и санкции останутся. Я думаю, это будет справедливо, поскольку Дмитрий Киселев является винтиком именно государственной машины, как известно, он является руководителем агентства, а не просто публицистом, который ведет свою авторскую колонку, высказывает ту или иную точку зрения. То СМИ, которым он руководит, оно занимает вполне прогосударственную политику — это видно официально. Мы с вами профессионалы, понимаем, как это делается. Во-вторых, меня удивляет, для меня это было бы унизительно так вести себя, как ведет Дмитрий Киселев, тем более я его лично немного знаю, его самомнение, его самоуверенность, когда он вдруг занимает такую позу. Если ты говоришь о радиоактивном пепле — это было не в отношении Европы, а в отношении США, тем не менее, это Запад, то проситься потом туда как-то странно.

Елена Рыковцева: То есть уже нужно стоять на своем, с вашей точки зрения?

Наталия Лигачева: Если Европа такая плохая, то чего тебе туда ехать?

Елена Рыковцева: Вы считаете, что такие мантры, что журналист — это совсем другая профессия, не годятся в этой ситуации, потому что они так же встроены в систему управления государством, даже управления мозгами, как и политики?

Наталия Лигачева: Более того, это подтверждает опыт работы Киселева в Украине, когда он работал, конечно, не на государственном телеканале, а на частном телеканале, но принадлежащем зятю тогдашнего президента Кучмы. Мы прекрасно знаем, что он отрабатывал тогда ту политику, которая была выгодна именно Кучме и Виктору Пинчуку. Более того, если сравнить с Киселева тогдашней поры, то его отношение к Украине было кардинально иным, чем то, которое есть у него сейчас. Поэтому говорить о том, что он высказывает свои взгляды, я очень сомневаюсь, что это взгляды — это просто отрабатывание денег.

Елена Рыковцева: С нами на связи Борис Райтшустер. Мы бы хотели узнать вашу точку зрения по поводу того, что адвокаты Дмитрия Киселева озвучивают сегодня в Европейском суде, что он несет моральный ущерб, материальный ущерб, я, кстати, не знаю, в чем он выражается, но строчка о материальном ущербе от санкций для Дмитрия Константиновича тоже присутствует в этом иске. Так же они говорят о том, что совершенно несправедливым было решение о накладывании на него санкций, потому что он не несет ответственности за политику российского государства, он не политик, он не может влиять на ситуацию с Украиной, какое отношение он вообще имеет к истории этой войны. Что вы скажете, может ли суд воспринять эти доводы?

Борис Райтшустер: Я очень надеюсь, что нет, я надеюсь, что суд у нас разумный. Это просто вершина цинизма и вершина хамства, когда человек, которые призывает превратить Запад в ядерный пепел, потом такие вещи делает. В принципе только медицинскими терминами можно об этом говорить. Я думаю, это вне политических терминов. Я сейчас тесно общаюсь с Жанной Немцовой, дочкой Бориса Немцова, у нее одна из главных задач, чтобы ведущие пропагандисты этого режима были наказаны. Она говорит, что это пропаганда, которая сеет ненависть, пропаганда, которая убивает, именно так и есть. На мой взгляд, эти деяния, которые сейчас происходят, во многом уголовные просто.

Елена Рыковцева: То есть вы надеетесь, что суд это не воспримет, и санкции останутся в силе? Вы считаете, это будет справедливо?

Борис Райтшустер: Я считаю, это очень справедливо, эта пропаганда сеет ненависть. Даже в русском уголовном кодексе, сейчас не помню точно, какой параграф, но там разжигание межнациональной розни наказывается законом до двух лет. Если бы прокуратура работала в России, если бы она выполняла свои функции, то внутри России было бы возбуждено уголовное дело против таких людей. Но, увы, юстиции нет в России, она не используется как орган правоохранительный, но она используется как орган карательный против инакомыслящих.

Елена Рыковцева: Если бы были возбуждены такие дела, они бы не смогли выезжать в Европу в любом случае, не пришлось бы накладывать санкции европейцам на них.

Борис Райтшустер: С другой стороны, я считаю, что это все забавно, потому что это показывает, насколько это все лживо, насколько это все ханжество. Если человек постоянно сеет травлю против Европы, загнивающую Гейропу, он считает себя обиженным, что он не может ехать — вершины лицемерия и ханжества, по-моему, больше нет. Я считаю, этим он сам себя разоблачает. Потому что по логике всего, что он говорит, он должен быть рад, что у него нет угрозы уехать в эту ужасную Европу, мы его спасаем от этого разврата, от этого кошмара. Почему-то это его унижает, значит это неправда, значит тут не так плохо и есть даже материальные интересы. На самом деле очень любопытно и даже забавно, как они сами себя разоблачают. Но, очевидно, они сами не замечают. Но тут уже только медицинские термины можно использовать.

Елена Рыковцева: Весь год медицинский в смысле излечения. Потому что Валентину Матвиенко этот год излечил в том смысле, что она год назад говорила о том, что какое же счастье, что я теперь могу отдыхать только в Крыму, я буду ездить в Сочи. И вдруг проходит год такой лечебный и оказывается, что ей этого мало.

Борис Райтшустер: Абсолютно. Уже их высказывания отличаются, настолько они противоречивые — это просто из области фантастики. Когда ты живешь на Западе, когда ты не видишь это каждый день, тогда это еще больше бросается в глаза. Когда я пишу для западных читателей, мне надо постоянно писать: это не сатира — это на самом деле так, это не передергивание! Люди просто не верят, они говорят: это вы, наверное, придумали, это сатира. И тогда им надо объяснять: нет, это не сатира, это в России происходит. Люди здесь, слава богу, еще не могут в это верить, а когда живешь в этом, замыливаются глаза, и ты уже не понимаешь, как это аморально.

Елена Рыковцева: Александр, представьте нам новые политические шоу, которые вышли в этом сезоне. Кстати, как вы считаете, то, что вдруг открыли новое развлекательное шоу под Дмитрия Киселева специально, он будет теперь вести программу типа «Как стать миллионером». Он уже с Анатолием Вассерманом сидит в эфире, показывают ролики того, как Вассерман будет вымаливать у него этот миллион. Это случайно не для Европы корректировка имиджа происходит?

Александр Мельман: Здесь, мне кажется, все гораздо проще, мы ищем черную кошку в темной комнате. Просто многогранный человек, он хочет себя пробовать в разных ипостасях, он работает исключительно на свой народ, на телевидение. Они же люди, они живут не только исключительно политикой, они живут не только Украиной, они хотят жить полной жизнью. И если им предоставляется такая возможность, я только рад за господина Киселева.

Елена Рыковцева: Он очень много лет на телевидении, два года сплошной пропаганды, вы не считаете, что уход в развлекательное шоу — это способ очиститься от имиджа политизированного пропагандиста?

Александр Мельман: С точки зрения кого-то он наоборот испачкается развлекаловкой, будет каким-то несерьезным, может быть смешным.

Елена Рыковцева: Может быть для него важнее испачкаться развлекаловкой в этой ситуации с санкциями, чем остаться исключительно пропагандистом?

Александр Мельман: Я тоже очень люблю теорию заговоров, но здесь я ее для себя не принимаю. Просто человеку хочется немножко поразвлечься, он устал даже после отпуска от всего того, что он делает. Это действительно огромная нагрузка: огромное агентство, передача итоговая знаковая. Дайте человеку легко себя проявить.

Елена Рыковцева: Дайте еще дополнительную нагрузку в виде развлекательного шоу. Одно шоу, второе шоу, агентство...

Александр Мельман: Он будет делать это легко, он будет делать это танцуя и припеваючи. Вообще ничто человеческое не чуждо.

Елена Рыковцева: Его на новую работу как на курорт послали, вы считаете?

Александр Мельман: Может быть. У нас ведь много ведущих, которые ведут самые разные форматы. Скажем, господин Гордон, в каких форматах только ни проявил себя, или господин Дибров, или господин Парфенов. Ну и замечательно. К сожалению, Парфенова нет на нашем телевидении, остальные все присутствуют. Дай им бог.

Елена Рыковцева: Одним словом, захотелось ему немножко порезвиться.

Александр Мельман: А начальство пошло навстречу.

Елена Рыковцева: Сергей из Тверской области, вы что-то посмотрели за это время, за первую неделю сентября?

Слушатель: Киселева очень сложно слушать. У меня всегда напрашивается такой вопрос: как вы думаете, Киселев уважает ту аудиторию, перед которой выступает на телевидении? И вообще, в конце концов, уважает ли он сам себя, когда он ведет такие передачи, так относится к людям?

Елена Рыковцева: Это хороший философский вопрос. Александр, уважает ли Дмитрий Киселев свою аудиторию?

Александр Мельман: У нас, мне кажется, передача превращается в личное дело господина Киселева, какое-то комсомольское собрание о моральном облике.

Елена Рыковцева: Вы только что сказали, что ничего аморального в этом облике нет. Он уважает свою аудиторию или нет?

Александр Мельман: Я могу только представлять некий образ господина Киселева, я не могу ему залезть в черепную коробку. Я думаю, что по-своему, безусловно, да. Потому что он понимает, что все, что он говорит, массовая аудитория поймет и она понимает. Это такой взаимный процесс. А что он говорит в курилке или дома на кухне по поводу этого народа, я не знаю, со свечкой не стоял, поэтому врать не буду.

Елена Рыковцева: Виктор из Москвы, говорите, пожалуйста.

Слушатель: У меня маленькая ремарка по поводу Киселева. Киселев заявляет в Европейском суде о том, что он не несет ответственности за политическую деятельность правительства — это все равно, как на Нюрнбергском процессе Штрейхер, известный редактор антисемитского издания, заявлял бы, что он не несет ответственности за преступления Гитлера против евреев. Но почему-то Нюрнбергский процесс не воспринял его аргументы и повесил Штрейхера. Я, конечно, не призываю Европейский суд устанавливать для Киселева какое-то наказание.

Елена Рыковцева: Он его не судит — это он сам подал, он пожаловался с просьбой о справедливости.

Слушатель: Я понимаю. Киселев, на мой взгляд, за свои преступления провокационные в отношении Украины достоин уголовного наказания, но, конечно, в России. Я надеюсь, это когда-нибудь осуществится.

Елена Рыковцева: Вы повторяете то, что говорил Борис Райтшустер, если формально, с точки зрения закона подходить к вещам, которые касаются разжигания ненависти, то он теоретически, мы никак не можем называть преступление без решения суда, но теоретически возможно, если с этой точки зрения подойти, он бы мог под это подпасть и здесь. Олег из Красноярска, здравствуйте.

Слушатель: Вам не кажется, что со стороны Киселева это была провокация, издевательство?

Елена Рыковцева: Нет, это очень серьезная история, она длится с мая. Это серьезный процесс, о котором стало известно только сейчас. Они старались делать это тихо, не вынося на публику. Ему действительно важно снять с себя эти санкции. У него действительно есть там разного рода интересы. Например, в Англии то и дело арестовывают счета Russia Today, телекомпании, потому что, как считает английский банк, каким-то образом по счетам этой телекомпании проходят личные деньги Дмитрия Киселева, который сейчас под санкциями. Там много неприятностей у него из-за этих санкций, поэтому ни о какой провокации, шутки или повода, чтобы мы это обсуждали, он давать не хотел, они хотели это сделать тихо. Но поскольку Европейский суд имеет обыкновение выкладывать какие-то материалы на своем сайте, в один прекрасный день, а именно вчера эти материалы были выложены, и мы получили возможность это обсуждать. Поверьте, что это не с подачи Дмитрия Киселева.

В программе "Лицом к событию" также обсуждались новые политические ток-шоу НТВ с ведущими Максимом Шевченко и Сергеем Минаевым, а также новый состав жюри шоу "Голос". Это обсуждение вы можете прослушать в звуке или посмотреть в видеоверсии.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG