Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт между министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым и главой Одесской областной администрации Михаилом Саакашвили оказался главным событием политической жизни страны последних дней и оброс многочисленными комментариями – причем среди комментаторов были и обычные пользователи социальных сетей, и президент Украины. Но назвать этот конфликт личным – значит, не увидеть сути того, что сегодня происходит в украинской власти. У Авакова и Саакашвили не было никакого повода для личного конфликта. А вот повод для конфликта политического – был.

Конфликт этот начался еще до появления Саакашвили в украинской политической жизни – с избранием нового президента страны. Петр Порошенко оказался главой государства с весьма ограниченными Конституцией полномочиями. Близкий соратник Виктора Ющенко, Порошенко хорошо знал, каким беспомощным и неуклюжим выглядит глава государства с такими полномочиями, как легко он становится “добычей” собственных премьеров. Виктор Янукович, преемник Ющенко и предшественник Порошенко, легко решил эту проблему – вначале в обход Конституции сформировав послушное себе правительство, а затем и изменив с помощью покорного Конституционного суда сам Основной закон. Но Порошенко не хотел, да и не мог вести себя как Янукович в посудной лавке украинской политики. Искушенный игрок, Порошенко стал действовать с помощью политических методов. Используя высокий кредит даже не доверия, а надежды, полученный после выборов, Порошенко сформировал собственный именной политический блок, вскоре переформатированный в партию.

Однако парламентские выборы не принесли того результата, на который рассчитывал президент. Да, Блок Порошенко стал первой фракцией парламента, но неожиданно хороший результат "Народного фронта" – партии Александра Турчинова и Арсения Яценюка – не позволил создать “настоящее президентское” правительство. Дееспособная коалиция должна была включать в себя несколько партий. Порошенко удалось и тут обыграть конкурентов – правительство почти полностью было укомплектовано министрами из его блока или технократами по квоте президентского блока. "Народному фронту" досталось всего четыре портфеля, но важных: посты премьер-министра, министров внутренних дел, юстиции.

Президент контролирует большую часть правительства, после выборов он рекомендовал “своих” министров – обороны и иностранных дел, главу Службы безопасности, Генерального прокурора, назначил по представлению правительства глав областных администраций. Благодаря тому, что Национальный совет по телевидению и радиовещанию формируется наполовину по квоте президента, а наполовину – по квоте парламента, в которой есть место и для представителя президентской партии, у Порошенко и здесь – стойкое большинство. При этом у главы государства – при столь большом объеме кадровых, политических и экономических возможностей – нет прямой ответственности за проводимые реформы. Но и полного контроля за правительством тоже нет. Потому что пост премьера с точки зрения конституционных полномочий представляет главе правительства очевидную самостоятельность и, что самое главное, делает именно премьера партнером западных кредиторов страны. Странно было бы думать, что глава государства этого не понимает и что он с этим смирится.

Конфликт президентов и премьеров Украины продолжается с начала 1990-х и завершится только тогда, когда государственные интересы будут превалировать над интересами властных полномочий

Вступать в открытое столкновение с партнером по коалиции Порошенко не собирался – тем более что Яценюк с первого же дня пребывания нового главы государства в офисе согласился с ведущей политической ролью президента. Но украинская политика не смогла выдержать двоих лидеров. Кто же скажет об этом обществу? Этим гонцом оказался бывший президент Грузии. Практически с первого дня пребывания в должности одесского губернатора Саакашвили стал неутомимым критиком премьера и его команды. Он критиковал Яценюка за промедление в реформах, за коррумпированность окружения, за плохую работу министерств и ведомств, за пагубную практику работы с международными кредиторами. Критика Саакашвили легла на благодатную почву – украинские граждане очевидно неудовлетворены социальными проблемами, сохранением олигархии, отсутствием ясных перспектив развития страны. То, что критика одесского губернатора, как правило, не задевает президентское окружение, проходит мимо общества. Даже тот, кто это замечает, может легко объяснить такую избирательность стремлением заручиться хотя бы чьей-то поддержкой – ведь не может же такой яркий критик быть в полном одиночестве!

У Саакашвили все получилось. Если еще недавно главным объектом общественного недовольства был президент – за военные поражения, уступки в Минских соглашениях, неудовлетворительную работу Генштаба и Генпрокуратуры и прочие “грехи”, которые были скорее естественными системными сбоями, чем следствием его личных ошибок, то сейчас с таким же раздражением в стране воспринимается премьер – за промедление в реформах, социальные проблемы и коррупцию. Но критики ради критики не бывает, правда?

В президентском окружении рассчитывали, что дискредитация премьера заставит “народнофронтовцев” отказаться от поддержки Яценюка и согласиться с менее самостоятельной кандидатурой на посту главы правительства – либо напрямую связанной с президентом, либо политически нейтральной. Среди претендентов на премьерский пост фигурировало несколько фамилий, в их числе и самого Саакашвили. Но здесь начались проблемы в президентском окружении. Главным лоббистом назначения Саакашвили был близкий к президенту “олигарх” с российским паспортом Константин Григоришин – давний участник подковерных боев на украинской политической сцене. Однако Григоришин находится в жестком противостоянии с главой президентской администрации Борисом Ложкиным и “серым кардиналом” Блока Порошенко депутатом Игорем Кононенко, которых он публично обвиняет в коррупции. Саакашвили явно не желает участвовать в этой схватке. Когда в интервью Радио Свобода я спросил у одесского губернатора, что он думает о лоббистских усилиях Григоришина, бывший президент Грузии был непреклонен: “один олигарх – один голос”, как у любого другого гражданина. Григоришину пришлось убедиться в справедливости этого тезиса буквально на следующий день после нашей беседы. Перед Одесским экономическим форумом олигарх передал главе обладминистрации собственный список коррупционных схем, распределенных между его основными оппонентами – от Яценюка до Кононенко. Саакашвили обошел соратников президента стороной и “замкнул” предложенный ему список на Яценюке. У Саакашвили – своя игра, в которой – как свидетельствует грузинский опыт взаимодействия президента с “олигархами” – толстосум может быть только использован и отброшен в сторону, если только он сам, как Бидзина Иванишвили, не попытается сыграть втемную против бывшего покровителя.

Но в этой непростой игре “всех против всех” наступила пауза после того, как стало ясно: "Народный фронт" не собирается отказываться от поддержки Яценюка, а международные кредиторы – давать новый транш в случае отставки правительства и провала согласованных с МВФ параметров бюджета. В этом случае экономический коллапс наступил бы столь быстро, что уже через несколько месяцев в украинской политике наблюдались бы совсем другие страсти, а на главных ролях были бы совсем другие люди. Поэтому столкновение Саакашвили и Авакова – конфликт после битвы. Битвы, которая, по большому счету, еще не состоялась, но она только отложена. Петр Порошенко умеет ждать.

Уже через несколько месяцев – если не через несколько недель – противостояние возобновится. Возможно, что теперь оппоненты премьера будут искать не столько повода для его замены, сколько возможности отправить правительство в отставку. Президент может воспринимать вероятные досрочные выборы как шанс сформировать собственный кабинет без “чужого” премьера. Саакашвили – как возможность возглавить украинское правительство. Бывший грузинский президент вообще в пикантной ситуации. Он не может возглавить список собственной партии в Грузии – так как лишен грузинского гражданства. Он не может возглавить список партии, которую можно было бы создать в Украине (или список той же партии президента), так как не живет в стране необходимые для участия в выборах пять лет. Но зато Саакашвили может стать главой правительства и в Грузии, и в Украине – если только его сторонники одержат победу. Интереснее всего будет, если это произойдет в обеих странах сразу и Саакашвили придется выбирать.

Но пока что все это – скорее фантастические сюжеты. Ситуация меняется слишком быстро, украинские настроения изменчивы – и уже в следующем году президент может вновь стать “антигероем” из-за необходимости воплощать в жизнь Минские соглашения, а к премьеру начнут относиться примирительнее – если в стране обнаружится хотя бы небольшой экономический рост. Но конфликта внутри власти это все равно не решит – ведь по сути, конфликт президентов и премьеров Украины продолжается с начала 1990-х и завершится только тогда, когда государственные интересы будут превалировать над интересами властных полномочий.

А для этого нужно построить само государство.

Виталий Портников – киевский журналист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Дороги к свободе"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG