Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтяной шум из ничего


В мире уже накоплены такие запасы нефти, что повышение цен может быть лишь постепенным

В мире уже накоплены такие запасы нефти, что повышение цен может быть лишь постепенным

Так как при любых переговорах нефтедобывающих стран ни одна из них не станет сокращать свой экспорт, уверен международный эксперт

Страны-экспортеры нефти намерены провести очередную встречу до конца марта, хотя пока не определены еще ни дата, ни место. В четверг даже появились сообщения, что она пройдет в Санкт-Петербурге, однако позже их опровергли. Обсуждаемая инициатива “заморозить” объемы добычи на уровнях января, чтобы стать реальностью, потребует согласия всех ведущих нефтедобывающих стран мира, в чем рынок сомневается все больше и больше. “Это напоминает много шума из ничего, ни одна страна не пойдет на добровольное сокращение экспорта”, - полагает ведущий аналитик по сырьевым рынкам одного из крупнейших банков Германии. Едва ли не главной особенностью нынешней ситуации на нефтяном рынке он считает то, что нефть торгуется на нем фактически независимо от политической воли одного, двух или даже десяти государств, но в зависимости от спроса и предложения.

Мировые цены на нефть к концу первой недели марта вернулись на уровни начала 2016 года, повысившись с минимумов, отмеченных 20-21 января, более чем на треть. Если исходить из общего правила, что рынок живет в основном ожиданиями, то для стороннего наблюдателя напрашивается общий вывод о том, что, по крайней мере, пока он ожидает и дальнейшего роста цен.

Такой вывод делать рано, хотя к концу года нефть вновь может подорожать до 50 долларов за баррель и более, отмечает в интервью Радио Свобода руководитель отдела сырьевых рынков аналитического управления немецкого Commerzbank во Франкфурте Евгений Вайнберг:

- Те цены, которые мы сейчас видим, - это уже майские контракты, которые в начале года торговались намного выше. То есть сопоставимые цены еще не достигли уровней начала января. Но, конечно, на рынке преобладают в данный момент более или менее рациональные ожидания, некоторые участники говорят даже, что нефть может подорожать до 40 долларов и больше. То есть, конечно, изменилось на рынке многое. Именно потому, что цены изменились. В целом, на мой взгляд, их рост продолжится. Однако делать выводы лишь на основании данных последних двух-трех недель явно не стоит.

К концу февраля на нефтяной бирже в Лондоне (ICE) количество заключенных финансовых контрактов, предполагающих рост цен на нефть (так называемых “длинных позиций”), превысило количество контрактов, предполагающих, скорее, снижение цен (“коротких позиций”), на величину, ставшую рекордной за последние пять лет. С точки зрения нефтяного рынка в целом, сколь это - значимый фактор для ближайшей динамики цен? Ведь такое соотношение контрактов на бирже может и очень быстро поменяться на обратное, возникни вдруг некие новые факторы, политические или иные…

- Это очень интересный вопрос! Действительно, мы видим, что спекулятивные ожидания на рынке оказывают в краткосрочной перспективе достаточно большое влияние на цены. По крайней мере, они могут сильно повлиять на саму амплитуду ее колебаний. Однако я бы не переоценивал значение этой статистики… Соотношение таких контрактов может как сохраняться относительно долго, так и очень быстро поменяться. При этом неизвестно, как именно сама биржа подразделяет участников этого рынка на собственно спекулянтов и на тех, кто занимается физическими поставками сырья. Дело в том, что зачастую спекулянты весьма активны и на “физическом” рынке, тогда как торговцы нефтью, со своей стороны, часто занимаются на нем и спекулятивными операциями. Поэтому не всегда такую биржевую статистику можно интерпретировать однозначно. Но в целом она, на мой взгляд, показывает, что рост цен в последние недели был в значительной степени спекулятивным, а это в любой момент может привести и к откату цен в ближайшее время.

С начала года на европейском рынке вновь появилась нефть Ирана – после отмены международных санкций в отношении этой страны. В какой степени сам факт начала этих поставок повлиял на текущие цены?

- Сам факт, конечно, повлиял мало… Рынок ожидал этого еще с лета прошлого года, как только было достигнуто международное соглашение с Ираном по поводу будущей отмены санкций. И сейчас главный вопрос уже в том, насколько быстро и как именно вырастут эти поставки в перспективе? Одна из причин, почему цены на нефть в последнее время повысились, и заключается как раз в том, что экспортные поставки из Ирана нарастали отнюдь не так быстро, как ожидалось.

Нефть из некоего политического инструмента вновь превратилась в обычный биржевой товар, который торгуется в зависимости от спроса и предложения, а не политической воли одного, двух или даже десяти государств мира.

В порту Роттердама, крупнейшем в Европе, к началу марта скопилось уже более 50 крупных танкеров с нефтью, на которую, как отмечается в целом ряде публикаций в прессе, либо не нашлось еще покупателей, либо ее продавцы просто выжидают, пока цены вырастут, чтобы продать подороже. А по заявлениям представителей самого порта, свободных мест в нем для стоянки таких танкеров уже почти не остается. При этом и перегрузить-то эту нефть фактически некуда: имеющиеся в самих Нидерландах огромные нефтехранилища, три четверти которых сосредоточены именно в районе Роттердама, еще к началу 2016 года уже были заполнены на 96%. Но даже при столь явном избытке в Европе уже доставленной сюда нефти биржевые цены на нее в последние недели значительно выросли. Как это объяснить?

- Это все опять-таки связано с ожиданиями… Ведь рыночные цены реагируют на будущие изменения, как только они намечаются. Мировой рынок уже в течение полутора лет сильно перенасыщен нефтью. Поэтому, естественно, любые нефтехранилища во всем мире, в том числе и плавучие, такие как танкеры, и наполняются нефтью. Но я не думаю, что те торговцы, которые сейчас заполняют ею танкеры, действительно выжидают, пока цены вырастут. Часть этой нефти они уже явно продали по текущим ценам. Да и в целом, на мой взгляд, не так уж и страшно, что какие-то нефтехранилища оказались заполненными на 90% или даже на 96%. Не будем забывать о сезонности - сейчас идет наполнение нефтехранилищ, а летом эти запасы будут сокращаться…

Конечно, “уничтожить”, условно говоря, индустрию сланцевой нефти в США просто невозможно. Поэтому цель здесь лишь в том, чтобы добиться замедления самих темпов ее роста.

Однако именно фактор переполненности нефтехранилищ по всему миру многие эксперты называют сегодня решающим для динамики цен на нефть в ближайшие 3-4 года. И что, даже если спрос и предложение на этом рынке и сбалансируются в 2017 году, как пока прогнозирует Международное энергетическое агентство (МЭА), уже накопленные в мире огромные избыточные запасы нефти будут по-прежнему “давить” на цены – до тех пор, пока запасы эти не снизятся до неких “нормальных” уровней…

- С одной оценкой МЭА можно согласиться: действительно, настолько огромные запасы были накоплены, что любое повышение цен на нефть будет достаточно медленным - именно потому, что эти запасы будут постепенно выводиться на рынок, обеспечивая его насыщенность. С другой стороны, мы видим, что само МЭА зачастую меняет свои ожидания слишком медленно, рынок движется намного быстрее. И, на мой взгляд, Международное энергетическое агентство не позднее лета придет к выводу, что прирост общемирового спроса на нефть в этом году окажется намного выше, чем те 1,2 млн баррелей в день, которые оно ожидает в данный момент. Кстати, и в прошлом году рост спроса превысил ожидания МЭА, заставив очень многих людей на этом рынке призадуматься, а не окажется ли во второй половине 2016 года спрос на нефть настолько высоким, что тем же странам ОПЕК придется даже увеличивать добычу? То есть статистика - это хорошо, но стоит ориентироваться и на ожидания. А некоторые ожидания в данный момент, в том числе и со стороны МЭА, на наш взгляд, излишне пессимистичны. Реальность, которую мы видим на рынке, не настолько страшна, как ее малюют.

Вот и получается, что все, что происходит сейчас на переговорах, это, можно сказать, уговаривание Саудовской Аравии хотя бы немного сократить свой экспорт нефти.

С одной стороны, производство нефти в США, сланцевой прежде всего, теперь сокращается – чего, собственно, и добивалась Саудовская Аравия. Но с другой стороны, она и сама признаёт: если нынешние цены на нефть и вырастут из-за сокращающегося общего предложения, стоит им повысится до определенных уровней, сланцевая добыча в США тут же вырастет вновь, сведя, по сути, на нет все нынешние усилия. Более чем болезненные, в частности, для госбюджета самой Саудовской Аравии. Основываясь на таких обстоятельствах, и возникает на рынке все больше предположений, что, мол, любые возможные договоренности нефтедобывающих стран о “замораживании” добычи на неких уровнях - даже если допустить, что они в каком-то виде будут достигнуты - фактически утрачивают смысл… Вы оцениваете эти обстоятельства как-то иначе?

- По договоренностям стран ОПЕК между собой или ОПЕК с другими нефтедобывающими странами можно лишь сказать, что это - много шума из ничего!.. Ничего не изменится. А те страны, которые в данной ситуации испытывают жуткие финансовые проблемы и потому так хотели бы добиться повышения цен на нефть до уровней выше 40, 50 или может быть даже 70 долларов за баррель, такие как Венесуэла или даже Россия, они просто не имеют большой власти на этом рынке. И единственная для них возможность оказать влияние на цены – добровольно отказаться от значительной части своих поставок на экспорт. Но на это вообще никто не пойдет! Вот и получается, что все, что происходит сейчас на переговорах, это, можно сказать, уговаривание Саудовской Аравии хотя бы немного сократить свой экспорт нефти. Но ожидать этого не приходится. Ведь та стратегия, которую Саудовская Аравия избрала полтора года назад, отказавшись от сокращения объемов добычи в пользу сохранения своей доли на рынке, она пока не достигла своей конечной цели. А цель эта, с моей точки зрения, проста - снижение темпов роста нефтедобычи в Соединенных Штатах…

Одна из причин, почему цены на нефть в последнее время повысились, и заключается как раз в том, что экспортные поставки из Ирана нарастали отнюдь не так быстро, как ожидалось.

Но в какой-то мере эта цель уже достигнута – объемы добычи нефти в США уже сокращаются, хотя и гораздо меньшими темпами, чем ожидалось еще недавно. Тем не менее, на целом ряде американских месторождений сланцевой нефти ее добыча для работающих на них компаний даже при нынешних ценах остается либо прибыльным, либо минимально убыточным…

- Конечно, “уничтожить”, условно говоря, индустрию сланцевой нефти в США просто невозможно. Даже если какие-то компании и будут вытеснены теперь с этого рынка, то сами-то сланцевые месторождения никуда не денутся. И как только цены на нефть повысятся, тут же появятся новые компании, которые эту сланцевую нефть смогут добывать дешевле. Поэтому цель здесь лишь в том, чтобы добиться замедления самих темпов роста нефтедобычи в США. Вспомним: за период с 2011 по 2014 год среднесуточная добыча прирастала здесь каждый год на 1 млн баррелей! И если теперь цены на нефть повысятся, скажем, до 50-60 долларов и объемы нефтедобычи в США вновь начнут расти, то ее прирост в течение года может составить уже не миллион баррелей в день, как было, когда нефть стоила 100 и больше долларов, а может быть 200-300 тысяч баррелей. А при таких темпах ОПЕК вновь сможет регулировать собственную добычу в зависимости от текущей конъюнктуры на рынке. Скажем, последняя статистика в США показала, что впервые с 2014 года производство нефти в стране оказалось ниже уровня в 9,1 млн баррелей в день. Более того, в ближайшем будущем этот спад, на мой взгляд, даже ускорится. Из-за падения цен на нефть очень многие американские компании этой индустрии оказались в крайне сложной финансовой ситуации, и им придется сокращать как инвестиции, так и объемы добычи. Так что, как нам представляется, цель замедлить темпы ее будущего роста в США в не столь уже далекой перспективе будет достигнута. И как только рынок это осознает, этот факт подтолкнет и мировые цены на нефть.

Но в целом она, на мой взгляд, показывает, что рост цен в последние недели был в значительной степени спекулятивным, а это в любой момент может привести и к откату цен в ближайшее время.

В огромной массе текущей аналитики по рынку нефти сегодня встречаются и такие оценки: после всех колебаний нефтяных цен в последние месяцы наконец-то проявились некие “пол” и “потолок” для них на ближайшее будущее –около 30 и в районе 40 долларов за баррель Brent соответственно. В какой мере подобные оценки представляются адекватными вашей команде аналитиков?

- Знаете, я очень хорошо помню, как всего-то полтора года назад много говорили о таком “коридоре” на уровне 100-120 долларов за баррель. Потом его “понизили” – стало уже 80-100 долларов. Затем – 50-60 долларов. В начале 2016 года заговорили уже о 30-20 долларах. Ну, а теперь вот возник коридор “30-40”… Реально же на рынке возникла очень интересная ситуация, и вот почему. Она характеризуется тем, что нефть из некоего политического инструмента вновь превратилась в обычный биржевой товар, который торгуется в зависимости от спроса и предложения, а не политической воли одного, двух или даже десяти государств мира. И как мне представляется, изменения спроса и предложения в этом году, скорее, указывают на то, что цены будут расти. По нашим представлениям, к концу года баррель Brent вполне может стоить и более 50 долларов. Восходящая динамика, по нашим оценкам, скорее всего, продолжится и в следующем году, хотя цены и не будут расти так же быстро. То есть реальная динамика на нефтяном рынке гораздо позитивнее, чем многие из нас полагают. Хотя, конечно, цены в 100 долларов за баррель и выше, которые были еще недавно, в ближайшие два-три года мы вряд ли увидим…

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG