Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Это наши поля!"


Митинг в защиту Тимирязевской академии. 11 апреля 2016 года

Митинг в защиту Тимирязевской академии. 11 апреля 2016 года

Сотрудники и студенты Тимирязевской академии вышли на митинг в защиту своих земель

В Москве на территории Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева 11 апреля состоялась акция протеста против отчуждения у нее земель, на которых осуществляются научные исследования и проводятся практические занятия со студентами. Правительственная комиссия по оценке жилищного строительства постановила изъять два участка общей площадью более 100 гектаров для возведения многоэтажных домов. Взамен сельхозакадемии предложили землю в Подмосковье.

Такое решение было принято в марте. Впрочем, оно может быть изменено. В защиту академии высказались 10 бывших министров сельского хозяйства и ряд политиков. Под их давлением в последние дни чиновники профильных министерств один за другим стали заявлять о необходимости провести общественные слушания. Правда, эти сообщения мало кого успокаивают.

Едва ли не каждый второй участник митинга держал в руках самодельные плакаты. Помимо ожидаемых текстов, вроде "Руки прочь от Тимирязевки!" и "Спасем Тимирязевку!", было немало изображений кормовой и сахарной свеклы. Свекла стала мемом после того, как несколько дней назад замминистра сельского хозяйства Джамбулат Хатуов не смог ответить на вопрос студентки, чем отличаются эти две разновидности корнеплода.

С тех пор как стало известно, что у академии отнимают опытные угодья, немало упреков прозвучало в адрес ректора Тимирязевки Вячеслава Лукомца. Дескать, он готов идти на поводу у министерских чиновников. Свое выступление на митинге ректор начал с увещеваний:

– Дорогие друзья, тимирязевцы! Мы вместе прожили две тяжелых недели, которые привели нас на эту площадь. За это время мне пришлось выслушать много разных суждений от представителей разных организаций, в том числе и внутри нашего коллектива. Мне кажется, зародилось какое-то недоверие, ушло единство в нашем коллективе. Поэтому я бы хотел вам сказать, что я за единую, развивающуюся Тимирязевку. Я за единый, могучий коллектив Тимирязевской академии. Я за то, чтобы в нашем коллективе был мир и порядок.

В Тимирязевской академии обучаются 18 тысяч студентов

В Тимирязевской академии обучаются 18 тысяч студентов

Вы знаете, что министр сельского хозяйства Александр Ткачев 8 апреля предложил провести обсуждение данного вопроса с коллективом. Сегодня премьер-министр высказался в защиту этой позиции. Наша задача – выработать единую точку зрения по данному вопросу и довести ее до руководства страны. Считаю неприемлемыми действия любых сил как внутри коллектива, так и за его пределами, которые будут направлены на дестабилизацию обстановки внутри коллектива. Считаю неприемлемым вести встречи, переговоры и обсуждения вопросов, касающихся будущего нашей академии, на фоне истерик, взаимных оскорблений и унижений. Надеюсь на здравый смысл коллектива, на желание реализовать идею развития Тимирязевки, на его сплоченность не только на митинге, но и в ежедневном труде на благо нашей Тимирязевки, – подчеркнул Вячеслав Лукомец.

Слова ректора сначала слушали в полной тишине, но когда он закончил говорить, раздались выкрики. Всем нужен был простой и ясный ответ: согласен или нет руководитель академии с переносом опытных полей далеко за пределы Тимирязевки. Шутка ли, на нынешних участках агрономические исследования ведутся без перерыва на протяжении ста лет.

Декан факультета агрономии и биотехнологии Александр Соловьев попросил уточнить, какова все-таки позиция ректора:

– Я слышал только о приостановке решения. При этом в письме замминистра Минэкономразвития Королева фактически говорится о том, что земли нужно изъять, что предусматриваются площади в качестве замены. Это все свидетельствует о том, что Тимирязевку нужно отсюда убрать. Это действительно так? И должны ли мы выполнять постановление правительственной комиссии, еще пока не приостановленное?

– Я – за решение коллектива. Если коллектив примет решение, что мы остаемся здесь, то мы остаемся здесь. Я за то, чтобы Тимирязевка была в Москве, – объявил Вячеслав Лукомец под аплодисменты.

В числе организаторов митинга – старший преподаватель кафедры ландшафтной архитектуры Тимирязевской академии Ксения Ястребова. Ее особенно беспокоит судьба так называемого "Мичуринского сада":

– Мичуринский сад существует с 1939 года. Там есть старые деревья, есть молодые посадки. В этом саду наши студенты проходят учебную практику. Если отберут, негде будет обучать их обрезке и прививке плодовых культур.

Однако чиновники заверяют, что Мичуринский сад уничтожать не будут. Они лишь сделают его доступным для обычных жителей, для прогулок.

– Но это невозможно! Это учебный сад. Это научный комплекс на закрытой территории. На ней проводятся опыты. Если пустить туда людей, то сразу возрастет антропогенная нагрузка. Такой проект мог родиться только в головах людей, далеких от экологии. У тех, кто не понимает, как работает экосистема. Увеличится антропогенная нагрузка, повысится уплотнение почвы. Соответственно, корни растений не будут получать достаточно кислорода. Это очень сложный процесс.

И еще. Вряд ли будут огораживать эти деревья какими-то заборами. Когда там будут ходить жители с собачками, то собачки станут справлять свою нужду на ценные породы плодовых деревьев. После этого плодовые будут вести себя не так, как нужно. Я уж не говорю про вандализм. Могут ведь и сучья обламывать.


8 апреля стало известно, что Минсельхоз вроде как пошел на попятный. Там заявили, что собираются провести общественные слушания, и только тогда будет окончательно решен этот вопрос. Считаете ли вы это хотя бы своей промежуточной победой?

Сотрудники Тимирязевской академии готовы объяснить, в чем отличие кормовой свеклы от сахарной

Сотрудники Тимирязевской академии готовы объяснить, в чем отличие кормовой свеклы от сахарной

– Я бы так не сказала. Минсельхоз регулярно путается в своих показаниях. То они заявляют одно, то они заявляют другое. И мы уже не можем понять, что конкретно они от нас хотят. Победа будет только тогда, когда полностью отменят постановление, когда мы будем уверены в том, что нашим опытам ничего не угрожает. До этого момента мы будем отстаивать наши земли, так как туда вложены огромные наши труды и труды многих предшествовавших поколений. Мы не можем просто так пустить это на ветер.

Правда ли, что Минсельхоз не поставил вас своевременно и официально в известность о своих планах?

– Да. Мы узнали об этом случайно, когда один из сотрудников обнаружил геодезистов на поле около Красностуденческого проезда. На вопрос, на каких основаниях ведется работа, геодезисты сослались на заключенный с ними договор. Так мы узнали о том, что земли уже не наши.

У Тимирязевской академии – старинная заповедная территория. Когда сюда попадаете, то как будто оказываетесь в другом веке. Здесь своя особенная атмосфера. Это как будто заповедник в городе. Это одно из немногих мест в Москве, где вы можете увидеть, как солнце садится за горизонт.

Вы нахваливаете этот ландшафт, а чиновники говорят, что они претендуют только на бросовые пустыри.

– Что я могу на это сказать?! Насчет пустырей: есть такое понятие, как севооборот, то есть существуют территории, где почва отдыхает. Есть места заболоченные. Допустим, сейчас нет возможности что-либо с ними сделать. Такие территории, естественно, есть, но это не значит, что они не используются или не будут использоваться в ближайшее время, – говорит Ксения Ястребова.

Для многих было неожиданностью, что на защиту Тимирязевской академии встал Архнадзор, ведь объектом внимания этого общественного движения, как правило, являются памятники архитектуры. Однако координатор Архнадзора Рустам Рахматуллин сообщает, что и земли Тимирязевки имеют охранный статус:

– Тимирязевская академия и усадьба Петровско-Разумовское, в которой она размещается, это памятники истории и культуры федерального значения. Более того, это особо ценный объект народов Российской Федерации. До учреждения Петровской академии в шестидесятые годы 19-го века это была известная с 17-го столетия усадьба. Самые известные ее владельцы – графы Разумовские. Перед этим – Нарышкины.

Благодаря превращению усадьбы в академию, то есть выкупа ее в казну, удалось не просто законсервировать угодья, а сохранить форму использования близкой к первоначальной. Это не единственная усадьба, вошедшая в черту Москвы вместе с угодьями, но это единственная усадьба, которая благодаря академии сохранила вот эту форму использования угодий. Это совершенно бесценно.

Как памятник Тимирязевская академия и усадьба Петровско-Разумовское имеет территорию, в границах которой строительство нового запрещено. Кроме того, есть охранная зона, в границах которой строительство нового ограничено требованием регенерации утраченных элементов исторической среды. Иными словами, строить в охранной зоне можно, но только на том месте и в тех габаритах, что некогда уже существовало.


Правительство, в частности, Минсельхоз предлагают сделку: на размен программы и финансирования развития вуза отдать земли под застройку. Это условие неисполнимо и является шулерским. Два отчуждаемых участка входят в зону памятника. Совершенно очевидно, что жилищное строительство на этом месте не отвечает требованиям регенерации. Да, это требование повсеместно в Москве нарушается, но закон никто не отменял, и однажды мы все-таки научим чиновников вводить себя в правильные рамки.

Опытные поля Тимирязевской академии

Опытные поля Тимирязевской академии

Поскольку инициаторы этого размена знают о существовании охранной зоны, то их подспудная мысль состоит в том, чтобы порезать ее, сократить. Это будет сделано не публично. По закону "Об охране памятников" это экспертный вопрос. Со стопроцентной почти уверенностью можно предвидеть фамилии тех экспертов, которые, ухватив правое ухо левой рукой, напишут все что угодно. Что это вообще не Петровско-Разумовское – только для того, чтобы сократить охранную зону. Оспаривать это придется в суде.

– Существуют такие прикормленные эксперты?

– Конечно. Есть эксперты, про которых точно известно, что если нужно назвать черное белым, то приглашены будут именно они.

Таким образом, конфликт с Тимирязевкой имеет прямое отношение к градозащите. Жаль, что с самого начала академическая корпорация не была достаточно подкована в вопросах охраны наследия. Многочасовые дебаты с Минсельхозом, с операторами федерального правительства по жилищной программе и с собственным ректором имеют мало смысла, если знать, что исходные условия этого торга неисполнимы, – говорит Рустам Рахматуллин.

Между тем, на митинге встретился лишь один плакат с указанием на то, что Тимирязевская академия – объект культурного наследия.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG