Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дешево и патриотично


Памятники Советскому солдату предлагают устанавливать в стилистике соцреализма

Памятники Советскому солдату предлагают устанавливать в стилистике соцреализма

Возвращается еще одна примета советского прошлого – унифицированное монументальное искусство

Российское военно-историческое общество планирует в этом году установить в разных регионах страны не менее 10 единообразных памятников Советскому солдату. В организации, председателем которой является министр культуры Владимир Мединский, заявляют, что не считают существенным невысокий художественный уровень унифицированных монументов. По мнению сотрудников Военно-исторического общества, куда важнее, что программа по восстановлению и созданию типовых памятников павшим на полях сражений Великой Отечественной войны послужит патриотическому воспитанию молодежи.

Еще недавно казалось, что унифицированное монументальное искусство – особая примета советского времени. Тогда на аллеях каждого парка был непременный гипсовый пионер с горном в паре с салютующей пионеркой. Главную площадь каждого населенного пункта украшал Ленин. Согласно сложившемуся канону, чаще всего с вытянутой вперед рукой, указующей путь к коммунизму. Второй вариант – это Ленин, который делает стремительный шаг вперед, отчего распахиваются полы его расстегнутого пиджачка.

Новосибирск, декабрь 2014 года. Сотрудник коммунальной службы отмывает памятник Ленину от надписи "Слава Украине!", сделанной неизвестными на постаменте

Новосибирск, декабрь 2014 года. Сотрудник коммунальной службы отмывает памятник Ленину от надписи "Слава Украине!", сделанной неизвестными на постаменте

Унылое однообразие давало повод для зубоскальства. Самая веселая байка – о том, как скульптор, ошалевший от изготовления вождей мирового пролетариата, снабдил Ильича двумя кепками. Одна на голове, другую Ленин сминает в руке.

А вот над одинаковыми памятниками героям Великой Отечественной шутить ни у кого язык не поворачивался. Это святое, редкой семьи не коснулось. Правда, городской фольклор снабдил обидными прозвищами отдельные авторские монументы. Творения плодовитого Зураба Церетели, к примеру. Но это совсем другая история. Наш разговор – о типовых памятниках.

Местами потрескавшиеся, покрытые слоями дешевой бронзовой или серебряной краски, словно сошедшие с конвейера солдаты в плащ-палатках оставляли смешанные чувства. В том числе некоторой неловкости, уж очень они были неказисты. Однако до насмешек дело не доходило. Не случайно в поздний советский период возник газетный штамп. Каждый год 9 мая в разных уголках страны писали, о том, как люди приносят цветы к скромному монументу.

Скромными и одинаковыми памятники были по послевоенной бедности. В наши дни в Российском военно-историческом обществе (сокращенно РВИО) менять подход не сочли нужным. Исполнительный директор этой организации Владислав Кононов напоминает, что сейчас многие памятники советским воинам находятся в плачевном состоянии:

Один из проектов памятника Советскому солдату

Один из проектов памятника Советскому солдату

– Время, погода, дожди и ветер сделали свое дело. В прошлом году по инициативе председателя Военно-исторического общества Владимира Ростиславовича Мединского мы начали реализовывать программу замены этих памятников на унифицированные скульптурные композиции. Нам удалось поставить 13 таких одинаковых памятников работы скульптора Виталия Шанова. Это было в Пензенской, Псковской, Тверской, Тамбовской, Калужской, Свердловской, Ленинградской областях, а также в "ДНР", близ поселка Амвросиевка.

В этом году откликнулись другие скульпторы. Нам предстоит обсудить, какой из моделей отдать предпочтение. Добавлю, что все памятники делаются из фибробетона. Это достаточно недорогой материал. Основная мысль в реализации нашего проекта заключается в том, чтобы за не сильно большие средства произвести обновление тех памятников, которые пришли в негодность, – говорит Владислав Кононов.

Памятник работы скульптора Виталия Шанова сотрудники Военно-исторического общества устанавливали по городам и весям, руководствуясь исключительно собственным вкусом. Не только конкурс не объявляли – даже мнением экспертов в области пластических искусств не поинтересовались. Зато теперь, говорит Владислав Кононов, все будет по-другому, ведь в РВИО сформировали свой творческий совет по монументальному искусству. На суд членов совета предложили семь макетов памятника. Авторы – некие неназванные молодые ваятели. Судя по художественному уровню работ, не исключено, что студенты, которым еще предстоит освоить азы мастерства.

Президенту Союза архитекторов России Андрею Бокову ни один из предложенных на обсуждение макетов категорически не понравился. По его мнению, если уж скульпторы получили задание сделать монументы фигуративными и в стилистике былых лет, то можно было к ним вовсе не обращаться, а использовать уже существующие образцы:

Было бы обидно, если бы начали, не дай бог, тиражировать вещь не очень убедительную

– У традиции создания подобного рода памятников в больших и малых городах, в деревнях и поселках давняя история. Началась она в последние годы Отечественной войны. Академия художеств и Академия архитектуры, честно говоря, для того чтобы просто поддержать жизнь и существование великих художников и скульпторов, призвала их высказаться по этому поводу. Это была эпоха вдохновенных открытий, очень высокого художественного уровня. Таких временных деревянных памятников было установлено достаточно много. Они были и на местах захоронений, и в тех местах, откуда люди ушли на войну.

В 60-е годы произошли существенные изменения. Народились бесчисленные комбинаты, которые стали ставить вот эти унифицированные вещи. По-разному можно к этому относиться, но поверьте, это действительно правда, когда нам рассказывают про слезы на глазах у старушек и всех остальных односельчан. Это нужно. Это отвечает некоторым потребностям.

Как сегодня нам поступить? Будем откровенны, представленные нам на рассмотрение работы существенно ниже того уровня, который задавался Вучетичем. Было бы обидно, если бы начали, не дай бог, тиражировать вещь не очень убедительную. Думаю, что если речь идет о замене, причем о замене чего-то привычного, то имело бы смысл просто воспроизвести это. Сделать копию той фигуры, которая с 1960 года стояла. Я бы не менял фигуру. Я бы попытался отлить точно такую же, если она разрушается, не более того.

Не очень хорошо затевать снова такую программу. Тем более доверять поиск каких-то новых образов людям, которые забыли, как выглядит медаль "За отвагу" и где она должна висеть. Если же по каким-то причинам нельзя эту скульптуру воссоздать, значит, должно появиться что-то другое. Более нейтральное, предполагающее возможность просто назвать имена тех людей, которые из деревни или села ушли и не вернулись. Но это не должны быть скульптуры вот таких бравых ребят, что нам показывают. Это должно быть что-то принципиально другое. По интонации, по характеру, по ощущению. Иными словами, следует обратиться к другому языку. Более современному, более понятному, более обобщенному, – говорит Андрей Боков.

Высказывание насчет иного, более современного изобразительного языка насторожило другого члена творческого совета – главного редактора газеты "Аргументы и факты" Николая Зятькова. Свое выступление он начал с загадочной, не поддающейся осмыслению фразы "но ведь надо иметь в виду, что абстракция должна иметь свои пределы":

– Мы хотим привлечь внимание большой аудитории. Молодежи, в первую очередь. И что, молодой человек, заглядывая в свой айфон и пробегая мимо стелы или мимо прямоугольного какого-то сооружения, где золотыми буквами написано много-много имен, остановится? Он воспримет этот образ? Наверное, нет.

Фигура солдата, фигура победителя, фигура воина с ребенком на руках несут большую силу. Поэтому я бы ратовал за то, чтобы выбрать из этих скульптур наиболее хорошую и ее потом устанавливать.

Тут прозвучали слова о том, что не очень хорошо унифицировать. Но одна фигура стоит в селе в Тверской области, а другая, точно такая же, хорошая – где-нибудь в Новосибирской области. Один и тот же человек, может быть, вторую никогда в жизни не увидит, – сказал Николай Зятьков.

Реакция директора Исторического музея Алексея Левыкина была эмоциональной:

Критерии отбора должны быть более высокими. Чтобы потом молодежь не изобретала неформальные названия этим памятникам и не смеялась над этим

– Я как сын фронтовика просто психически не могу поддержать ни одно из предложенных произведений. Те монументы, что сейчас установлены в деревнях, лучше! Может быть, они уже прижились. Может быть, они уже, как говорится, намоленные. А вот это… Один – бегущий с автоматом, больше мне напоминает американского десантника. Другой – вообще не пойми что. Понимаете, уровень этих монументов таков, что если мы хотим оставить память, мы эту задачу не решим.

Я, когда бываю в Калининграде, всегда специально еду в город Светлогорск. Там есть одно место, где воевал мой дядя. Их танковая бригада там прорывалась. Сейчас на этом месте стоит стела с именами 500 убитых. А уничтожил их один "Тигр". Вот этого мне достаточно – просто стела, никаких скульптур. И я не верю, что молодой человек пробежит мимо, если будет вот такая абстрактная конструкция с вот таким списком.

Надо все-таки относиться к этой задаче бережно. Я понимаю, что обветшавшие памятники надо подправлять или даже заменять. Но в таком случае критерии отбора должны быть более высокими. Чтобы потом та же самая молодежь не изобретала неформальные названия этим памятникам и не смеялась над этим. Чтобы не случилось так, как это было с памятником на площади у Белорусского вокзала, где скульптурная композиция "Прощание славянки" была украшена немецкой винтовкой "маузер", – говорит Алексей Левыкин.

Офис Российского военно-исторического общества в Москве

Офис Российского военно-исторического общества в Москве

Дискуссию подытожил председатель творческого совета по монументальному искусству, кинорежиссер Андрей Кончаловский.

Нужно взять шедевр и упростить его так, чтобы легко было сделать сотню экземпляров

– По-моему, мы тут больше увлеклись художественными задачами нежели, функцией этого памятника. В данном случае, эта инициатива не для того, чтобы создать некий уникальный шедевр. Функция этого идеологическая, а не художественная. Вы должны людям не давать забыть о том, сколько людей героически погибли. Особенно это важно напоминать молодежи. С этой точки зрения, мне кажется, "унифицированный" – правильное слово. Я ничего не вижу ужасного в том, что это будет один символ.

Однако то, что я увидел здесь, – это повтор повтора. Это уже отработанный материал, который гораздо лучше выражен в 50-е годы. Есть великие произведения социалистического реализма. К примеру, гениальный памятник в Трептов-парке. Их нужно просто реплицировать. Изготовить сотни экземпляров и поставить в каждой деревне. Нужно взять этот шедевр, упростить его так, чтобы легко было сделать сотню экземпляров, и поставить там, где он должен стоять. Тогда это будет хорошее национальное мероприятие, – заявил Андрей Кончаловский

Сотрудники РВИО были явно разочарованы критикой. Они, вероятно, рассчитывали на то, что хотя бы один из макетов творческий совет по монументальному искусству без проволочек одобрит. Примечательно, что всерьез никто не размышлял о возможности создания не типовых монументов. Равно как и о том, что они могут быть выполнены не по канонам социалистического реализма.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG