Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трамп, гений Путина


Выступление Дональда Трампа в Нью-Хэмпшире, 4 февраля 2016 года

Выступление Дональда Трампа в Нью-Хэмпшире, 4 февраля 2016 года

Мария Снеговая – о том, чем Трамп похож на Путина и почему он не станет президентом

"Путин сказал: Дональд Трамп – гений, и он настоящий лидер в этой стране. И эти люди, с которыми я все время все обсуждаю, эти люди на сцене со мной, они сказали: "Ты должен дезавуировать то, что сказал этот русский Путин". И я сказал: "Я не собираюсь дезавуировать то, что он назвал меня гением. Вы с ума сошли?"

С такой речью на встрече в Нью-Хэмпшире с тысячами своих сторонников выступил миллиардер, республиканец и самая яркая звезда нынешней предвыборной кампании в США Дональд Трамп.

Трамп говорит невозможные вещи, неполиткоректные и оскорбительные, задевая иммигрантов, мусульман и женщин, его не любит элита собственной партии, эксперты уже полгода предрекают его скорое крушение, а он по-прежнему обгоняет в рейтингах всех остальных претендентов на номинацию от республиканцев.

В Айове, где проходили первые партийные голосования по выдвижению кандидатов, лидировавший в штате Трамп неожиданно уступил другому видному консервативному политику Теду Крузу. Однако на праймериз в Нью-Хэмпшире во вторник 9 февраля Трамп должен победить с почти 70-процентной вероятностью, если верить гуру электоральной и бейсбольной статистики Нэйту Силверу, с высокой точностью предсказавшему результаты двух последних выборных циклов, создателю блога FiveThirtyEight, несколько лет работавшему на The New York Times.

Трамп представляет проблему не только для американских экспертов, но и для прозападно настроенных людей в России, где оскорбительные выходки видных деятелей часто списывают именно на национальные особенности политики, – а на Западе, мол, такому дают отпор. И тут Трамп доказывает, что не дают. Он хамит и игнорирует дебаты, но остается популярным и тем, кажется, переизобретает саму идею американской предвыборной кампании.

Мария Снеговая

Мария Снеговая

"Я бы не очень переживала, – говорит политолог, докторант Колумбийского университета Мария Снеговая. – Трамп выполнит роль волка-санитара и отсеется":

– В Slate была большая статья, в которой упрекали Силвера в том, что он неправильно оценивал Трампа. Силвер с середины лета 2015 года говорил, что популярность Трампа – временное явление. А на тот момент Трамп уже довольно долго лидировал с отрывом от остальных кандидатов. Трамп отличается тем, что говорит очень неполиткорректные и странные вещи по отношению почти ко всем, фактически не осталось ни одной болевой точки в американском обществе, которую он не затронул. Он говорил про мексиканцев, что их слишком много, надо стену строить с Мексикой, про мусульман, что надо всем им запретить въезд в Америку на фоне терактов и на фоне сирийского эмигрантского кризиса. Говорил про женщин много чего разного, даже по российским стандартам довольно сильно оскорблял Хиллари Клинтон и прочих, не совсем корректно даже его слова повторять.

Трамп в открытую все это говорит и очень долго лидирует

– Это интересно, вы политкорректно не стали вспоминать, как он взъелся на журналистку Меган Келли, начал говорить, что у нее кровотечение менструальное (по крайней мере, так многие поняли его слова "кровь шла из ее глаз, кровь шла у нее откуда-то еще"). Жириновский, буквально.

– И несмотря на такую риторику, он лидирует. Надо понимать, что речь идет не о России, где, допустим, Жириновский давно популярен. В Америке традиционно доминирует политкорректность, вы стараетесь как можно мягче аргументировать свои высказывания, не оскорбляя оппонента, если речь идет о политическом дискурсе. А Трамп в открытую все это говорит и очень долго лидирует. В августе было еще ничего, но когда он к концу декабря все еще оставался лидером среди республиканских кандидатов, многие аналитики стали говорить, что действительно что-то меняется, мы присутствуем при каком-то особом новом феномене в американской политике, Силвер был неправ.

– Силвер построил сценарий, как Трамп рухнет. Насколько я помню, речь шла о том, что Трамп зажег своих сторонников, но эта база ограниченна, а американское общество очень неторопливо разворачивается к предвыборной кампании. Когда же оно развернется, Трамп угаснет. Но перед Нью-Хэмпширом я специально посмотрел опросы на праймериз по штатам, до апреля кажется, – и за исключением пары мест Трамп все еще лидирует. Значит, что-то все-таки перевернулось?

Склонны к простым решениям сложных вопросов

– Я рискну предположить, что популярность Трампа высвечивает некоторую сегодняшнюю проблему как внутри Республиканской партии, так и в целом в американском электоральном процессе. В республиканской партии происходят сильные демографические изменения, фактически электорат сейчас разделен на две части, одна часть – из городов, в меру консервативная, поддерживают более либеральную экономическую политику, но при этом у нее нет жестких позиций относительно ограничения абортов или запретов гей-браков. Это такие современные молодые люди, которые считают – живите, как хотите, не мое дело, на ком вы женитесь. Но существенная доля республиканских избирателей – это консервативные, старые, традиционные группы, очень религиозные, с очень твердыми убеждениями относительно социальных вопросов. Вы посмотрите на безумное количество республиканских кандидатов, это отражает демографический раскол внутри республиканских групп. Трамп – кандидат не очень образованных людей, которые склонны к простым решениям сложных вопросов, но они действительно сталкиваются с проблемами, на которые, по их мнению, никто другой не дает ответа.

Слишком простые ответы – но это хотя бы какие-то ответы

И здесь вторая проблема нынешнего избирательного процесса в Америке. Она состоит именно в политической корректности. Некоторые вопросы ни демократический, ни республиканский истеблишмент не склонен поднимать. Скажем, если вы посмотрите на данные опросов в Америке после парижских терактов, то свыше 70% американцев были очень испуганы, считали, что подобное может случиться и в США, и в принципе многие поддерживали более жесткое регулирование, в том числе и эмиграции. Активно и жестко отвечать на эти вопросы кандидаты в обеих партиях не могут именно потому, что они этим отодвинут от себя более-менее либерального избирателя. И как всегда в таких случаях, если на какие-то глубинные вопросы основные кандидаты не отвечают, возникают радикальные группы или отдельные кандидаты, как Трамп, которые дают на эти вопросы слишком простые ответы – но это хотя бы какие-то ответы.

– Из того, что вы говорите, кстати, следует и то, что может принести конец Трампу. Есть много разных кандидатов, но сейчас на праймериз они один за другим будут отсеиваться. И так можно понять, что Трамп своих сторонников уже собрал, а электорат отсеившихся будет не к нему переходить, а к другим, и в конце концов оставшийся его противник из республиканской партии может и перевесить?

Решили либо за Круза голосовать, либо за Марко Рубио, но не за Трампа

– Это вторая часть ответа на вопрос, прав ли был Нэйт Силвер. Во многом успешность Трампа объяснялась огромной медийной кампанией. Трампа не любят, но они так его не любят и так много об этом говорят, что Трамп фактически повсюду присутствует, все его обсуждают постоянно: вот он сказал это, вот он сделал то. Это очень сильное медийное покрытие обеспечило, среди прочего, популярность в предыдущие периоды просто потому, что о нем больше говорили и избиратель хотя бы слышал это имя, в отличие от других кандидатов. Собственно, об этом Силвер и писал. Американский избиратель, вообще любой избиратель в значительной степени начинает думать о том, за кого ему голосовать, только непосредственно перед выборами, за несколько недель. То, что случилось в Айове, где, вопреки всем рейтингам, не Трамп победил, а Круз, – это тот самый феномен. Мы видим по опросам, что большинство людей, которые говорят, что решили, за кого будут голосовать на праймериз за последнюю неделю, практически все решили либо за Круза голосовать, либо за Марко Рубио, но не за Трампа.

Трамп неизбираем на президентских выборах в Америке

Еще проблема Трампа в том, что наряду с его большой медийной узнаваемостью у него огромный антирейтинг. То есть люди его знают, но при этом есть огромное количество людей, которые его не любят. Среди демократов таких огромное количество, в этом смысле очевидно, что Трамп неизбираем на президентских выборах в Америке. Но он, кроме того, очень нелюбим большим количеством избирателей внутри республиканской партии. И еще есть одна вещь – поддержка, которую оказывают кандидатам известные люди в партии, endorsements. У Трампа их очень мало, больше всего их сейчас у Марко Рубио, больше, чем у Круза, кстати, тоже очень непопулярного в партийной элите, он слишком резкий в традиционных, консервативных, религиозных взглядах. Количество endorsements – косвенный показатель, кого на самом деле хотят видеть в качестве кандидата люди из партийной элиты. Все это говорит о том, что по мере развития избирательной кампании партийная элита будет активно стараться Трампа куда-нибудь отодвинуть, вместо этого выдвинуть кандидата более реального, более умеренного, более избираемого. На самом деле, все умеренные республиканцы надеются, что Рубио будет кандидатом. Если все кандидаты-аутсайдеры вроде Джеба Буша в конечном счете снимут свои кандидатуры и поддержка перейдет к Рубио, то он получит порядка плюс 10% голосов к нынешним и это сделает его уже действительно реальным кандидатом.

– Мы с вами, кажется, полностью разобрали механику того, что сейчас происходит в Республиканской партии. Но Трамп стал предметом обсуждения в российской политике, и вот почему: Трамп показал возможность такого разговора в американской политике, про который традиционно говорили: вот у нас тут Жириновский, а то и Путин, а на Западе такого не позволяют. Ан нет, Трамп позволяет себе и набирает очки. И можно предположить в провластной российской прессе рассуждения о том, что американский истеблишмент задавил настоящую политику, а живые политики есть. И вот Трамп ее гений. Кстати, другим примером человека, который противостоит надоевшей вашингтонской политике, является Берни Сандерс с другой стороны политического спектра, у демократов. В результате Трамп не получает, может быть, поддержки в республиканской партии, но у Путина получает и говорит, что, мол, если Путин называет меня гением, то почему я должен отвергать это. Можно себе представить, что это станет фактором изменения в мироощущении у русских либералов, раз это возможно. Если в Европе можно услышать, например, что Марин ле Пен сказала что-то пророссийское, то потом выясняется, что Марин ле Пен получала российские кредиты. Трамп, понятно, никаких кредитов не получал – это естественное какое-то родство. Как вы считаете, по большому счету, когда мы говорим, что на Западе невозможна такого уровня полемика, такого уровня неполиткорректность, – это мы фальшивим, на самом деле все возможно?

Он повел себя как Путин, но именно это поведение ему сняло большое количество баллов

– Во-первых, то, что возможно, – это на самом деле неплохо. Я бы хотела здесь немножко сместить акценты. Если в обществе есть некоторые проблемы, если люди это ощущают как проблему, очень правильно, чтобы эта проблема могла обсуждаться. Потому что если она не обсуждается, замалчивается, как правило, последствия бывают более чудовищные, когда стена молчания прорывается. Другое дело, как это обсуждать. Трамп – это как волк-санитар, какая-то реакция на замалчивание некоторых проблем либо на то, что фактически Вашингтон оккупирован так называемым истеблишментом, что недостаточно социальных лифтов в обществе. Изначально, я напомню, была угроза, что будут снова друг против друга избираться Клинтон с Бушем основными кандидатами от истеблишмента обеих партий. Это само по себе фактически означало бы некоторое замораживание избирательной системы. Но по факту мы видим, что в каком-то смысле Трамп даже символизирует здоровье американской политической системы. Он говорит: нет, не надо нам Бушей больше, да и Клинтон уже какой раз пытается избраться, мужа ее знаем, сама она сколько лет в политике. Давайте уж, может, кого-то другого. Кстати, Сандерс – это фактически тот же самый феномен, что и Трамп. Это реакция на то, что в обществе ощущается некоторое очерствение, находящееся в истеблишменте политическом. То есть мы можем говорить, что Трамп похож на Путина своим поведением, тем, как он говорит, как он себя ведет, но на самом деле это обратный политический феномен. Путин как раз символизирует собой замораживание без какого-либо выбора, без каких-либо альтернатив, все время один и тот же, а Трамп – это как раз такая реакция общества на ощущение, что такое замораживание происходит. То есть сам по себе этот процесс здоровый, при условии, что Трамп, конечно, не выиграет республиканские праймериз, что его в итоге заменит какой-то кандидат, который, может быть, благодаря Трампу каким-то образом освежит риторику. Кроме того, действительно это важно, что Трамп психологически довольно напоминает Путина, такой же нарцисс, самовлюбленный, то же поведение мачо, он всегда акцентирует, сколько он сделал. Даже эта националистическая риторика сделать Америку вновь великой – это основной лозунг Трампа, она очень напоминает националистическую риторику Путина и обещания, что Россия встанет с колен.

Здесь может быть кандидат, напоминающий Путина, но система отсеивает таких кандидатов

Но я обращаю ваше внимание на то, как это поведение Трампу как раз, в отличие от российского сценария, не очень приносит очки, а наоборот, их снижает. Трамп очень сильно отличается от других кандидатов. Во-первых, сама фигура Путина в Америке очень непопулярна. Если вы посмотрите на то, что говорят другие кандидаты, то все они говорят, что Путин плохой и нужно его держать в рамках, нужно как минимум не снижать напор санкций, а как максимум – еще сильнее держать его в узде. Трамп – единственный кандидат, который позволяет себе говорить, что у них отличные отношения. И это непопулярно, большинство избирателей не хотят, чтобы их кандидат хорошо разговаривал с Путиным. И второй момент: как я говорила, Трампу свойственно самомнение, поведение мачо, я пришел и всех победил. Поэтому до какого-то времени, до начала праймериз это отличало его от других кандидатов, возможно, такая самоуверенность приносила ему очки. Но перед Айовой Трамп решил, что это его поведение настолько успешно, что он может позволить себе не прийти на республиканские дебаты, последние перед праймериз, и просто не пришел. Все остальные кандидаты участвовали и дебатировали, а он сказал, что там опять будет ваша ведущая, у нее опять откуда-нибудь кровь пойдет, я не хочу с ней дебатировать, мне это не подходит. Он фактически отказался от участия в демократическом процессе, если хотите. Он повел себя как Путин, они действительно очень похожи. Но именно это поведение ему сняло большое количество баллов. Аналитики говорят, что по всем опросам он действительно лидировал в Айове и должен был выиграть эти праймериз, и подчеркивают, что именно тем, что он не явился на дебаты в Айове, Трамп фактически унизил избирателя штата: зачем мне перед вами дискутировать, вы и так за меня проголосуете как миленькие. Это и стало причиной его поражения в Айове. Еще раз подчеркиваю, американская система – это не российская система. Здесь может быть кандидат, напоминающий Путина, но система отсеивает таких кандидатов. Недемократическое поведение таких кандидатов не пользуется популярностью. Я уверена, что в будущем мы еще неоднократно увидим, как подобные замашки наказываются американским избирателем.

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG