Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Героями социальных сетей снова становятся священники. На прошлой неделе, напомним, в центре внимания была отставка отца Всеволода Чаплина с его высокого поста в РПЦ.

Один из хедлайнеров выходных – иеромонах Фотий, победитель четвёртого сезона шоу "Голос" (музыкальное реалити-шоу, выходящее на Первом канале).

Поздравление с победой появилось даже на странице патриарха Кирилла:

Поздравляю отца Фотия с победой в конкурсе «Голос». Предприятие с самого начала было весьма спорным и даже, хотел бы сказать, опасным для монаха. Потому что эстрада и монашеское призвание как бы несовместимы. Но результат, на удивление, оказался положительным – думаю, и для отца Фотия, и для всех, кто его слушал и кто его полюбил.

И поэтому, поздравляя отца Фотия, хотел бы пожелать ему сохранять ту естественность поведения, скромность, которая присуща монашескому званию и по которой люди - как церковные, так и нецерковные - определяют духовное состояние священнослужителя. Сохрани в сердце то, что я тебе желаю в непростое для тебя время, наступающее после победы на конкурсе.

Желаю также помнить, что избранный тобой монашеский путь по своему значению и по смыслу превышает ту победу, которую ты одержал. Ведь многие и голосовали не только за голос, но и за образ.

Роман Лейбов:

А че там такое, какой такой поющий телемонах, зачем об этом пишут люди? Монахи вообще поют, им положено. Вот если бы вдруг в парных танцах на льду монахи, я понимаю - был бы повод обсудить.

Кирилл Шулика:

Кстати, про иеромонаха Фотия и шоу в телевизоре. А вы вообще в курсе, что сейчас пост, который даже на мирян накладывает ограничения. Тут же речь вообще о монашествующем, у который пост еще строже, чем мы привыкли видеть.

Так что в России православие на самом деле превращается в джинсу, что является на самом деле очень большим грехом.

Фёдор Крашенинников:

Про "Голос" и монаха Фотия

Я сам не смотрел, но пришлось об этом прочитать сотню мнений.
Предлагаю подумать вот над каким тезисом:
Если в разгар рождественского поста православный иеромонах участвует и даже побеждает в эстрадном развлекательном музыкальном (жаль, не танцевальном!) шоу -- то это фундаментальное поражение и РПЦ, и религии вообще: ведь это не телевидение пришло к монаху, а монах к телевидению! Ведь это не телевидение отменило развлечения из-за поста, а монах в пост развлекает публику песнями.

Сергей Евдокимов:

Вот вы все смеетесь, а ведь о чем говорят эти тв-тренды (и дети, и священники)? Что общество больше не видит примеров для подражания в самом себе. И только дети и служители культа, кажется, еще обладают той духовной чистотой, на которую стоит ориентироваться, только на них еще есть надежда - дети, потому что еще не успели стать циничными, продажными взрослыми, а священники - потому, что избрали путь служения не земным, а вечным ценностям.

Анна Монгайт:

телеаналитик Sergey Evdokimov сообщает: "люди в рясах это новый восходящий телевизионный тренд. Вот все в мире сейчас увлекаются детьми (детский "МастерШеф", детский "Голос" и т.д.), а Россия увлекается попами. Они и в новостях ньюсмейкерами выступают, и в шоу талантов побеждают.
В этом смысле нужно разработать новую систему "поповских" версий больших форматов - не шоу "Голос", а шоу "Глас"; не "Дом-2", а "Храм-2"; не просто "Вести", а "Благие Вести"
"Благие вести с отцом Дмитрием ( Киселевым)" -очень перспективная идея. я бы смотрела.

Ольга Щёлокова:

Для того ли Христос пострадал за человечество, чтобы оборзевший от безделья и тщеславия иеромонах Фотий (напомню: монаху прилично прибывать в уединении и молитве, а иерею — совершать церковные таинства) стяжал сомнительную славу попа-звезды и поставил высшей целью своей жизни соревноваться с бородатыми женщинами от шоу-бизнеса, при полном одобрении и даже благословении так называемого патриарха?

Следующим шагом должен, по идее, стать конкурс красоты молодых монахинь с дефиле в купальниках — опять же при одобрении и «благословении» человека, ударенного нанопыльным мешком.

Егор Просвирнин:

Интервью победившего в шоу "Голос" иеромонаха Фотия в МК в значительной части состоит из слов "Кончита", "трансгендеры", "гомосексуализм". Было бы смешно, если бы кто-нибудь в Вене встретился с этой Кончитой и спросил:

"В Штатах о вас и не знали, в Европе уже забыли, а в России даже годы спустя главный победитель музыкального шоу на главном телеканале в одной из популярных газет с миллионным тиражом рассказывает, что побеждал не просто так, а давая отпор вам. Что вы чувствуете, только что узнав, что вы не полузабытая фрик-звезда, чьи 15 минут славы давно миновали, а один из столпов национальной идентичности Российской Федерации? Типа как Джордж Вашингтон в Америке. Только Кончита. И в России".

Думаю, после такого Кончита поехала бы во всероссийское концертное турне. Как тот чувак из клипа "йожен з бажен", внезапно обнаруживший, что его вся Россия до сих пор смотрит.

Станислав Сенькин:

А вот с этим я согласен Фотий - "русская Кончита" и есть. Его и раскручивают как "русскую Кончиту". Вот это я имею в виду, когда говорю о УГ. Это не самобытность, не порождающее явление, имеющее силу в самом себе, а всего лишь реакция, тень. Кончита здесь основной субьект, а Фотий - "антикончита", православная обезьяна Кончиты. То, что здесь нет ничего от монашества, это понятно. Но здесь нет ничего и цивилизационного, если кто-то говорит о русской цивилизации. Цивилизация не может быть "анти". Фотий самая настоящая русская Кончита, поскольку родись он в Австрии, возможно он ею бы и был. Сырье для образа бородатой женщины одно и тоже, типаж тот же. Просто наше общество пронизано уголовной моралью "от" и "до".

Всеволод Чернозуб:

Иеромонах Фотий выиграл шоу "Голос", спев с Григорием Лепсом. Две крыши, земная и небесная, залог успеха. Так и не понял, поедет ли дуэт на Евровидение, но если поедет и проиграет - стоит послать Кобзона с Патриархом. Пусть европейцы попробуют не проголосовать.

Татьяна Машковцева:

Началось. Участие в конкурсах не дело духовных лиц, оскоромился, уронил и всё такое.
Господа, проповедь бывает разной. Для проповеди не существует специально отведённых мест. Проповедь либо не задевает, либо находит отклик.
Отцу Фотию сердечное спасибо.

Артём Рондарев:

Меня тут так заколебали Фотием, что я пошел послушал ево дуэт с Лепсом, а также сольное творчество.

Я не очень понял, а почему вся эта история вызывает какие-то споры?

Там, когда Фотий запевает, в зале сразу слышен шум то ли оваций, то ли стона наслаждения.

Потому что Фотий предлагает дважды статусное потребление: во-первых, институализованную духовность, а во-вторых, тенор, с устойчивой коннотацией "академического", то есть высокого искусства. То есть, это не просто айфон - это айфон со стразами, благословленными в подворье. При этом поет он стопудовый шансон, музыку, освященную у нас всеми смыслами двадцати пяти лет, прошедших после либерально-демократической революции. Причем, я хочу особенно подчеркнуть, - все эти коннотации к творчеству Фотия простой человек берет не откуда-то из закоулков подсознания, а прямиком из официальной пропаганды: в Фотии сошлись вместе все ее тренды, от Александра Малинина и Николая Баскова до, собственно, Григория Лепса, от батюшки-царя до свечей и господ офицеров, от мамы до родины; он саммит, фактически. Слушая его пение, всякий, кто не лох, понимает, что вот прям ща ему в душу бьет такой высоты высокое, что он будет последний барбос, если душу навстречу ему не раскроет.

И как тут устоять?

Понятно, что надолго Фотия не хватит, потому что такой концентрат всего, что простой человек любит, перенести в повседневной жизни невозможно, это как икру или чищеных креветок ложками. Но для конкурса - самое оно; ведь любой попсовый песенный конкурс, от Голоса до Евровидения, - это подведение идеологических итогов года.

Егор Холмогоров:

Не по поводу Фотия, а по поводу метафоры...

Икру ложками очень даже можно и нужно. Особенно черную. Бутерброд её только портит. Лучше всего черная икра на запеченной картошке в мундире. Идеальный вкус.

Если отыграть метафору обратно, лучше всего должен выглядеть концерт Фотия перед военными в сирийской пустыне в прямом эфире 1 канала.

Можно еще добавить авокадо - провести концерт в освобожденной Пальмире.

Татьяна Федоткина в "Московском комсомольце" противопоставляет Фотия Всеволоду Чаплину и Ивану Охлобыстину:

В общем-то, в том, что церковь ищет пути влияния на умы мирян, нет ничего предосудительного. Сегодня за ум и душу человека борются все, кто только может, от патриотов и отечественных воспитателей до либералов и иностранных пропагандистов. И институт церкви, в чьи прямые функции, собственно, и должна входить борьба за душу, не просто имеет равное право с прочими, а более того — обязан этим заниматься. В укреплении еще одной национальной скрепы — православия нет ни малейшего плохого, особенно в нынешнее время, когда человек особенно нуждается в поддержке, утешении, объяснении и предостережении. И иеромонах Фотий с его победой на «Голосе» куда как лучше и полезнее церкви, и обществу, и высшему смыслу — вере в Бога, чем, скажем, потребитель «Макдональдса» в рождественский пост, уволенный на днях с должности председателя Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества протоиерей Чаплин или то ли актер, то ли писатель, то ли священник Иван Охлобыстин. А общество — обычное светское — сегодня, увы, судит о церковнослужителях по таким вот странноватым для рядов духовных наставников персонам. Так что у отца Фотия задача-то посложнее, чем в музыкальном проекте победить, от него ждут усиления интереса, и симпатии, и доверия мирян к институту церкви, или хотя бы пробуждения интереса. Достойное служение, что ни говори.

Ярый защитник отца Фотия - Дмитрий Стешин, его гневную отповедь можно прочесть в "Комсомолке":

Я, конечно, не ожидал, что братья и сестры во Христе, хором пропоют Фотию «Осанну». Нет. Но не ожидал и массового побития пастыря словесами. «Поп-звезда!» и «Ряженый!» - это были самые культурные выражения, которые я услышал. Оставим в сторону тот факт, что без благословения духовного наставника ни в каких конкурсах Фотий участвовать, конечно, бы не стал, и в данном случае все каноны, конечно, были соблюдены. И по-хорошему, буйно-православные, кидающиеся на Фотия, как некормленные, «убиваются об стену». Убиваются с разбега и когнитивно диссонируют. Потому что именно от этих же начетчиков и комнатных праведников я слышал в последний десяток лет вот такой стандартный набор претензий и к Церкви, и к Православию в целом:"церковь закоснела", "нужно быть ближе к народу и пастве", "надо разговаривать с людьми на их языке", "православие непонятно и неинтересно молодежи", "а вот исламские проповедники, они ооооо! они дворовые мавлиды проводят!", "нужно искать новые формы проповедей, ну почему Церковь не проповедует?" , "в храмах одни старухи" ну и так далее. И вот появился монах Фотий со своей публичной проповедью. Надо сказать, достаточно архиачной, потому что сейчас рулят вацап, твиттер, видеоблоги и подкасты.

И понеслась телега нашего исконного русского фарисейства впереди лошади. И как метко заметил один простой мужик, серый, как наша родная почва в зоне рискованного землепользования: " Христос тоже гоним был и поругаем, и за умного его никто не считал, а потом - эвон, как все обернулось-то...".

Обернулось и повторилось. Потому что ни в какие века и тысячелетия фарисеям и начетчикам угодить невозможно. Христос это достаточно внятно нам заповедовал, отверг и призвал идти дальше. И проблема нашей Церкви в том, что скрипучие голоса прельщенных зачастую громче прекрасного голоса иеромонаха Фотия. А в остальном все по прежнему — мы по прежнему грешны и пытаемся грехи в себе побороть. И не всегда получается, конечно. Но мы хотя бы пробуем.

Но победа иеромонаха в "Голосе" не смогла полностью затмить ещё одно любопытное церковное выступление. На заседании президентского совета по культуре и искусству, архимандрит Тихон Шевкунов (считающийся духовником Путина) высказался в поддержку советской цензуры:

Вы совершенно очевидно правы, говоря о том, что могут быть перекосы, цензура и прочее, но давайте вспомним недавнее советское прошлое, о котором Михаил Борисович только что говорил. Была цензура, совершенно реальная цензура и довольно жёсткая.

Но вспомним, какие произведения, по‑настоящему талантливые, не прошли барьер этой цензуры? В области кино стали потом показывать фильмы, которые лежали на полке. И что, мы увидели какие‑то особые шедевры? Я, честно говоря, особенно не вспомню те фильмы. Параджанова показывали, Тарковского показывали, что‑то закрытое совсем – может быть были, но были единицы.

Что касается литературы, то лично я могу вспомнить только два известных произведения: это, конечно, «Архипелаг ГУЛАГ» и «Москва – Петушки». Что ещё не опубликовали даже в те же 70‑е, 80‑е годы, может быть, я просто не могу вспомнить, меня поправят.

Отца Тихона поправили незамедлительно.

Алексей Рощин:

Какой-то, блин, очередной "святой отец", с почетным званием "духовник президента", непонятно вообще под каким соусом пробравшийся на "совет по культуре" с этим же самым президентом, воззвал, среди прочих, к возрождению цензуры (возврат которой, кстати, одобряет, по опросам, больше половины граждан РФ).

Я прослушал несколько отчетов по радио об этом "совещании", к цензуре взывали многие. Уже перестает удивлять, что, судя по всему, за все время "обсуждения" никто из лизоблюдов от культуры вообще ни разу не вспомнил... о Конституции России, которая цензуру просто прямо запрещает (ст.29). Оно и понятно - пренебрежение к праву не может оставаться "точечным", если его не выжигать, оно будет распространяться до полного наплевательства на законы вообще.

Но вот что заявил этот самый св. "батюшко" по имени Тихон Шевкунов: "Батюшка попросил участников совета припомнить, какие выдающиеся киноленты или литературные произведения были загублены советской цензурой и не дошли до граждан. "Я лично не могу ничего вспоминать, - признался он, - Параджанова показывали, Тарковского тоже. В литературе да, такие вещи есть. Но их опять-таки немного. Навскидку на память приходят только "Архипелаг ГУЛАГ" и "Москва -Петушки".

Где они откопали этого прохиндея? Для начала "святой" идиот попросту "запамятовал", что в советское время цензуре подвергалась, хе-хе... сама Библия. Вместе со всеми Евангелиями. Пойти и приобрести Библию в магазине было не просто невозможно - при совке за просто "хранение" Библии дома можно было огрести неприятности. Это ж был "духовный наркотик"! Смайлик «smile»

Но поп, демонстрируя свойственную всей РПЦ гибкость позвоночника, про такие мелочи не вспоминает. Как и его небесный начальник, патриарх, говоря про Сталина, тоже успешно запамятовал, как лихой семинарист в буквальном смысле поставил к стенке в 37 году почти всех (!) высших иерархов РПЦ, начиная с уровня епископа.

Но это бог с ними, нравится православным славить тех, кто их истреблял и не давать библию читать - их дело. Меня, собственно, задело, что по Шевкунову соввласть не загубила якобы ни одного хорошего фильма. Полный бред!

Откровенно набрехал святой отец. Как это - не было никаких фильмов, загубленных советской цензурой?? У меня одни из самых ярких впечатлений юности - "Долгие проводы" и "Короткие встречи" Муратовой - их как раз сняли "с полки" в 1987 году, когда я пришел из армии. А "История Аси Клячиной"?! На что я не уверен в позднем Кончаловском, настолько готов признать, что "Ася" - ведь 100% гениальная и дико оригинальная!
А "Проверка на дорогах"?? Однозначно ведь один из лучших наших фильмов о войне. А "Комиссар"? Эх... Да ведь перечислять можно долго. Откуда они все повылазили только.

Денис Драгунский:

На заседании президентского совета по культуре и искусству один из членов, ратуя за возвращение цензуры, сказал нечто вроде того, что советская цензура задержала только "Архипелаг ГУЛАГ" и "Москва-Петушки". А фильмов, запрещенных цензурой, он вообще не помнит.
Однако цензура у одного только Солженицына не пустила несколько романов и рассказов. Что уж говорить о "Докторе Живаго", о Набокове и писателях русской эмиграции, о литературном авангарде, о Шаламове. О переводной литературе, художественной и по гуманитарным наукам.
А кино? Ильенко, Тарковский, Алов и Наумов, Параджанов, Муратова, Аскольдов, Шепитько, Герман, Рязанов (фильм "Человек ниоткуда" с Юрским), Михалков-Кончаловский ("Асино счастье"), Полока ("Интервенция") - и это только вершки...
Да, но при чем тут воспитанность?
А вот при чем: когда идешь на встречу с президентом, к выступлению надо готовиться.

Анна Наринская:

Тут, оказывается, архимандрит Шевкунов с натугой может вспомнить из запрещенных советской цензурой книг только "Агхипалаг ГУЛАГ" и "Москва-Петушки". Вот как раз для таких забывчивых - наша выставочка "200 ударов в минуту". там, среди прочего, самиздатские тексты запрещенных произведений. "Доктор Живаго", "Стихи о неизвестном солдате", "Лебединый стан", Бродский опять же, запрещенные главы из "Сандро из Чегема". Это так, малая толика, просто чтоб ему память освежить.
Вообще слишком актуальная выставка оказалась, даже больше чем мы предполагали.

Дмитрий Садков:

Ну как и сам Путин малограмотный, так и духовника себе нашёл под стать.

Юрий Богомолов:

Шахназаров с Шевкуновым намекнули президенту, что хорошо бы мастерам культуры ошейник пожестче, да поводок покороче, как бывало в советскую пору. И необязательно это называть цензурой; можно -- редактурой или ответственностью.
Солженицына посадили... Так с какой пользой для литературы -- ГУЛАГ сочинил по мотивам того, что сочинили и учинили чекисты

Александр Морозов:

Выступление еп.Тихона (Шевкунова) - нашего будущего патриарха по версии Русского географического общества - на заседании президентского совета по культуре интересно в первую очередь тем, что Тихон - в далеком прошлом сам часть религиозного диссидентства - прекрасно знает, что при коммунистах под запретом находилась вся русская религиозная литература, включая даже "Выбранные места из переписки с друзьями" Гоголя, я не говорю о Шмелеве или Нилусе, которых многажды переиздал Сретенский монастырь в постсоветское время. Прекрасно знает Тихон и про Ардис, и про альманах "Метрополь" и про романы Гроссмана и Домбровского, про изъятые из библиотек произведения Солженицына и про то, что "Доктор живаго" (вместе со знаменитыми христианскими стихотворениями Пастернака...) и т.д. и т.п.
Так в чем же дело? А дело в то, что за время служения на Лубянке, Тихон настолько уже ссрося с чекистскими взглядом на происходящее, что он публично высказывается как рядовой "ветеран 5-го Управления КГБ". (Недавно такого, кстати, показали в передаче к юбилею Довлатова): мол, это все преувеличение, мы никого не ограничивали, кроме откровенных врагов советской власти, писатель мог свободно высказываться и т.д. То есть Тихон сам уже уверился, что "рафик совершенно неувиновный" и советские ограничения исключительно позитивно сказывались на творческом процесе, практически не было хороших фильмов и книг, которые цензура не допустила бы до читателя и зрителя...

Екатерина Шульман:

В чем подлость аргумента "каких таких шедевров лишила нас цензура - открыли запасники, а там и нет ничего, все стоящее и так показывали"? Это ведь та же самая мысль, что и с выборами: ну допустили мы их в Костроме, и что они показали? Полтора процента. А кого народ на самом деле поддерживает, за тех он и так голосует. Выглядит убедительно, но на примере с запрещенной литературой понятно, в чем тут беда. Беда в том, что погубленные цензурой шедевры - это не то, что запретили готовым - написанным, снятым - на финальном этапе. В цельной системе, какой была советская, цензуры на выходе вообще никакой не надо. Отбор происходит гораздо раньше - на этапе обучения, утверждения сценария, доступа к киностудии, к бюджету, к публикации, к аудитории. Неснятые шедевры могли бы снять те, кого убили, кто уехал, не поступил, не получил добро на съемки, в чьей голове уже сидел маленький внутренний цензор. Так и с выборами: пустить кого-то одного в отдельно взятом регионе, с контролируемыми СМИ и отрезанными источниками финансирования - это значит не пустить вообще. Запрет искажает реальность полностью, а не в какой-то одной точке.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG