Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В поисках вредных книжек


Бюст украинского поэта Тараса Шевченко в московской Библиотеке украинской литературы

Бюст украинского поэта Тараса Шевченко в московской Библиотеке украинской литературы

Следственные действия с директором украинской библиотеки Натальей Шариной продолжались весь день

Представитель Следственного комитета России Владимир Маркин еще в четверг заявил, что его ведомство будет просить суд об аресте задержанной накануне в Москве директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной. По словам Маркина, в отношении Шариной возбуждено дело по статье 282 УК РФ "Возбуждение национальной ненависти и вражды, унижение человеческого достоинства".​ Суд по избранию меры пресечения Шариной должен был состояться 30 октября. Однако на 18.00 московского времени адвокат Натальи Шариной Иван Павлов еще не знал даты и времени суда.

28 октября в библиотеке украинской литературы прошел обыск, во время которого были изъяты книги и журналы.

Как говорится в сообщении на сайте Следственного комитета, "в рамках расследования уголовного дела в столичной библиотеке, расположенной на улице Трифоновской, следователями главного следственного управления совместно с оперативными службами был проведен обыск, в ходе которого изъята печатная продукция, содержащая призывы к антироссийской и антирусской пропаганде".

Дмитрий (Дмитро) Корчинский

Дмитрий (Дмитро) Корчинский

В сообщении поясняется, что речь идет о книгах Дмитрия Корчинского, одного из деятелей украинского националистического движения. В марте 2014 года против него было возбуждено уголовное дело по статьям 354 УК РФ ("Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны с использованием средств массовой информации") и 205.2 УК РФ ("Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности с использованием средств массовой информации"). Его подозревают в создании банды для нападения на граждан России в Чечне. Корчинский был главой украинской националистической организации "Братство", баллотировался в президенты Украины в 2004 году, набрав 0,17% голосов. В федеральном списке экстремистских материалов на сайте Минюста России есть книга Корчинского "Война в толпе".

Наталья Шарина

Наталья Шарина

По версии Следственного комитета, в 2011-2015 годах Наталья Шарина, "являющаяся должностным лицом", "распространяла среди посетителей книжные издания Дмитро Корчинского, признанные судом экстремистскими материалами". По обвинению по ст. 282 УК РФ 58-летней Шариной грозит до 5 лет лишения свободы.

Кроме этого, если верить записи в "Живом журнале" муниципального депутата района Якиманка Дмитрия Захарова, по заявлению которого якобы был проведен обыск, из библиотеки были изъяты и другие материалы – например, издания о Степане Бандере и детский журнал "Барвинок", в котором нашли флаг, похожий на флаг запрещенной в РФ организации "Правый сектор". По данным агентства "Интерфакс", из библиотеки было изъято около 200 книг и материалов, "многие" из которых, по данным источника "Интерфакса", "содержат изображения свастики". Изъятые материалы будут направлены на экспертизу.

ТАСС уточняет со ссылкой на источник в правоохранительных органах, что Наталья Шарина задержана на 48 часов после обыска у нее в квартире и допроса в СК. Вопрос о ее аресте должен решиться в суде. Однако о его времени и месте ничего не известно. Адвокат Иван Павлов, который вступил в дело в четверг, написал на своей странице в сети "Фейсбук", что подал ходатайство о домашнем аресте своей подзащитной. За два дня следствия у нее четыре раза случался гипертонический криз.

В четверг вечером с Натальей Шариной продолжили следственные действия – была проведена очная ставка с бывшим сотрудником библиотеки Сергеем Сокуровым-Величко, который также обратился в правоохранительные органы с просьбой проверить библиотеку в связи с подозрениями в распространении экстремисткой литературы. Шарина, судя по протоколу ставки, который опубликовал адвокат библиотекаря Иван Павлов, отказалась отвечать на вопросы:

30 октября следственные действия продолжились. Адвокаты обратились к следователям с ходатайством об освобождении женщины:

Журналист и правозащитник Зоя Светова, которой удалось встретиться с Натальей Шариной и с ее мужем, рассказала РС, что и книги в библиотеке, и газеты в квартире ее директора, скорее всего, были подброшены оперативниками:

– Шарина сказала, что им подбросили целую пачку книг. По-моему 17, но они были подброшены еще до начала обыска. В 8:30 в библиотеку пришли сотрудники правоохранительных органов. Я не знаю, кто это были – или сотрудники Следственного комитета, или сотрудники ФСБ, или сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом. Но дело в том, что в это время там была только уборщица. Они показали удостоверения, и уборщица их впустила. И Наталья Шарина предполагает, что тогда-то эти книги и были подброшены. На обыске в библиотеке вдруг сотрудники откуда-то там из-за шкафа достали целую стопку книг. Шарина и другие сотрудники обратили внимание, что на этих книгах нет штампа библиотеки и не написано, на каких полках они стоят. В каждой библиотеке на книгах есть опознавательные знаки. Здесь же их не было. Поэтому Шарина утверждает, что эти книги были подброшены. И сотрудники, и, я так понимаю, уборщица рассказали, как это все было, каким образом книги были подброшены. Кроме того, у Шариной дома были обнаружены две газеты. Боюсь наврать, как они называются.

– "Час РУХу".

– Да, "Час РУХу". Муж Шариной мне сказал, что в принципе таких газет у них не было. Насколько я понимаю, они по-украински не читают. Даже, по-моему, сама Шарина не очень хорошо владеет украинским языком. Но эти газеты у них были найдены дома. Муж Шариной мне рассказал, что к ним на обыск пришло очень много сотрудников Следственного комитета и каких-то оперативников. Они разбрелись по квартире, и следить за ними было невозможно. Квартира довольно большая – около 70 кв. м. Поэтому он допускает, что эти газеты тоже были подброшены. В любом случае, может быть, они где-то у них были, но на них не было ни штампа библиотеки, ничего. Они их никому не давали читать. Здесь вообще нет никакого состава преступления.

– Почему Шарина сейчас находится в Таганском отделении? Библиотека-то находится сама на Трифоновской?

– Дело возбуждено Следственным комитетом по Таганскому району. Насколько я понимаю, дело возбуждено по заявлению бывшего сотрудника библиотеки Сокурова-Величко. Это человек, которому 73 года. Он вчера тоже был в ОВД "Таганское", участвовал в очной ставке. Судя по протоколу очной ставки, совершенно какой-то безумный человек. Я слышала о том, что он является сексотом ФСБ. Кроме того, известно, что он написал несколько книг для каких-то сотрудников ФСБ.

Бывший директор и основатель библиотеки украинской литературы в Москве Юрий Кононенко – ему сейчас запрещен въезд в РФ – в эфире Радио Свобода сказал, что самой большой ошибкой Натальи Шариной было то, что в 2009 году она приняла на работу Сокурова-Величко.

В пятницу утром агентство "Интерфакс" со ссылкой на анонимный источник в правоохранительных органах сообщило, что дело против Натальи Шариной может быть закрыто. Ранее в СК заявляли, что будут ходатайствовать об аресте женщины.

Библиотека украинской литературы 29 октября начала работу в штатном порядке. Об этом Радио Свобода рассказал заведующий отделом культуроведения, культурно-массовых и медийных программ библиотеки Виталий Крикуненко. В учреждении не сомневаются, что обыски и уголовное преследование Натальи Шариной связано с политической обстановкой. Всем сотрудникам библиотеки, кто 28 октября находился на рабочем месте, следователи вручили повестки на допрос:

– Библиотека работает по плану. У нас мероприятия, читатели, у нас паломничество журналистов. Что касается Натальи Григорьевны, то она сейчас там, связи у нас с ней нет.

– В целом какова атмосфера сейчас в библиотеке? Как это повлияло на сотрудников, на работу?

Татьяна Мунтян, сотрудница Библиотеки украинской литературы

Татьяна Мунтян, сотрудница Библиотеки украинской литературы

– На сотрудников это повлияло, конечно, они удручены. Это не первый случай в нашей библиотеке, и это, может быть, позволяет быстрее адаптироваться. Но все работают, обслуживают читателей. В 2010 году, в начале 2011 года это уже было, и то, что вчера происходило, как дежавю. Тогда тоже приходила следственная проверка.

– А то дело с тем, что происходит сейчас, связано? Везде информация разная.

– В нашем представлении, это связано, как две главы одной повести. Но как там это оформлено, в каком виде предстает в документах, я не знаю, к сожалению.

– А вас допрашивали, вызывали куда-то?

– Мы идем на допросы. Сотрудникам дали повестки. Все один к одному, как уже было. Вчера получили повестки Татьяна Григорьевна, отдел обработки, читальный зал, заместитель директора по АХЧ, бухгалтер, сотрудница по абонементу. Те, кто были на месте, все получили повестки на пятницу. Насколько я представляю, мы в статусе свидетелей.

– С чем связано это дело, как вы считаете?

Это не пропаганда, не продвижение экстремистской литературы, и библиотека – это не агитационный клуб

– Наша Библиотека украинской литературы – единственное во всей Российской Федерации, государственное учреждение города Москвы, работает в рамках законодательства российского. Мы законопослушные граждане и стараемся ни в чем не нарушать законы. Есть закон о библиотечной деятельности, который регламентирует работу библиотеки, мы его не нарушаем. Экстремистские материалы, которые по закону не должны содержаться в библиотеке и которые попадают в известный список экстремистской литературы, – мы такую литературу не принимаем в библиотеку, мы с ней не работаем. Когда берутся огульно и слишком широко оценивать такого рода литературу… Допустим, в украинской истории есть много сложных страниц, которые в России вызывают, и в Украине, кстати, тоже, разные мнения. Это история Украины, то, что люди, которые этим интересуются, наверное, имеют право знать. Наверное, имеют право и книги держать в руках, которые законно изданы, законно попали в библиотеку, никто их не запрещал. К нам приходят читатели, историки, преподаватели, причем из очень видных, специальных вузов, московских, и спрашивают прямо: нам нужно такую книжку по истории ОУН-УПА. Эта книжка не запрещена, у нас в библиотеке она имеется, как научный, исторический труд. После событий 2010 года она у нас не в открытом доступе, а в специальном фонде. По закону о библиотечной деятельности таким людям по запросу эту книгу мы должны выдать. Это не пропаганда, не продвижение экстремистской литературы, и библиотека – это не агитационный клуб. Мы не агитируем ни за что. Но если кому-то хочется таким образом повернуть вопрос или на какой-то полке найти книгу, которая могла бы трактоваться так или иначе, ради бога, это ваше право – трактуйте ее, как хотите. Если эта книга окажется в списке запрещенной литературы, она не попадет в библиотеку, мы ее не будем предлагать читателям.

Библиотека украинской литературы

Библиотека украинской литературы

– В интернете появились фотографии обыска, и в частности, с детским журналом, где изображен флаг запрещенного в России "Правого сектора". Как вы считаете, правоохранительные органы перегнули палку, расценивая это как экстремизм?

Закон о библиотечной деятельности запрещает всякую цензуру в библиотеках, запрещает изъятие книг, если они выпущены законно

– Я считаю, что это перегнули издатели. Потому что в детских журналах не должно быть, на мой взгляд, как читателя, как родителя, политизированных материалов. Возможно, библиотекари могли бы этот журнал не принять в фонд, но он поступил, этот журнал идет по подписке, у него есть читатели, и я не думаю, что кто-то там на этот небольшой рисуночек обратил внимание... Когда мне показал следователь это флаг, я сразу и не разобрал, он там такой нечеткий, я с трудом понял, что это такое. Если запрещать детский журнал и вносить его в экстремистский список – это право снова же тех, кто формирует эти списки. Тогда мы его не вправе будем в нашей библиотеке иметь.

– Вы считаете, что это политическая обстановка сейчас способствовала такому развитию событий?

– Конечно! Политическая обстановка, которая крайне неблагоприятна для культуры. Об этом когда-то сказано было: "пушки говорят – музы молчат". Слава богу, пушки утихли, и даст бог, никогда этого не повторится на нашей славянской, братской земле. Но то, что мы видим, все в этом контексте пребывает. Я уверен, что и в Украине в конце концов разберутся с этими символами и приоритетами, все встанет на свои места. Правая эта волна, которая сейчас выплеснулась наружу, уляжется, и у украинского народа, я его хорошо знаю, хватит здравого смысла и доброго сердца, чтобы все было хорошо. Давайте надеяться на то, что все будет разумно и хорошо. И главное – относиться к этому тоже по-доброму и разумно. Может быть, это издательский промах, я уже говорил, может быть, где-то и библиотека недосмотрела. Сделайте замечание, мы поставим этот журнал в надлежащее место, он не будет виден тем, кого он может раздражать. Закон о библиотечной деятельности запрещает всякую цензуру в библиотеках, запрещает изъятие книг, если они выпущены законно, поступили в библиотеку законно, или другие печатные издания. Ну, а мы, к сожалению, имеем такие события, которые заставляют на эту тему размышлять и волноваться.

Сегодня стало известно, что случай с украинской библиотекой не единичный. В интервью Радио Свобода руководитель первой научно-популярной библиотеки Артем Акшинцев рассказал, что и к его учреждению у властей города появились претензии. Речь идет о книге-монографии Сергея Абашина "Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности".

– Сергей Абашин – это уважаемый ученый-этнограф. Книга была издана при содействии Российского фонда фундаментальных исследований, и нашей библиотеке РФФИ подарил эту книгу. Книга редкая, поэтому для этнографов, историков, исследователей стран Азии это весьма ценный труд. Нас попросили убрать ее с полки, хотя она не включена в список книг Минюста экстремистского характера.

– А кто вам об этом сообщил?

– Тут ситуация немножко запутанная. Позвонили библиотекарю, представились просто из ЦБС (Центральная библиотечная система. – РС) и сказали, что настоятельно рекомендуют ей убрать эту книгу, и сослались на арест руководительницы Библиотеки украинской литературы. Библиотекарь испугалась, пришла к нам и потребовала все это срочно убрать. Мы подчиняемся напрямую ЦБС, поэтому нам пришлось пойти на это действо. Сегодня мы пообщались с ЦБС напрямую, и мне сказали, что книгу еще раз перепроверят. Перепроверили по спискам Минюста, сказали, что ее нет в реестре – книгу можно вернуть, но не особо это афишировать, потому что у книги очень провокационное, по их мнению, название. И пока не будет ясно, как Минюст дальше разовьет эту тему с арестом директрисы Библиотеки украинской литературы, мы такие книги выставляем на задних полках, если так можно выразиться. Люди боятся, что могут попасть под такие же санкции. Если в библиотеке найдут какую-то книгу, которая внесена вчера в этот список, то могут быть последствия. Этот список – непонятно – будет расширяться или нет. Сейчас он представляет собой 600-страничный документ с перечислением всех книг, которые запрещены. Будет ли этот список расширяться или не будет – неясно. Я надеюсь, что книги научно-популярного и научного толка не попадут в этот список, потому что невозможно, если ты занимаешься этнографией, то что, тебе постоянно цензурировать свою собственную работу? Причем эта работа классическая, построенная по всем правилам научного исследования.

– А о чем она?

– По сути эта книга о формировании наций в Средней Азии в XIX–ХХ веках, о феномене этничности, о видах этничности, о культуре, о родоплеменных отношениях, о среднеазиатском национализме в Российской империи, о Советском Союзе на постсоветском пространстве и о роли этноса в современном модернизированном сообществе.

– Можно предположить, что в ЦБС просто испугались названия?

– Скорее всего, так и произошло.

– Сейчас вы эту книгу вернули на полки?

– Да. Буквально час назад мне поступил звонок о том, что ее еще раз проверили по каталогу Минюста. Ее в этом каталоге нет. Видимо, высокопоставленные люди проверили, немножко успокоились. Посмотрим, что будет дальше. Я надеюсь, что таких ситуаций вообще не будет возникать.

– Вы все поступающие книги так проверяете по этому каталогу?

– Да. Все поступающие книги мы обязаны проверять по этому каталогу.

28 октября обыски прошли не только в библиотеке и в квартире Шариной, но и по месту жительства сопредседателя общественной организации "Украинцы Москвы" Валерия Семененко. Он говорит, что следственные действия заняли практически весь день:

Валерий Семененко

Валерий Семененко

– Меня очень огорчило, что всю мою квартиру перевернули вверх дном. Эти люди абсолютно не специалисты в литературе, а костоломы! Плюс "маски-шоу" с автоматами. Забрали компьютер, все, что надо и что не надо. Исторические романы, "Историю Украины-Руси" Михаила Грушевского. Зачем – не могу понять. Забрали книги и флешки моей дочери, которая урбанистикой занимается, у жены ноутбук забрали. После этого отправились в следственное межрайонное управление. Тут же, как только мы уехали из дома, появилась съемочная бригада НТВ, жена их выгнала.

– Что интересовало следователей?

– В основном разговор крутился вокруг библиотеки. Показали мне какие-то списки литературы, о которых я практически ничего не знаю, – может быть, там что-то и есть экстремистское, а может, и нет. Якобы это было в библиотеке. Да, я помогаю библиотеке, книги Ивана Козловского с автографами автора туда передавал. Спрашивали об истории возникновения этой библиотеки. Но это же все есть в Департаменте культуры! – рассказал Радио Свобода ​сопредседатель общественной организации "Украинцы Москвы" Валерий Семененко.

Обыск в "Библиотеке украинской литературы":

Депутат Совета депутатов муниципального округа Якиманка Дмитрий Захаров так объяснил журналистам, почему он обратился в правоохранительные органы с просьбой провести проверку в библиотеке. "Так как я занимаюсь темой Украины, то, соответственно, общаюсь с людьми, которые интересуются этой темой. Пришла информация, что в библиотеке, возможно, хранятся экстремистские материалы", – сказал Захаров. На своей странице в соцсетях он подробно отчитывался о том, как идет обыск:

Официальный представитель омбудсмена Украины в России Владимир Шрейдлер полагает, что претензии к Библиотеке украинской литературы и к ее сотрудникам укладываются в общий контекст поведения российских властей по отношению к Украине:

Владимир Шрейдлер

Владимир Шрейдлер

​– Мне непонятно, каким образом заранее ставятся ярлыки, поскольку повсюду в СМИ уже гуляет информация о русофобской литературе. Должна быть назначена экспертиза, и эксперты, лингвисты точно переведут: сначала будет работать переводчик с украинского на русский, потом должны работать лингвисты-эксперты. До того, как они покажут миру свое заключение о конкретных текстах, никто никакие ярлыки никому лепить не имеет права. Второе, что для меня абсолютно непонятно: каким образом идут следственные мероприятия, а вечером того же дня по сети гуляют фотографии с места обыска. Каким образом они попали в сеть? Я считаю, что это заранее информационный нажим, люди пытаются картинкой подтвердить что-то. До экспертизы и решения суда никто не может говорить, что кто-то распространял русофобскую литературу.

– Если глобально посмотреть на произошедшее, кому это сейчас выгодно? Учитывая, что было ощущение, что вопрос Украины стал отходить на второй план.

С таким успехом – я утрирую и уже смеюсь – можно и само слово "Украина" признать русофобским и экстремистским

​– Он не стал отходить на второй план, к сожалению. Мы живем в той стране и в то время, когда политическая власть и реальная власть в Российской Федерации не знает, на чем и на ком отыграться. По Украине не все складывается так, как они рассчитывали. Действительно, Донбасс будет уходить в сторону Украины, сейчас это ясно практически всем, но признать это поражением не могут. И это – продолжение истерии. Мне обидно все это наблюдать в России, потому что с таким успехом – я утрирую и уже смеюсь – можно и само слово "Украина" признать русофобским и экстремистским. Это истерия, и ничто иное. Я прекрасно знаю Семененко, которого вчера обыскивали, с которого взяли показания, это абсолютно милый, интеллигентный, культурный человек. Я лично не знаком с директором украинской библиотеки, но я не думаю, что там была какая-то действительно экстремистская литература.

– Как вы считаете, как могут развиваться события?

Знаковым моментом будет именно избрание меры пресечения

​– Развитие событий в сегодняшней ситуации прогнозировать сложно. Я думаю, что знаковым моментом будет именно избрание меры пресечения. Если мерой пресечения будет содержание под стражей, то это будет еще один образцово-показательный политический процесс "а-ля 1937 год". Если мерой пресечения будет избран домашний арест, что-нибудь еще, не заключение под стражу, значит, тогда можно будет говорить о попытке еще раз напугать общество. Она женщина, скорее всего, мать, скорее всего, там есть семья, и в обоснование меры пресечения "под стражей" я не представляю себе, что можно привести.

В Совете по правам человека и развитию гражданского общества заявили, что следят за ситуацией вокруг Библиотеки украинской литературы. Председатель Совета Михаил Федотов в интервью РБК сказал, что ожидает "в ближайшее время также арестов поваров в ресторанах с украинской кухней".

Павел Гусев

Павел Гусев

Член Совета, главный редактор издания "МК" Павел Гусев считает, что с подобными претензиями следователи могли бы прийти в любую российскую библиотеку, и зачем было раздувать "скандал на пустом месте" – непонятно:

– Это абсолютно неправомерная акция в отношении библиотеки. Она не распространяла, не стояла у входа и не рекламировала: приходите к нам, почитайте те или иные украинские газеты или что-либо иное. Они работали в режиме библиотеки, у них есть какие-то периодические издания, есть и издания исторические. Более того, исторические издания, насколько я знаю, у них были на спецхранении, не все выдавались, а выдавались только ученым и специалистам, которые работают в области истории Украины, взаимоотношений между Россией и Украиной. Это существует в любых библиотеках, сегодня можно прийти в Библиотеку Ленина и найти там достаточно странные издания, но они будут храниться в спецхране или выдаваться только по специальным разрешениям и письмам для исследовательской и научной работы. На сегодняшний день говорить о какой-то экстремистской деятельности – достаточно неубедительно. Раз сегодня названы какие-то издания – они больше станут привлекать внимание, а через интернет сегодня их можно быстрее найти. Для чего это делать – абсолютно непонятно. Скандал на пустом месте.

Это существует в любых библиотеках, сегодня можно прийти в Библиотеку Ленина и найти там достаточно странные издания

МИД Украины в среду заявил протест в связи с проведением в библиотеке обыска. "Призываем российскую власть прекратить давление на работу Библиотеки – культурной ячейки многотысячной украинской общины – и положить конец целенаправленной политике по уничтожению всего украинского", – говорится в сообщении, опубликованном на сайте министерства.

Библиотека украинской литературы – преемница Центральной украинской библиотеки Москвы, существовавшей с 1918 по 1938 год. В 1949 году часть фонда библиотеки передали в библиотеку Львовского университета. Библиотека открылась в 1989 году, и в 1994 году ей вернули более тысячи книг, в свое время отправленных во Львов. В четверг 29 октября стало известно, что мэрия Москвы передала Библиотеку украинской литературы из ведомства департамента культуры Москвы в ведомство департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма столицы.

В декабре 2010 года в библиотеке также было проведено два обыска в рамках уголовного дела по той же 282-й статье. Искали экстремистскую литературу, которая может быть использована "в качестве средств пропагандистского воздействия", поскольку имеет "антироссийскую и антирусскую направленность". Министерство иностранных дел Украины тогда призвало российские власти сохранить библиотеку, и в начале 2011 года она возобновила работу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG